Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Игорь Бунин: Навальный может заменить Жириновского, Путина — никогда

DSC03199Часто можно услышать, что политических технологий в последнее десятилетие просто не существовало. Однако, как показали последние два года, полититехнологии возвращаются в политику. В том числе, деятельность Навального дает им новый толчок. Тем временем, по экспертной оценке, среди населения растет отвращение к политике в общем. Так, снова о выборах, об электорате Навального и Собянина ПАСМИ поговорило с известным политехнологом Игорем Буниным.

 

ПАСМИ: Чем настоящие выборы отличаются от предыдущих

И.Б.: Было принят ряд законов, которые дали надежду на то, что в России будет восстановлена политическая конкуренция. Появилась возможность создавать партии практически безо всяких проблем, сейчас не зарегистрированными осталось лишь несколько. Еще будет переход к старой системе, которая подразумевает, что у нас будет 50% одномандатников. В первый раз это все обкатывалось в прошлом году в единый день голосования, тогда возникла специфическая ситуация, потому что из пяти государственных выборах «Справедливая Россия» смогла зарегистрировать своего кандидата только в одном регионе, а компартия в трех. Конкуренции практически не было.

И.Б.: С чем это было связано?

 ПАСМИ: С административным ресурсом, губернаторы жестко контролировали состав своих соперников, они ликвидировали их с помощью муниципального фильтра. В Рязани они еще могли принять некий конкурентный характер, но в последний момент по договоренности кандидат-конкурент отказался от выборов и стал сенатором. А в Брянске кандидат от компартии проиграл выборы под сильным давлением.

ПАСМИ: Получается, что создавалась только видимость конкуренции…

 И.Б.: Это была непросто видимость – это были первые наметки конкуренции. Сейчас совсем другая ситуация, за исключением Ярославля. Зарегистрированы все парламентские и большинство непарламентских партий. К примеру, если местный губернатор Хакасии не регистрировал кого-то, то из администрации президента приходило письмо с приказом о необходимости зарегистрировать ее. К примеру, партия РПР Парнас зарегистрирована по прямому указанию администрацией президента. Губернаторы этому, конечно, сопротивляются: они боятся соперников. Но приходит достаточно жесткий приказ о необходимости регистрации.

Навальный в чем-то может заменить Жириновского, потому что по типу это очень похожие люди — они оба сильные и крикливые лидеры.

ПАСМИ: Вы упомянули Ярославль, что там произошло? Почему мэра Евгения Уралшова заключили под стражу?

 И.Б.: Как известно, он оказался в тюрьме по подозрению  в том, что он принуждал давать деньги ему лично, а партия не зарегистрирована по придуманному предлогу – и причины происходящего не совсем понятны. Скорее всего, из администрации президента приходило указание, но, по-видимому, там вмешалась какая-то силовая группа, которая заблокировала Урлашова, договорившись с местным губернатором. А ведь он точно побеждал в Ярославле. Есть и другая версия, она связана с тем, что, по-видимому, регистрируют только тех кандидатов, которые не угрожают кандидату партии власти. Но в любом случае выборы принимают более или менее конкурентный характер. В трех очень важных регионах — в Москве, в Московской области и Екатеринбурге — зарегистрированы улично-оппозиционные кандидаты. Это Навальный, Гудков и Ройзман.

ПАСМИ: Да, но каждый случай имеет свою специфику.

 И.Б.: Согласен. К примеру, в Московской области Гудков может претендовать на очень ограниченный электорат — 5-6 % его максимальная цифра. Он имеет локальную известность, у него мало денег и он только начал раскручиваться. В Екатеринбурге Ройзман имеет более реальные шансы на победу, но у него есть конкуренты и там идет очень жесткая борьба. Москва совершенно особый случай. Сам Володин утверждает, что все решение по поводу допуска оппозиционеров до выборов были приняты лично Путиным. Так или нет так, я не знаю, но, выходит, что путь к конкурентной борьбе открыл именно сам президент.

ПАСМИ: В чем особенность столичных выборов 2013?

 И.Б.: Первоначально шансы у Навального на крупный успех (а это 15-20%) были минимальными, по первым опросам он брал не более 5 %. Но Москва это особый город. С одной стороны у Собянина очень сильные позиции, за него готовы голосовать от всех больше 40% москвичей. За Навального, судя по последним опросам, собираются от всех голосовать 9 %. То есть, у Собянина преимущество в пять-шесть раз. Но Навальному удалось биполяризировать выборы, сделать их двухполюсными.

ПАСМИ: Кто они люди, которые отдают свой голос за Собянина и Навального?

 И.Б.: У Собянина – это солидные люди, которые считают, что не нужно расшатывать лодку, что нужно сохранить существующую систему. Что касается электората Навального, то его ядро составляют оппозиционеры, которые ходили на Болотную и на Сахарова. Еще есть либералы, но из-за того, что он явно был националистом, они еще сомневаются в необходимости голосовать за него. Помните, что он сказал во время грузино-осетинского конфликта? Он назвал грузин  «грызунами»,  а уходя из Яблока, он сделал движение «зиг хайль». Все это отталкивает часть либералов, но большинство из них хотят головой Навального проломить стенку —  используя его как таран. Причем у них нет особых претензий к деятельности Собянина, но они не довольны федеральными властями. Это такой безопасный плевок в их сторону. Такое произошло с Жириновским, условно говоря, в 1993 году, когда он получил первое место на выборах с результатом в 22,5%, обогнав всех, в том числе и компартию. Тогда раздражение было настолько велико, что они голосовали за Жириновского, желая плюнуть в сторону власти. Я помню, тогда один либерал сказал «Россия, ты сдурела». Это иррациональное решение показать, что им  не нравятся действия власти. Сама кампания Навального построена, прежде всего, на попытке слепить Собянина с федеральной властью. То есть, пытается заставить первого отвечать за действия последних, но это плохо получается, потому что Собянин ведет совсем другую политику. Он делает велодорожки, пешеходные зоны, парки, ведет переговоры по поводу экологии, занимается градостроительством, остановил разрушение памятников. Он пытается создать из Москвы европейский город. Тот, кто был в центре, имел возможность понять, что это работает. Москва становится другой и это должно нравиться части либералов, и часть из них за него будут голосовать. Навальный же пытается проникнуть в совершенно другую аудиторию – она находится в спальных районах на окраинах города. Где очень много недовольства своей жизнью, у них есть очень много раздражения и часть этого раздражения готово вылиться в голосование.

Либералы хотят головой Навального проломить стенку — используя его как таран

ПАСМИ: И каковы его шансы в этих самых спальных районах?  

И.Б.: Он ведет кампанию, которая сильно отличается от той, которая велась за последние десять лет. То есть, это кампания агитатора, она открытая, он проводит встречи. Куда-то ему все же удалось проникнуть, но серьезный человек понимает, что как мэр он несостоятелен: он никогда не руководил крупными предприятиями, он некомпетентен в городском строительстве и если он станет мэром, то это будет означать крах для Москвы. И мысль о том, что «он не сможет» их только отталкивает.

ПАСМИ: Что будет с ним дальше?

И.Б.: Он хорошо поработал, а потому свои 10-15% он заработает. Я думаю, ему дадут условный срок с лишением пассивного избирательного права. Он не сможет избираться прямо, но он может быть рядом и его имя может быть использовано в избирательных кампаниях, то есть фактически он сохранится в политике.

ПАСМИ: Некоторые эксперты считают, что московские выборы для него репетиция перед федеральными…

И.Б.: Понимаете, если в Москве он набирает в лучшем случае 15% (а это европейски ориентированный город), то по России он наберет еще меньше. Он талантливый политик, но он не способен возглавить страну.  Он может быть оппозиционной фигурой, он может быть разгребателем грязи, лидером уличного протеста, в лучшем случае  парламентским популистом. То есть, он на самом деле в чем-то может заменить Жириновского, потому что по типу это очень похожие люди — они оба сильные и крикливые лидеры.

ПАСМИ: Какое место коррупция занимает в предвыборной гонке?

И.Б.: Навальный просто решил использовать коррупцию в качестве тарана, которым можно было бы пробить стенку, но использовать его против Собянина очень сложно. Потому что он наоборот вычистил эти авгиевы конюшни от коррупционеров Лужкова, при чем, подошел к этому системно. Ограничил возможности коррупции во время тендеров, и она значительно уменьшилась, он создал условия для того, чтобы ты приходил и получал паспорт за две минуты. Вообще, вся его система построена на том, что все делается очень быстро, четко и рационально.  Низовую коррупцию он практически вычистил. Более того, за любое коррупционное нарушение – чиновник вылетает. Поэтому серьезных претензий к нему быть не может.

ПАСМИ: А как же квартиры его дочерей?

И.Б.: Это единственное, что Навальный смог вытащить. Но большинство москвичей, понимает, что таких претензий как Якунину или Шойгу, у которых сейчас огромные поместья, Собянину никто высказать не может. Какие-то скромные квартиры, по элитным понятиям даже очень скромные. Особенно для человека, который находился на самом верху, тем более, ему эти квартиры дали. И я знаю по фокус-группам, что москвичи не воспринимают это как коррупцию, более того, они считают, что такой человек имеет на это право, поэтому это был холостой выстрел. Навальный еще пытался вытащить кандидатскую Собянина, которую он написал 15 лет назад, но с ней тоже никаких проблем нет. Докторскую же он не написал. То есть, Навальный идет по какому-то странному пути: после кандидатской пятнадцатилетней давности, надо было вытащить еще дипломную работу, а потом и школьные сочинения. Очень мелкий подход. Акунин ему говорил: «не надо заниматься ерундой, надо заниматься идеями, программой». Но программа Навального на 25%  списана у самого Собянина.

 

Аида Байдавлетова

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...