Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 125783 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68759 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60860 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 58529 Друзья сенатора Арашукова, темная изнанка Генпрокуратуры и криминальный бизнес ФСБ 55974

Андрей Бунич: После окончания кризиса даже экономическая теория изменится

Андрей Бунич Где-то в 2008 году мировая экономика вошла в кризис: что-то надломилось, что-то изменилось, кто-то разбогател, кто-то обанкротился. Вот уже пять лет не смолкают разговоры об этом, более того, появилось хорошее оправдание собственных неудач, кризис стали винить во всем — все беды от него. Между тем, понятие «кризис» стоит рассматривать скорее, как фазовый переход, который приведет к непредсказуемой ситуации и к непрогнозируемым проблемам. Мировая экономика, пережив период трансформации, постепенно перейдет в новое качество. Предприниматель, потомственный экономист, кандидат наук и глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Павлович Бунич уверен, что вскоре изменятся многие принципы и понятия экономической теории. Да, и сама она изменится, а вместе с ней и мир будет существовать в некоей новой форме. Это, как в казино: выиграет тот, кто поставит фишку на правильную ячейку.

ПАСМИ: А я вот слышала, что кризис идет полным ходом и, дай бог, закончится через лет пятьдесят. Это действительно так?

А.Б.: Нет, ну, это понятно, что кризис идет. Но ведь это абстрактное понятие. Мы можем понимать по-разному его: когда что-то шло, а потом пошло не так, или что-то шло, а потом закончилось. Люди, которые трактуют кризис просто, как кризис, они исходят из такой схемы: что-то пошло не так, а потом это «что-то» должно выпрямиться и развиваться также, как до переломного момента. Но это маловероятно. Мировая экономика будет другой: будут новые технологии, новые законы, другой вид бизнеса, другие взаимоотношения. Увеличится роль нематериальных активов. Это будет большой постмодернистский мир

ПАСМИ: Вы прямо-таки кибер-панк рисуете…

А.Б.: Где-то так…деньги перестанут играть организующую роль в экономике. Сейчас, с виду, деньги являются связующим звеном, склейкой экономической системы. Но когда все важнейшие Центробанки мира — американский, европейский, японский, английский, швейцарский — выпускают деньги, сколько им вздумается, девальвируется сама денежная система. Более того, девальвируется само понятие денег, то есть управление человечеством уже осуществляется не только через них, потому что их становится много, в них нет недостатка — их даже слишком много. То есть, получается, что человек владеющий деньгами, не владеет властью. Тогда где же власть? Где центр принятия решений? Где влияние, если людей с деньгами становится больше? Это остается непонятным.

Важнейшие Центробанки мира выпускают столько денег, сколько им вздумается, а это девальвирует само понятие денег

ПАСМИ: На что уходит перекос?

А.Б.: Сейчас промежуточное состояние, и что получится в итоге, еще непонятно. Вот, к примеру, экономика Интернета, по сути, она ничего общего с монетарной экономикой не имеет. Потому и нет логического объяснения, почему живут те или иные проекты — у этого нет экономического обоснования. Если начать анализировать, то получится, что развиваются, как раз, не прибыльные проекты. Никакой связи между ценой акции и их прибылью нет вообще.

ПАСМИ: В их числе социальные сети?

А.Б.: Да, конечно! Что такое Facebook? Ничто! Получается, что продается просто фантик, название. Просто люди верят в этот фантик, поэтому он и существует, и исчезнет он в тот момент, когда люди в нем разуверятся. При этом, когда это произойдет, ничего не изменится, потому что уже на следующий день его место займет другая, но точно такая же сеть. Люди создадут новые аккаунты и мир останется тем же.

ПАСМИ: Получается миром сегодня правят не деньги, а вера?

А.Б.: Да, это управление сознанием людей. У руля те, кто контролирует интеллектуальную собственность, приток знаний и информации. Деньги же просто следуют за ними. К примеру, сейчас распространены бесплатные сервисы, а ведь это полное обнуление принципа коммерческого результата. Google стал инфраструктурой и берет деньги за ее контроль. По сути, своей бесплатностью он создает новую необходимость. В итоге, именно он становится управляющей системой – и уже Google решает, будут ли у тебя деньги или нет. Потому и бизнес получается какой-то странный, невиданный ранее. Но Google хоть как-то монетизируется, Facebook этого вообще никак не делает. Даже непонятно, может ли он монетизировать свое влияние. Не знаю, может быть, он работает для спецслужб, может быть, он кому-то продает информацию.

Продается просто фантик, название, и люди верят в него, но он исчезнет в тот момент, когда люди в нем разуверятся

ПАСМИ: Снова вспоминается Сноуден. Но, подождите, а как же создатель Facebook Марк Цукерберг? Он же богатейший человек!

А.Б.: Нет, Марк Цукурберг — это картинка, которую рисуют нам глобальные СМИ. Вы должны понимать, что такие люди — это «петрушки». Соединил эту штуку с другой и стал миллиардером, а этот создал алгоритм и тоже стал миллиардером — это невозможно, это фантазия. Нет, это даже детская наивная фантазия. Дело в том, что охрана интеллектуальной собственности построена таким образом, что даже самый влиятельный человек не может быть уверен, что он сможет ее отстоять. А как это смог сделать студент? Это нереально. Это рассказываются сказки о том, что он придумал какие-то штучки, расставил их по-другому и вдруг стал миллионером. Ты сколько угодно можешь расставлять эти «штучки», ты даже можешь лучше всех расставлять их, но, как только у тебя это получится, придут большие дяди отберут все твои «штучки» и выкинут тебя. И ты ничего никому не докажешь. Следовательно, за Цукербергом, стоит некий очень мощный силовой фактор удержания интеллектуальной собственности. Этих соцсетей очень много, их было вагон и маленькая тележка, просто у них разное сочетание маркетинговых ходов. Еще в 2007 году я уже прекрасно обо всем этом знал, но если я знал об этом здесь, то в Америке об этом знали миллионы людей, и была куча вариантов, как это организовать. Суть в том, что какие-то влиятельные структуры объявляют кого-то владельцем этой структуры, и только потому туда вкладываются большие деньги, только за счет этого он становится миллиардером.

Сейчас Google решает будут ли у тебя деньги или нет

ПАСМИ: Звучит это так, будто бы он работает миллиардером…

А.Б.: Так и есть — об этом надо честно говорить. Силиконовая долина — это полигон. Там выявляют действительно активных людей, шустрых ребят, берут их под колпак и потом ведут их в правильном направлении. Вспомните бизнес-ангелов, они не могут появляться из ниоткуда.

ПАСМИ: Кстати, эти бизнес-ангелы стали и в России появляться.

А.Б.: У нас, к сожалению, этому уделяется не так много внимания. Но американцы вовремя поняли, на что делать ставку, и не проиграли. Помните, с 1995 по 2001 год был пузырь доткомов? Тогда думали, что Интернет завоюет просто все. Ходили слухи, что кругом будет один Интернет, как, помните, в фильме «Москва слезам не верит», когда герой говорил: «Кругом одно сплошное телевидение». Также в конце 90-х годов в Америке продавали акции направо и налево. Приходил человек и говорил «у меня такая-то идея», и начинал распродавать акции на сотни миллионов долларов. Это были просто бумажки, но все шло в рост, и ситуация приняла гигантские масштабы, туда пришли колоссальные деньги, американцы нагрели на этом руки. Естественно, потом этот пузырь лопнул, и Интернет отошел на второй план. Но. Хоть это и называли пузырем, в итоге Интернет превратился в сугубо американскую технологию – все фирмы работающие в сети — сплошь до одной американские, на 99 процентов и девять в периоде. А если и есть некая иностранная фирма, то они просто являются партнерами американцев. То есть, этот пузырь для них оказался полезен – они создали мощную инфраструктуру.

ПАСМИ: А ведь в то время была популярна экономика знаний?

А.Б.: Ее называли по-разному: новая экономика, экономика знаний, экономика информации. Все это в какой-то момент подзависло и ушло на второй план. Но я думаю, что после окончания этого, так называемого, кризиса мы увидим синтез всех этих идей. Будет некая переоценка ценностей. Станет понятно, что нематериальные активы – важны. Если посмотреть капитализацию компаний – мы увидим, что самая большая она в тех компаний, где пощупать и понять ничего невозможно. Apple, Facebook, Microsoft… Это гигантская капитализация. А если посмотреть балансовую стоимость компаний, которые работают в традиционной экономике, то у них соотношение физических и нематериальных активов будет примерно 50/50. Здесь под нематериальными активами имеется в виду не только специфика каких-то технологий и особые навыки, но и интеллектуальная собственность, бренд, известность, репутация, лояльность потребителей и так далее. А в новой экономике, за которой маячат мощные госкорпорации или монстры типа Пентагона, нематериальные активы занимают еще большую часть. К примеру у Microsoft – 90% нематериальных активов. У Google еще больше. Более того, даже старые компании видоизменяются. К примеру, Coca-Cola. Вот, как вы думаете, если сгорят все их заводы, а запасы всей кока-колы будут уничтожены, сколько компания потеряет в стоимости?

ПАСМИ: Вопрос с подвохом, полагаю немного..

А.Б.: Пять процентов!

ПАСМИ: Серьезно?

А.Б.: Да, у них 95% нематериальных активов. Им будет совсем не сложно, со стоимостью 100 млрд долларов, взять в кредит 5 млрд и построить новые заводы. Получается, что уничтожить ее невозможно, получается, что продается просто слово – воздух.

The Coca-Cola Company ничего не потеряет, если в один момент из мира исчезнет вся кока-кола, а заводы по ее производству сгорят

ПАСМИ: Получается все эти заводы ничего не стоят?

А.Б.: Да, и на этом строится новая экономика. И сейчас к этому процессу подключается и автомобильная промышленность. Вы покупаете Porsche Cayenne – просто, потому что это Porsche Cayenne. Стоимость железа становится все меньше, в нее вложено уже больше 50% нефизических активов. Хотя, казалось бы, что может быть традиционней автомобилей, но и этот рынок сдается. При этом, за всей интеллектуальной собственностью стоит защита. Если ее никто не будет соблюдать – ты не сможешь зарабатывать так много. А на чем стоит интеллектуальная собственность в мире ? Она стоит только на силовом соотношении, на военно-морских силах США. Если их не станет, я очень сомневаюсь, что кто-то станет платить столько за банку кока-колы.

ПАСМИ: Но ведь сейчас очень много фейков, подделок…

А.Б.: Да, и это еще раз доказывает условность всех цен. Все производство перевезли в Азию и то, что вы там покупаете за бесценок, по сути является оригинальным продуктом – это так называемый «левак». Стоимость — это продукт сознания и воображения, созданная под действием маркетинговых сил. Вы слышали о нейромаркетинге?

ПАСМИ: Нет, что это?

А.Б.: Сейчас можно просчитать нужное сочетание цветов и звуков, чтобы человек, как крыса, среагировал на это. Они рассчитывают, что столько-то человек клюнет на этот видеоряд, кто-то пойдет за таким запахом, получается, что людьми управляют как крысами..

Сейчас маркетологи так рассчитывают сочетание цветов, звуков и запахов, что люди, как послушные крысы, идут и покупают

ПАСМИ: Напоминает собаку Павлова..

А.Б.: Да-да. Человек заходит в магазин и автоматически покупает определённые вещи – это нейромаркетинг. Человек не думает, он действует на автомате. И это сделано в масштабе всего общества.

ПАСМИ: Вы сказали, что Интернетом на 99,9% владеют Соединенные Штаты, затем вы сказали, что на этих самых нематериальных активах и интеллектуальной собственности будет строится вся экономика. Получается, что когда экономика наконец примет новое лицо, весь мир превратится в США?

А.Б.: Это и происходит. Вы когда-нибудь слышали о глобализации? Для этого у нас Макдоналдс в каждом городе. Это не выдумка и этот процесс идет полным ходом. Но пока еще есть контрсилы, которые еще могут сопротивляться.

ПАСМИ: Что это за контрсилы? Кто сопротивляется больше всего?

А.Б.: Китай, Россия и остальные страны, у которых осталось еще хоть какое-то военно-политическое влияние. Надо понимать, что ни Европейской, ни Японской системы в сущности не существует.

ПАСМИ: Еще я слышала, что, в том числе, и в Америке, электронные деньги, кредитки уже не подкреплены материальными деньгами, настолько их много. Насколько это опасно?

А.Б.: Это очень опасно. Но западные люди не понимают этого – они зомбированы этим. Они не видят наличных денег, и, по факту, электронных денег не существует. Вот этот кусок пластмасса – он твой, а денег уже нет. И есть большие риски, во-первых, в результате люди лишены всякого понимания, сколько этих денег вообще есть. Во-вторых, завтра может быть дефолт, банки могут рухнуть, с ними исчезнут электронные деньги – наличные же останутся. Как на Кипре. Человек не сможет даже просто поесть.

Аида Байдавлетова

читайте продолжение…

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 125783 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68759 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60860 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 58529 Друзья сенатора Арашукова, темная изнанка Генпрокуратуры и криминальный бизнес ФСБ 55974

Суд подтвердил незаконность госзакупок в ЯНАО — слово за прокуратурой

Журналисты просят надзорный орган принять меры по данным расследования

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Читать все материалы

Клановая Карачаево-Черкесия под крылом главы республики

История одной из богатейших кавказских семей с темным прошлым и скандальным настоящим

Губернатор Воробьев прославит себя за полмиллиарда из бюджета

Власти Подмосковья не жалеют казенных денег на самопиар

Бастрыкина заинтересовали абсурдный приговор и взятка

Центральный аппарат СКР вмешался в дело, где отсутствует ущерб

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Двойные тарифы экс-министра Сердюкова

С кем и за что воюет бывший глава Минобороны?

Схемы экс-губернатора ЯНАО подтверждаются арестами

Как связано уголовное преследование бывшего руководителя ямальского фонда с нынешним главой Минприроды

Благотворительность от Навки: свои деньги жалко, казенные — нет

Супруга Дмитрия Пескова помогает детям за счет госбюджета

Коррупционные скандалы в Минобороны

Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета

Топ расследований 2018 года — дело Минобороны

От солдата до мэра — как собирают деньги на храм Минобороны

Москва отказалась от денег за рекламу церкви вооруженных сил, а военные сообщают о принуждении к пожертвованиям

У лидера ОПГ нашли связи с руководством СК, ФСБ и Минобороны

Криминальный и силовые авторитеты: прослушки телефонов

Сколько бюджетных миллиардов потратили чиновники на празднование Нового 2019 года

Шары с зенитками, икорницы с гжелью и березовые флешки — на что горазда праздничная фантазия госслужащих

Читать все материалы

ФСО обворовала Путина, а Бастрыкин закрыл на это глаза

Откровения главного свидетеля по “делу Ново-Огарево”

Грязь, плесень, черви — чем кормит Москва своих детей

Внутреннюю кухню компании-монополиста раскрыла бывшая сотрудница

Будни кремлевской тюрьмы — взгляд изнутри

Записки Александра Шестуна из СИЗО

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: