Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Виктор Леванов: У Собянина и Навального разные интернет-кампании, но сделаны они одинаково качественно и стоят они одинаково дорого

DSC03170Одна из самых обсуждаемых тем сегодня — это предвыборная гонка за пост столичного мэра. Главные конкуренты — Алексей Навальный и Сергей Собянин — из своих окопов они забрасывают друг  друга компроматами. Война разгорается нешуточная: Навальный выискивает «новые квартиры» и ищет способ отстранить Собянина от выборов. В это время, сторонников известного оппозиционера берут под стражу с двумя тоннами незаконной агитационной литературой. ПАСМИ обсудило предвыборные кампании кандидатов с Виктором Левановым — в этом он уже стал настоящим профи. Он совсем недавно закончил МГУ, через год собирается стать кандидатом наук и уже сегодня ездит по стране и разрабатывает интересные, неординарные стратегические шаги для кандидатов.

 

ПАСМИ: На что похожи выборы столичного мэра 2013?

В.Л.: Это выглядит, как борьба республиканцев и демократов в США в 2008 году. У Алексея Навального все нацелено на сбор большой базы волонтеров — он аккумулирует вокруг себя бесплатных агитаторов. Более того, он не дает им уйти и даже придумывает всякие хитрости, вроде той карты, чтобы они все время оставались на связи. Плюс к этому, его избирательная кампания делает вид, что она нацелена на микро-платежи, как это было у Барака Обамы. Отличие в том, что Навальный использует очень своеобразную схему для этого.

ПАСМИ: Что означает «своеобразная»?

добавь собянинаВ.Л.: Зайду издалека. В Америке, когда кандидат идет на выборы в президенты он, грубо говоря, собирает «бабло» с населения и с компаний, которым интересен новый кандидат. Фишка в том, что американцы думают, что если кто-то баллотируется, то ему нужно помочь деньгами. То есть, проголосовать за него долларом. У нас по-другому. Мы думаем, что, если человек идет в президенты, то у него итак много денег. Трогательную картину, как бабушка несет свою пенсию, чтобы вложиться в Зюганова представить невозможно. Более того, в Америке есть своеобразный сбор денег с компании и этот узаконенный вид взятки называется — лоббирование. Дальше выигравший кандидат поддерживает интересы своих спонсоров. Навальный тоже запустил такую схему — изначально таких предпринимателей было сорок, сейчас их около 137. Это разные интернет-компании, в том числе интернет-магазины и назвали они себя гордо — «экономика знаний». Это более менее похоже на обычный сбор средств на предвыборную кампанию. Микро-платежи — это сбор средств с населения и как раз это выглядит очень странно. Единственный законный вид платежей – это перевод средств через банк, квитанцией, чтобы это сделать нужно либо сходить в банк, либо сделать это через интернет-терминал. Навальный же придумал еще один метод в виде Яндекс-кошельков, которые сначала собираются на счет четырех людей, как только собирается миллион эти люди пересылают его на счет Навального. Тем же самым банковским переводом. В итоге получается лишняя надстройка, которая маскируется под упрощение операции, хотя, чтобы положить деньги на Яндекс-кошелек также нужно воспользоваться терминалом банка — ведь деньги с воздуха не берутся. Получается что Навальный создал эту систему, чтобы создать иллюзию сбора микро-платежей, чтобы потом зарубежные и отечественные издания могли написать: «ОЛОЛО у нас появился первый человек, который собирает деньги с народа». Но тут нужно сосредоточить внимание на том, чтобы изменить это на законодательном уровне, это было бы эффективней. А так это выглядит будто он хочет собирать анонимные платежи. Взять «бабло» тех же спонсоров, разделить его на маленькие группы и зачислять на электронные кошельки.

ПАСМИ: На что похожа предвыборная кампания Собянина?

В.Л.: У Собянина кампания не предполагает никакой агитации за сбор средств – он идет по старым рельсам, то есть ориентируется на психологию тех граждан, которые и не думают, что политикам нужно помогать рублем. Для тех, кто все же хочет — указаны реквизиты.

ПАСМИ: Какую роль в этих выборах играет интернет?

В.Л.: Есть всего два кандидата, которые правильно используют социальные сети для агитации: Сергей Собянин и Алексей Навальный. Правильно — значит активно. У остальных тоже есть свои сайты, свои аккаунты в Фейсбуке, ЖЖ и Твиттере. Все их используют с переменной успешностью. Естественно у Навального больше всего подписчиков, у Собянина же вообще нет официальных аккаунтов в соцсетях. При этом его интернет-продвижение тоже не хилое и в корне различается с Навальновским.

ПАСМИ: И в чем различие?

1В.Л.: У Навального все завязано в одном ключе — на его официальном сайте. У Собянина же все интернет-продвижение разрозненно. К примеру, сайт «Мой друг согласен», когда животные голосуют за Собянина — их фотографируют рядом с табличкой «голосую за». Инициатива проекта принадлежит двум молодым девушкам, но у меня есть чувство, что это как-то связано со штабом Собянина, по крайней мере, есть одобрение. Или вот еще есть проект «AddSobyanin», там показаны фотографии старой Лужковской Москвы и как в инстаграме на нее можно наложить фильтр Собянина. Как только его накладываешь столица становится прекрасной. Забавный инструмент, многим он понравился. Еще есть разные ролики, вроде продавцов шаурмы, которые говорят, что они против Собянина, так как он снес все палатки. Сарказм понятен. И все три вида агитации друг с другом не связаны. Так и получается, что у Навального все проекты объединены, а у Собянина разрознены.

ПАСМИ: Это плюс или минус?

В.Л.: И то и другое. Собянин может сказать, что это все инициативы частных людей и он будет прав, все это создается людьми не относящимся к штабу. Навальный же сталкивается с такими казусами вроде того с двумя тоннами агитации, которые нашли у активистов движения «Братья Навального». Это был минус для его репутации.

ПАСМИ: А чья кампания дороже?

В.Л.: У обоих очень разные интернет-кампании, но обе очень активные и стоят они примерно одинаково. Все сделано очень качественно, в том числе и сайт «добавь Собянина». Ну, и стоит это не дешево.

ПАСМИ: Ты упомянул, что Навальный аккумулирует вокруг себя волонтеров. Что ты вообще думаешь о людях, которые бесплатно работают на политиков?

В.Л.: Скажу так. Работать волонтером во время катастрофы в Крымске – можно. Работать волонтером на политиков – нельзя. Это плохо. *смеется* На тебе делают рейтинги, а потом ты приходишь домой весь такой одухотворенный, облепленный наклейками кандидата и говоришь: «какая прекрасная работа, мои сверстники ездят на кабриолетах, а я работаю волонтером у Навального». А если серьезно, то я знаю, что, если лягут звезды, случится конец света и Навальный станет президентом на полях ядерной зимы — я уверен, что все эти волонтеры поймут, что они немного упустили свое время. Волонтером нужно работать на благотворительных вещах, а бесплатно раздавать агитационные листовки может быть простительно только для школьников. Но взрослые люди, которые работают на политиков — это странно.

Работать волонтером на политиков – нельзя. На тебе делают рейтинги, а потом ты приходишь домой весь такой одухотворенный, облепленный наклейками кандидата и говоришь: «какая прекрасная работа, мои сверстники ездят на кабриолетах, а я работаю волонтером у Навального»

ПАСМИ: На твой взгляд каковы вообще шансы у Алексея Навального на этих выборах?

В.Л.: Я думаю не раскрою секрет, что он не станет мэром. У меня есть такое предположение, что шансов у него никаких. *смеется* Допустим, мы с тобой это один электорат, люди за соседним столом — другой. И для каждого кандидат будет разный. Если посмотреть на рейтинг Навального, то можно понять, что о нем уже знает достаточно большое количество людей, но при этом его антиретинг достаточно высок. Грубо говоря, 70% людей, которые о нем знают относятся к нему негативно. Многие думают, что он бывший националист, крикун, не системный оппозиционер, а по слухам его еще и госдеп финансирует. Он может и не приезжает в американское посольство с пустым мешочком, но, по-моему, он вполне прозападный политик.

ПАСМИ: Очень важная тема его предвыборной агитации — это борьба с коррупцией. Что вообще молодежь думает об этом?

В.Л.: Говоря о молодежи, нужно их разделять на предпринимателей и обычных людей. Последние думают: «есть какая-то коррупция, есть какие-то налоги, а то, что я дал деньги гаишнику это не так важно». Бизнесмены рассуждают по-другому: «тот, у кого больше денег лоббируют свои интересы на государственном уровне и мои интересы ущемляются, поэтому с коррупцией надо бороться». Зачастую предприниматели и являются двигателями антикоррупционной деятельности.

Обычные люди думают, что взятка — это круто, а коррупция — плохо

ПАСМИ: То есть, та самая волонтерская молодежь совершенно не представляют на что они агитируют людей?

В.Л.: Если ты подойдешь за соседний столик и спросишь их, что такое коррупция, они подумают и скажут «это, наверное, взятка». Если спросишь «хорошо это или плохо». Они скажут «конечно, плохо», при этом, не вполне осознавая свой ответ, а ведь, извините, коррупция бывает и во благо, и во вред. Грубо говоря, если ты пришел к власти, ты вынужден работать с командой, которая тебе противостоит. Это ставит тебя перед выбором: либо ты будешь пролетать по срокам, либо ты будешь давать «бабло», чтобы все делалось быстрее, но в обход закона. Говорить, что борьба с коррупцией в приоритете — это популизм. Ведь в реальной жизни, людей коррупция не так сильно заботит. Их волнует, к примеру, ЖКХ: когда вода из крана  не течет, во дворе грязь, а пьяного лифтовика ждешь по три часа. Коррупция в жизни людей стоит либо на самом последнем месте, либо на самом прекрасном и защищенном. Для рядового человека коррупция — это когда после свадьбы едешь пьяным за рулем и даешь взятку гаишнику; когда в больнице задабриваешь врача, чтобы твоего сына положили в хорошую палату; когда в вузе кладешь 500 рублей в зачетку. То есть, это куча мелочной «фигни», которая значительно упрощает жизнь. Люди думают: «Блииин, взятка — это же круто! НО коррупция — это плохо». И здесь появляется подмена понятий: коррупция где-то там, а здесь это означает разойтись по-доброму. Так думают все, кроме предпринимателей. Хотя они сами, те еще жуки, часто они понимают, что платят много налогов и думают: «что-то я много плачу..какой же есть выход из этой ситуации. Надо наверное всем объединится в союз и лоббировать упрощение налогового законодательства…неее…О! Идея: мы просто не будем платить налоги!» и обналичивают деньги через серые схемы, уходят в оффшоры и так далее.

ПАСМИ: И когда же на твой взгляд все изменится?

В.Л.: Когда тот же Навальный перестанет быть популистом и начнет объяснять людям, что такое взятки, коррупция и так далее. Но ему интереснее получить власть, а не стать просветителем, как Махатма Ганди. Поэтому — никогда.

DSC03168ПАСМИ: Да, уж…очень пессимистично. Ну, а что ты можешь сказать о других кандидатах?

В.Л.: Скажу одну вещь. Вот эту агитационную листовку Сергея Митрохина мне дали при входе в это кафе. В первом пункте они пишут, что он остановил первую точечную застройку в 2003 году, но если смотреть по хронологии, то этим как раз занимался Алексей Навальный в структуре «Яблока». Так что…смешно.

ПАСМИ: Наверняка помнишь, что в предвыборной гонке должна была участвовать еще одна заметная личность — Михаил Прохоров. Но из-за того, что он не успел перевести свои зарубежные активы в Россию, свою кандидатуру он выдвинуть не смог. Что думаешь о нем?

В.Л.: Я думаю, его не существует. Прохоров — это кандидат загадка. Каждый раз, когда он появляется — он загадочно исчезает. Я думаю, что он очень богат, но при этом глуповат и это во время кризиса сыграло ему на руку. Когда у всех вложения были трудновынимаемые, у него же все в основном было в деньгах – они не обесценились. Так он и остался со своими деньгами, в то время, когда все просели. Он до сих пор не нашел эффективного вложения денег, е-мобиль не считается. Представьте картину: сидит Скрудж Макдак на горе из наличных. В политику он идет, на мой взгляд, для того, чтобы у его, ничем не обеспеченных средств, была безопасность.

ПАСМИ: Что ждешь от будущих президентских выборов?

В.Л.: Я хочу посвятить этой теме диссертацию, сделать прогноз, как будут использоваться новые медиа. Тут надо понимать, что во многом их использование будет зависеть от того, как поменяется законодательство. Это и сбор микро-платежей, это и понимание кандидатами влияния интернета. По прошедшим выборам можно понять, что Путин к ним будет готов.

DSC03164ПАСМИ: На твой взгляд, сможет ли Навальный стать для него соперником?

В.Л.: Заслуга Путина в том, что он смог выстроить систему, которая живет ни один десяток лет. При этом, она не нацелена на распад. Да, она пожирает сама себя, люди в ней крайне медленно сменяются, она основана на сильной вертикали и горизонтали, но, при этом, система работает. Навальный же не смог ничего подобного создать даже на своем уровне. Система волонтеров — это не система. Все команды, которые у него были на определенных этапах его политической жизни распались. Сначала было «Яблоко» – он с ними разругался. Ушел в «Народ», начал общаться с Гайдаром и Белых – с ними он тоже поругался. Уехал в Москву стал внесистемным оппозиционером, начал общаться с Координационным советом оппозиции — с ними он разругался негласно. Сейчас он живет отдельно от него — он одиночка. Этот человек не смог ужиться ни в одной из трех систем. Путин же ведет свою команду целенаправленно, чуть ли не с юношеских лет. Как бы не ругали кооператив Озеро и всех его друзей, тем не менее, это люди на очень большом промежутке времени находятся с ним рядом и никуда не уходят, а это очень дорогого стоит. Любой человек, который знаком с ним давно, знает обо всех его минусах и может вонзить нож в спину, а так как этого еще никто не сделал можно утверждать, что наш президент имеет талант великого полководца.

 

Аида Байдавлетова

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

«Марсианин» в Серебряном бору — откуда у вице-премьера Хуснуллина тайное поместье?

Бывший вице-мэр Москвы пользуется незадекларированной недвижимостью стоимостью около миллиарда рублей

Ради несчастного случая: как владельцы самостроя в Сочи пошли против власти

Скандально известный бар на крыше многоэтажки возобновил грозящую пожаром деятельность

Loading...
Loading...