Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Специальный проект «История коррупции»: Поросенок под соусом «хуэй»

24.05.2013 / 12:40 Новости

фото: Craig Lovell«Высшие семьи накапливают миллионные богатства, приобретают земельные владения, не уступающие пожалованиям удельной знати. Они дают взятки, чтобы заставить власти поступить несправедливо, держат у себя телохранителей, чтобы запугивать простой народ. Они убивают невинных и хвастаются, что никто из их людей не был казнен, как преступник, на рыночной площади. Так они живут, а после смерти пользуются почестями, как государи». Так описывал положение дел в Китайской империи, незадолго до падения Западной династии Хань, китайский историк Цуй Ши.

Подлецы и гордецы

Взяточничество всегда было серьезной проблемой Китая, сообщают исторические хроники. Например, во времена империи Цин (1616 – 1911 годы) чиновник имел право не принять посетителя, если тот пришел к нему без подарка. Что характерно, «Цин» с китайского языка переводится, как «чистый». Строго говоря, подарок чиновнику вообще воспринимался как средство, которое должно помогать устанавливать личные взаимоотношения. Именно поэтому к чиновнику первый раз всегда шли с подарком. Существовал и своего рода «прайс-лист»: мелкому чиновнику было положено нести гуся, а тому, кто покрупнее, — целого поросенка.

Исследователи пишут: «В древнем памятнике китайской литературы «Книге песен» (написана примерно в XI — VI веках до н.э.) чиновники назывались «большими крысами», жадность и прожорливость которых, по мнению простого народа, не имеет границ. Позже нечистоплотных на руку чиновников водили по ярмаркам и площадям с унизительным колпаком на голове. Применялись и куда более жесткие меры: со времен конфуцианства взяточники подвергались самым строгим наказаниям — вплоть до смертной казни». Предупреждали коррупцию – «хуэй», в переводе с китайского) тоже по-разному: запрещали подарки, вводили запрет на службу в родной провинции, и устанавливали срок службы не более 3 лет на одном месте. Так же существовала широкая система проверок и проверяющих.

Впрочем, плохо в Поднебесной бывало не всегда. Древние и средневековые китайские источники, сохранившиеся до наших дней, рассказывают не только о злостных мздоимцах, но и о честных чиновниках, считавших взяточничество позорным делом. До наших дней дошли наставления, которые они использовали в отношениях с подчиненными. Генерал времен Южной династии Сун Юэ Фэй сказал: «Если гражданские чиновники не будут жадны к деньгам, а военные офицеры не будут бояться смерти, то в Поднебесной будет царить мир и спокойствие».

Ученый, философ и политик Сунской династии Ли Гоу известен, как первый в мире теоретик госуправления (Х век н.э. – за 600 лет до Макиавелли). Именно он написал трактаты «План обогащения государства», «План усиления армии» и «План успокоения народа». Ли Гоу отмечал в последнем трактате: «Так называемое обогащение – не в том, чтобы вести мизерные подсчеты, доискиваясь до мелочей, чрезмерно взимать с народа, возбуждая тем самым его недовольство, а в том, чтобы соблюдать меру в расходах и потреблении, с тем, чтобы в низах не испытывали нужды, а в верхах был бы достаток».

Славен Китай еще и тем, что именно там в III веке до н.э. были приняты первые антикоррупционные законы. А наиболее древний из сохранившихся до наших дней китайских уголовных кодексов датируется VII-VIII веками до н.э. Исследователи отмечают, что в этом кодексе выделено шесть основных типов имущественных преступлений. Из них только два – грабеж и кража – не относились к коррупции. До этого же времени законов не было в принципе, зато были жесткие нормы морали, которые не нарушались. Историки сообщают: «Необходимость в закреплении правил и назначении наказаний за их нарушения появилась только тогда, когда произошел упадок морали. Это привело к тому, что писались жесткие законы, предусматривающие жестокое наказание за их нарушение».

Мертвые – как часовые

С относительно недавнего времени, на исторических примерах в Китае стали учить современных чиновников. В 2009 году в городе Кайфын открылся первый в стране Музей чиновника. В соответствие с китайскими традициями, каждое устро у стен древнего Кайфына разыгрывается представление, главный герой которого – средневековый правитель города Бао Гун: музей вообще открыт в его честь. Экскурсоводы говорят: «Честнее человека на земле не было». В одном из павильонов Музея Бао Гуну установлен бронзовый памятник. У его подножия, точно у статуи Будды, простые граждане обычно просят защиты от власть имущих.

Стало традицией возить в этот музей всех китайских чиновников. Как пишут китайские СМИ, после таких экскурсий только в первый месяц работы музея добровольно сознались во взяточничестве, и вернули неправедные юани и доллары более полусотни человек. Ну а поскольку они раскаялись, власти их простили. А на возвращенные деньги в других районах Китая достраивают сейчас еще три новых музея…

Еще одним из честных чиновников, чье имя служит примером нынешним китайским госслужащим, был Цао Цзянь. Во время правления Северной династии Юань, Цао занимал очень важную должность. Говоря современным языком, он курировал в регионе Хугуан кадровую политику. Естественно, подходы к нему искали многие чиновники, которые хотели перебраться из китайской глухомани в места «посытнее». Однако никому из них ни разу не удалось дать Цао взятку.

И был у Цао друг, имя которого летописи также сберегли: Гу Юаньбай. Человеком он, судя по всему, был хорошим. Но хороший человек, как, наверное, было известно и в Древнем Китае – не профессия. Чиновником Гу был плохим, поэтому высот в служебной карьере не достиг. И тогда он решил обратиться за помощью к другу Цзяню. С оказией Гу Юаньбай передал для Цао Цзяня сверток, и письмо, в котором написал, что скучает по другу, а также сообщил, что в переданной посылке есть лекарство от бессонницы и сердечных болезней.

Посылку Цао получил, но не стал открывать ее. Прошло полгода, и он встретил другого друга, у которого были проблемы с сердцем. Тут Цао вспомнил про лекарство, переданное для него Гу, а когда вскрыл посылку, то нашел в ней, кроме лекарств, еще и золото. Летописцы добросовестно занесли в свои анналы реакцию Цао: «Юаньбай, да за кого ты меня принимал?». Видимо, он понял, что Гу, таким образом, хотел добиться его расположения. Племянник Цао, бывший при этом, сказал: «Дядюшка Гу в прошлом месяце умер. Об этом свертке никто не знает, вы примите его, ведь это он хотел вам подарить». Цао возмутился: «Это незаконные вещи – нельзя взять даже немного!». Потом он вызвал сына Гу Юаньбая, рассказал ему, как было дело, и вернул золото назад.

А в целом же все эти исторические примеры говорят о главном: только от самого чиновника зависит – брать ему взятки или нет. Вот что говорил Лу Цзуцянь – философ, писатель и придворный времен вышеупомянутой Южной династии Сун: «Чиновники должны быть честными, осторожными и усердными. Имея эти три качества, больше ни о чем не стоит волноваться».

Дмитрий ОРЛОВ, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» (Кыргызстан), специально для «Первого антикоррупционного СМИ»

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...