Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Интернет в большой политике

01.08.2013 / 22:36 Новости

DSC03009Станислава Апетьяна, он же ПолиТреш, часто называют провластным блогером. Когда-то его подозревали в заказе взлома почты Алексея Навального и, несмотря на то, что эти слухи он сам быстро опроверг, в своем блоге он частенько «нападает» на известного оппозиционера. Свой дневник он называет «Топовым политическим мусоросборником», а себя фаталистом. Тем не менее, таких как Станислав всегда называли думающей молодежью, про себя же он говорит, что интересовался политикой всегда. Это ярко демонстрирует его биография, в старших классах он был частью молодежного «Яблока», во время учебы в Высшей школе экономики (ВШЭ) участвовал в движении «Я думаю», затем он попал в Центральный исполнительный комитет партии «Единой России» в отдел пропаганды. Позднее он вместе с руководством ушел в Администрацию президента, сейчас же он работает в Фонде развития гражданского общества и читает лекции в ВШЭ. Политику он считает своим личным сортом наркотиков, а еще, что за интернетом – будущее.

 

Любая популярность создается за счет определенных скандалов, по-другому никак.  Когда Навальный публиковал слитые ему документы по «Транснефти», ну понятно, что это имело скандальный оттенок. А публикации о том, что «давайте мы все будем дружить друг с другом» и «пусть будет мир во всем мире» они, ясное дело, никому не нужны. Более того, серьезные и умные публикации никому не нужны. Все как раз наоборот, чем примитивней набросок, тем эффективней он. И это не из-за того, что аудитория плохая, просто так работает информация  — везде — не только в России.(Станислав Апетьян)

ПАСМИ: Еще полтора года назад я сама была активным читателем блогов, и я помню по тем временам, что в топе были общественно-политические блоги. Тот же Навальный был в первой пятерке. Сейчас же по популярности лидируют блоги с приколами и дневники о кулинарии. В чем дело? Политика перестала быть интересной для интернет-аудитории?

С.А.: На это есть две причины. Во-первых, еще полтора года назад гораздо шире применялись не очень честные технологии для продвижения контента. И условно говоря, что «топ» был забит журналами о политике, связано с тем, что ее туда двигали. Это делал не только Кремль, вы можете прекрасно помнить, что оппозиции там было ничуть не меньше. Другая причина связана с тем, что интерес к политике, действительно, за последний год, даже чуть больше, резко снизился и это нормальное явление. Если мы говорим о период полутрогодовалой давности, то тогда проходила предвыборная кампания, были митинги и протесты, говорят простым языком, тогда выдался горячий политический сезон, что очевидным образом влияет на интерес аудитории. Кстати, недавно я как раз исследовал этот процесс. В частности я измерял интерес аудитории через количество поисковых запросов в «Яндексе» и «Гугле», через упоминание тех или иных слов имеющих отношение к политике в блогосфере. Тогда я заметил, что именно после марта 2012 года (после выборов президента) интерес к политике резко спал, он снизился в разы! Поэтому то, что сейчас доминирующие позиции занимают лайф-стаил вещи, означает, что интернет вернулся к своему нормальному состоянию. Вообще у России средний уровень интереса к политике, как и в Европе, у нас он составляет от 25 до 33 % от интернет-аудитории. В странах арабской весны это 66%. Так что не нормально было бы, если бы политика была в топе. Есть всплески, но их провоцируют скандалы, к примеру, когда Навального, то сажают, то отпускают.

Это не нормально, когда блоги о политике в топе

ПАСМИ: Насколько вообще интернет-пользователям интересна тема коррупции?

С.А.: Эта тема была зафиксирована в центре общественного дискурса года два назад, она явно продолжает в нем быть, при этом, интерес к ней все же падает. Количество сброшенной и уже обработанной информации настолько велико, что тема просто начинает приедаться. До темы с коррупцией доминировала тема скандалов вокруг правоохранительных органов, милицейский произвол. Этот контент аудитории приелся и с темой коррупции, на мой взгляд, происходит тоже самое.

ПАСМИ: В одном вашем интервью я прочла, что вашу блогерскую деятельность вы начали во время предвыборной гонки, сейчас вы мне рассказали, как они влияют на интерес аудитории. Скоро будут выборы в Москве, подстегнет ли это читателей?

С.А.: Выборы в Москву протекают в достаточно консервативном ключе, если не считать заключение и освобождение Навального. Выборы в 2016 году, конечно, вызовут резонанс еще и потому что меняется сам формат выборов, половина Госдумы будет избирать по одномандатным округам. Это кардинально поменяет всю процедуру избирательного процесса.  Ажиотаж начнет подниматься со второй половины 2014 года.

ПАСМИ: За последние полгода мы насмотрелись на «войну компроматов» во всех ее проявлениях. И очень часто можно услышать, как люди говорят о них «да, все это куплено». Что вы думаете об этом?

С.А.: Ну, да. Скорее всего, так и есть. Одни публикуют компромат на одних, другие на других. Хорошо, благодаря этой войне мы только узнаем больше информации и начинаем понимать, что  из себя представляют и те, и другие. Я не имею ничего против войны компроматов, более того, если компромат присылают мне, я устанавливаю его подлинность и с удовольствием его  публикую.

Если мне дают материал, он интересен, он подлинный и за его публикацию мне дадут деньги. Ну, хорошо, я эти деньги возьму.

ПАСМИ: Не кажется ли вам, что из-за этой войны народные избранники не занимаются своими прямыми обязанностями?

С.А.:Да, они и без этой войны занимаются не тем, чем нужно. Зачастую. Проблема еще в том, что Госдума не вполне адекватно представляет интересы российского общества. Все может измениться в 2016 году. Наверняка, вы слышали о внесенных правках в порядок формирования Думы и проблема, скажем, ее не репрезентативностью уйдет в прошлое. Если депутату что-то принадлежит за рубежом,  он должен, в соответствии с законом, от этого избавится, а не ныть что его кто-то сдал за деньги. Кто-то мочит, ну да может и за деньги мочит. Ну и что? Если это правда, то какая разница? Если мне дают материал, он интересен, он подлинный и за его публикацию мне дадут деньги. Ну, хорошо, я эти деньги возьму.

ПАСМИ: Как сегодня интернет-сообщество может влиять на реальных политиков?

DSC03024С.А.:Вспомните случай с Пехтиным. Из-за всей этой шумихи депутатский мандат он сдал. Инициировано это было в интернете, более того компромат был собран в интернете. Я скажу так: мы идем к тому, что уровень проникновения сети будет порядка 85-90%, что будет означать, что в интернете будут сидеть все, в том числе пенсионеры. Уже сейчас основные драйверы интернета это люди более старшего поколения. Поэтому нас ждет множество интересных вещей. Поэтому на месте партий я бы подумал о том, как активизировать свою работу в сети, потому что явно не все с этим справляются. И если КПРФ активно этим занимается, то эсеры и единоросы, на мой взгляд, уделяют этому недостаточно внимания.

ПАСМИ: Что вы думаете о современном антикоррупционном законодательстве?

С.А.:Медведев и Путин сделали немало для борьбы с коррупцией. К примеру, система госзакупок то, что сегодня тот же Навальный может проверять их, во многом он должен сказать «спасибо» им. Раннее никакой прозрачной площадки в стране не существовало.

Навальный должен поблагодарить Путина и Медведева за то, что может проверять госзакупки

ПАСМИ: Что думаете о сегодняшней борьбе с коррупцией?

С.А.:Окончательно победить коррупцию в России не возможно, также как в любой другой стране. Но можно снизить уровень коррупционного давления на российскую экономику. То есть, если говорит простым языком, снизить норму откатов с 30-40%  до 10 %. Тогда они не будут уже слишком большим бременем лежать на российской экономике. Во-вторых, необходимо снизить показную роскошь, связанную с коррупцией. Ведь это показное проявление неправедно нажитого богатства очень сильно провоцируют политические конфликты и социальную напряженность

ПАСМИ:Проще говоря, злят людей

С.А.:Да, злят людей. Когда люди видят, что чиновник живет в особняке в 1 гектар, который он не мог купить на депутатскую зарплату, понятное дело, что это возмущает людей. Показные процессы не только заставят меньше воровать, но и не демонстрировать наворованное

ПАСМИ:Своровал, хотя бы не показывай?

С.А.:Хотя бы будь скромен, да. Вот это принуждение к скромности лежит в политической плоскости. Этого сегодня не хватает.

Показные процессы не только заставят меньше воровать, но и не демонстрировать наворованное

ПАСМИ:А вообще сами сталкиваетесь с бытовой коррупцией?

С.А.:Сталкивался, конечно. Но вот за последние года четыре не давал ни одной взятки. Даже на дорогах. Просто потому что давать их особо некому, везде стоят камеры. Если посмотреть соцопросы, то можно увидеть очень смешную вещь: с одной стороны люди говорят, что в стране ужасная коррупция, а когда у них спрашивают, сталкивались ли они с ней за последний год, они говорят «нет».  Масштабы бытовой коррупции все-таки снижаются в стране за счет автоматизации, за счет электронных очередей. Взять ту же постановку на учет машины в ГИБДД, вся эта история с электронной очередью работает и взятку давать не нужно — ты и без нее за три часа все прекрасно сделаешь. На мой взгляд, позитивная тенденция все-таки есть.

ПАСМИ: Какую роль интернет играет в борьбе с коррупцией?

С.А.:Все более значительную, по двум причинам. Во-первых, благодаря базам данных, тем же госзакупок — факты коррупции можно находить в интернете. Во-вторых, в этой же сети ее можно публиковать. Она стала инициатором и местом публикации. Раньше эту роль выполняли газеты, сейчас эту нишу заняла сеть.

Интернет стал инициатором и местом публикаций коррупционного компромата 

ПАСМИ: Ваш прогноз, как будут менять блоги?

DSC03028С.А.: В ближайшие несколько лет у нас будет новая технологическая волна, которая сильно изменит принципы коммуникации в интернете. Дело в том, что блоги зародились в связи с тем, что интернет стал не только средством бизнеса и средством решения своих коммерческих, государственных или управленческих задач. Интернетом стали пользоваться помимо своей работы, хотя, как правило, пользовались им на рабочих местах как раз, тогда зародился Live Journal и другие сервисы. Следующий этап связан с тем, что широкополосный интернет пришел к нам домой, именно с этим было связано появление социальных сетей, таких как Фейсбук или В контакте. Следующий виток развития интернет коммуникаций был связан с появлением смартфонов, с их появлением появилась технологическая возможность для появления Twiitter и Forskwear, ориентированные на мобильный доступ к информации. В ближайшие несколько лет будет следующая ступень, связана она с появлением совсем других гаджетов, основанных на постоянном включении человека к интернету. Я говорю про тот же самый Google глаз, очки от гугл, которые фактически обеспечат постоянный и непрерывный доступ человека к сети и к информации, соответственно появятся новые средства коммуникации, а старые будут трансформироваться, адаптируясь к новым технологическим реалиям. Нас ждет очень много изменений в том, каким образом будет публиковаться контент в интернете и как он будет распространяется. Это все на горизонте трех-пяти лет.

 

Аида Дисинбаева

 

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...