Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

О массовых посадках казнокрадов и воров

10.04.2013 / 07:54

С нескрываемым изумлением смотрю, как все более и более неизбежно приближается время Большой чистки. Изумлением, несмотря на то, что сам же пишу уже полтора десятка лет, что без Чистки элит невозможно восстановление общественной морали, и, уже только после этого, возможно будет само развитие Российского государства. Радует то, насколько общество реагирует спокойно, и, я бы сказал, реагирует умно. Об этом же регулярно пишет и «Первое антикоррупционное СМИ» — идущие сейчас антикоррупционные кампании еще не являются Чисткой, поскольку не затрагивают саму прогнившую систему общественных отношений. Пока не затрагивают. Пока идет отработка инструментария и подбор честных кадров.

Тем не менее, важнейшие слова сказаны. Надо возвращать мораль. Целый ряд экспертов в своих интервью ПАСМИ (Ю.Шевцов, Ю.Громыко, Л.Решетников, М.Хазин, П.Быков), с разной аргументацией акцентируют эту мысль — народ наш заслуживает, чтобы морально-этические нормы были в России жесткими критериями для оценки работы государственных служащих. Не так важна жесткость наказания, как его неотвратимость.

Профессиональный управленец, блогер Салават Башкирцев добавляет к этому вопросу два момента, с которыми я полностью согласен. Казнокрадов и воров из числа чиновников надо перестать называть мягким определением «коррупционер». И, второе, надо перестать обращать внимание на различные рейтинги уровня коррупции. О чем идет речь? Слово «коррупция» означает или «извращение смысла», или «совращение души, искушение души». Таким образом получается, что казнокрада надо не в тюрьму сажать, а пожалеть искушенного анонимным дьяволом взяткодателем-предпринимателем, слабого волей, тихого чиновника. А рейтинги Transparency International, как и рейтинги менее влиятельные, служили десятки лет и продолжают служить в качестве внешнеполитического жесткого инструмента для вмешательства во внутренние дела тех или других стран.

Слова вообще важны — в свое время ослабевшая при Леониде Брежневе идеологическая машина КПСС, с подачи идеологов Куусинена и Суслова, стала называть воров «несунами», этакими белыми и пушистыми представителями простого народа. Народ и отреагировал на это естественным образом — воровство с собственных предприятий и учреждений среди простых советских людей перестало восприниматься как аморальное безобразное деяние. «Он же не вор — он несун». И вина в этом — на коммунистической власти.

Но раз «в эпоху Путина» начали называть казнокрадов казнокрадами, а воров — ворами, значит, неизбежны и другие буквы алфавита. В частности, вместо мягкого и необязывающего термина «борьба с коррупцией» уже пора вести речь о посадках воров в тюрьмы и о реальных сроках и других мерах наказания казнокрадам. Бизнес разлагается ровно настолько, насколько ради прибыли он может разлагаться без юридических последствий для себя, то есть это зависит от государевых людей и государевой идеологической линии, от неизбежности воздаяния за взятки и откаты обеим сторонам процесса. Народ же сам по себе стремится к чистоте, к морали, но естественным образом смотрит на власть как на пример для себя — при аморальности управленческих элит ждать нравственности от народа трудно. То есть опять нужна прямая политическая воля: покончить с казнокрадством как распространенным явлением, а не вести вялотекущую и никого не волнующую кроме совсем уж больших воров «борьбу с коррупцией».

И последнее соображение касается криков либеральных радикалов и безответственной части интеллигенции. О том, что предстоят массовые посадки коррупционеров. Могу сказать уверенно — коррупционеров вообще невозможно сажать массово, так как вся эта терминология позволяет мутные толкования и разночтения. А вот покончить с казнокрадством в среде госслужащих, остановить начавшийся в 1985 году 28-летний процесс «загнивания сверху» — вполне можно. И здесь будут массовые аресты и суды над казнокрадами и ворами-чиновниками. А уж что будут присуждать судьи — кому большой срок в колонии строго режима с полной конфискацией, кому срок условный, кому просто конфискация наворованного, а кто-то покаявшийся и вернувший неправедно наворованное вообще обойдется порицанием и прощением. Думаю, с первыми показательными процессами над казнокрадами представителей последней категории «покаявшихся» будет больше всего. Они же часть народа, и имеют право покаяться и встать на путь исправления. По справедливости.

Александр Собянин

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Подделано все — как самарская Фемида прикрывает сжигателей банков

Арбитраж не замечает сфальсифицированных подписей и нарисованных документов

Loading...
Loading...