Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Евгений Архипов: «Закон «О собственности» защитит права фактических владельцев»

В марте на обсуждении законодательных поправок о защите прав предпринимателей от изъятия имущества адвокат и правозащитник Евгений Архипов предложил депутатам принять федеральный закон РФ «О собственности», руководствуясь положительным опытом европейских стран. В настоящее время в России нет отдельного закона «О собственности», права собственников прописаны только в Конституции РФ и Гражданском кодексе, а потому в судебной практике возникает много спорных моментов, которые решаются сегодня далеко не в пользу собственников. «Первое антикоррупционное СМИ» поговорило с председателем Ассоциации Адвокатов России за Права Человека, руководителем Всероссийской Антикоррупционной Общественной Приемной «ЧИСТЫЕ РУКИ» Евгением Архиповым о том, какие проблемы поможет решить закон «О собственности».

— Вы предлагаете депутатам Госдумы принять новый федеральный закон «О собственности», в чем он будет заключаться, каковы его основные положения?

— Нужно прописать понятие права собственности, которое должно состоять не только из формального права: владения, распоряжения и использования собственности, но и фактического владения, распоряжения и использования имущества. Многие граждане РФ до сих пор пользуются старым законодательством Советского Союза, не оформляют права собственности, в том числе, дачники. К примеру, расселяли беженцев в 1993-м году по домам, и они фактически несут бремя содержания этого имущества и являются фактическими собственниками, но не являются титульными. Поэтому по нашему законодательству их можно с легкостью лишить этого имущества. Введя понятие фактического владельца, в такой ситуации чиновник в произвольном порядке уже не будет иметь права изъять у них это имущество, только с компенсацией или же через суд. В том числе, при проверках, когда человек отвечает за преступление, которого не совершал. Когда преступления нет, но есть основание для проверки.

К примеру, конкурирующая фирма позвонила в отдел по борьбе с коррупцией или отдел по борьбе с экономическими преступлениями районной полиции и сообщила о завозе контрафактной продукции. Они едут проверять и арестовывают весь товар, а невиновный человек теряет бизнес. Такие случаи должны быть недопустимыми. Пожалуйста, берите на пробу часть товара, а чтобы арестовывать весь товар – сначала докажите преступление. Тут, конечно, речь не идет о товарах, изъятых из гражданского оборота, например поставке оружия, наркотиков, при которой должно быть изъятие. Взрывчатые, наркотические вещества в обязательном порядке должны изыматься. Поэтому в законе нужно соблюсти баланс. Тем самым, мы гарантируем безопасность сделок о праве собственности, потому что в таких случаях очень часто используются коррупционные схемы и мошенничество.

Еще одним ударом по праву собственности и серьезной проблемой для российской экономики является получившее широкое распространение по всей стране создание системы корпоративных покровов. Именно через систему корпоративных покровов, частью которой является  офшор, прогоняется и «отмывается» большое количество денежных средств, в том числе, и бюджетных, происходят массовые злоупотребления правом собственности, расхищается государственное имущество, производятся рейдерские захваты  частной собственности, страдают добросовестные участники рынка  и многое другое. Именно  через систему корпоративных покровов, заказчики-конечные бенефициары, то есть конечные выгодоприобретатели, зачастую ими бывают высокопоставленные чиновники, прячут свои концы в воду, пытаясь тем самым избежать какой-либо ответственности.

Естественно, нужно вводит и раскрывать понятия «корпоративный покров», «корпоративный  владелец» и «конечный бенефициар». Это все нужно закреплять в законе, что станет серьезным заслоном на пути  злоупотреблений через систему корпоративных покровов.

Через систему корпоративных покровов, частью которой является офшор, прогоняется и «отмывается» большое количество денежных средств, в том числе, и бюджетных, происходят массовые злоупотребления правом собственности, расхищается государственное имущество, производятся рейдерские захваты частной собственности.

— В своем предложении Вы руководствуетесь опытом Европейских стран в сфере защиты прав собственников, расскажите о нем. Что полезного для нашей страны мы можем у них позаимствовать?

— Мы готовим жалобы по защите права собственности в Европейский суд. Мы это делаем в последние четыре года и надеемся, что в ближайшее время Европейский суд все-таки вынесет решение о праве собственности. Мы руководствуемся именно практикой Европейских стран, где все понятия права собственности, о которых мы говорили, раскрыты на уровне конвенций, взаимных международных договоров, национального права стран ЕС. В свое время многие из  них были взяты из английского права. Там право собственности более детально прописано еще с 13 века.

Все, что я упомянул, и понятие титульного и фактического владельца, и корпоративный покров, и абсолютная защита права собственности, и принцип приоритета, когда право собственности абсолютно перед претензией третьих лиц — там есть. В законе должен быть перечислен исчерпывающий перечень причин ареста, изъятия, и должна быть введена обязательная компенсация государства.

Сейчас компенсация у нас прописана очень широко и иллюзорно. А должно быть прописано четко: компенсация должна выплачиваться за счет казны РФ в случае, если виновна РФ, если виновен субъект РФ, то за счет казны субъекта РФ, если муниципальное образование виновно, то за его счет. Более того, должна быть прописана оценка собственности. Сейчас у нас оценка производится по заниженной стоимости, а должна – исключительно из рыночной стоимости. Также должны быть прописаны сроки компенсации. В некоторых случаях, как например, в случае стихийных бедствий, должна быть обязательная компенсация. Сейчас у нас де-факто волей президента в ряде случаев компенсировали пострадавшее имущество, но это политическая воля. А это не должно зависеть от воли президента.

— Какие насущные проблемы поможет решить закон «О собственности»?

— Например, проблему персонализации ответственности. У нас часто встречаются случаи, когда чиновник наносит ущерб частной собственности. Но получается, что государство не хочет нести ответственность за него. Оно перекладывает ответственность на чиновника, и его просто увольняют. В законе «О собственности» же будет прописано, что в случае очевидных фактов, свидетельствующих о том, что чиновник был при исполнении обязанностей и выступал от имени государства, чиновник несет ответственность перед государством, но при этом перед собственником несет ответственность государство в лице казначейства. При этом должна быть прописана не только компенсация фактических потерь, но и потерь упущенной выгоды, а также компенсация нанесенного морального вреда.

Например, был случай, когда на дом в Жуковском упал самолет. Титульного владельца нет, дом не был оформлен, а раз не был оформлен, значит, права собственности не было. Или когда за изъятие в центре города Жуковского   неприватизированных дачных участков и домов  выплачивалась компенсация за 10 соток земли по 60 тыс. рублей.

Охраняться собственность должна независимо от того, оформлена она или нет. Когда появится такой закон, появится и стабильность. И поиск запасного аэродрома за рубежом будет уже не актуален. Почему у нас многие покупают недвижимость за рубежом? Потому что там гарантируется право собственности.

Охраняться собственность должна независимо от того, оформлена она или нет. Когда появится закон «О собственности» — появится и стабильность.

Сейчас чиновники поворачивают закон, как хотят. Поэтому у нас люди бегут из страны, берут ипотеки за рубежом, а здесь боятся. А собственность – это самый главный толчок к развитию демократии в любой стране. Недавно был случай в Китае, когда власти строили шоссе, посередине которого стоял дом, так они не тронули его! А построили шоссе вокруг дома и показывали эту фотографию всему миру, в знак того, что они уважают право собственности. И это несмотря на то, что в Китае коммунистическая система. В нашей же стране нет собственника, есть  раб, с которым можно поступить, как угодно. Поэтому закон, который мы предлагаем, поднимет очень много культурных, психологических, политических и экономических аспектов.

— Насколько часты случаи нарушения прав собственника и злоупотребления государства своими полномочиями?

— 90% всех жалоб, которые к нам приходят, так или иначе связаны с собственностью. Государство не исходит из интересов защиты прав собственников, оно исходит из собственных интересов. Чиновники произвольно перечерчивают границы.

В Краснодарском крае утрачено право собственности в связи с невозможностью его установления. Был у человека участок, он на него пришел, а там уже дом стоит. Пошел в администрацию со свидетельством на землю, а там ему говорят, что из-за того, что была неразбериха, было утрачено право собственности в связи с невозможностью установления собственника на месте. И владельцу ничего не положено, т.е. государство фактически совершило конфискацию и в итоге ничего не выплачивает.

Рейдеры тоже часто перечерчивают границы, подкупают людей, перекупают участки, строят завод в деревне, для этого перекупают 5 участков, зная, что остальные все сами сбегут. К примеру, есть деревня Акулинино, где живут наши олигархи. Прямо, не доезжая деревни, перегораживается дорога, олигархи там строят свои виллы, выставляют КПП и жителям ограничивают доступ проезда в собственную деревню. В результате туда не ходят автобусы, а пешком до деревни идти 5-6 км, бабушки и дедушки фактически бросают право собственности. Если будет принят Закон «О собственности», такие вещи автоматически отпадут.

В законе должно быть прописано понятие общенациональной собственности — достояние народа, которая обязана охраняться государством. И в случае его нарушения государство будет обязано защищать достояние народа и наказать олигархов. А сейчас это частный спор между простыми людьми и нашими большими «шишками», и разбирайтесь, как хотите. Право собственности должно соблюдаться независимо от имущественного положения, размеров собственности, все собственники должны быть равны.

Право собственности должно соблюдаться независимо от имущественного положения, размеров собственности, все собственники должны быть равны.

— Насколько сегодня законно изъятие собственности под предлогом изъятия вещественных доказательств без судебного решения?

— Сейчас это происходит в рамках действующего законодательства, но по своей природе носит антиправовой характер, то есть закон противоречит праву.

— Вы говорили о том, что сегодня часто нарушается презумпция невиновности в отношении предпринимателей, с чем это связано? Расскажите о наиболее вопиющих случаях?

— Правоохранители хитрые, по закону они обладают правом охранять право собственности, но не обязанностью,  поэтому  они распоряжаются своими правом –отдавая приоритет защите собственности олигархов. Допустим, вы захотели проехать в деревню Акулинино за грибами, вас не пускают. Олигархи вызывают полицию, и вам еще с полицией приходится объясняться. И, к примеру, кто-то пытается вломиться к вам на участок – полиции не дождешься, она едет 2-3 часа и скажет, что это частный спор. Таких дискриминирующих действий быть не должно.

— Как отнеслись в Госдуме к Вашему предложению? Какова вероятность того, что такой закон будет принят и права собственников будут восстановлены?

— Отнеслись положительно, сказали, что до конца весенней сессии этот вопрос будет рассмотрен. И я считаю, что если депутат публично пообещал, то наше предложение действительно будет рассмотрено и принято в ближайшее время. Это вопрос времени, но такой закон 100% будет принят. Сейчас он находится в стадии разработки.

— Каким образом ваша инициатива будет услышана, что вы для этого предпринимаете?

— Первое, с чего мы начали, — это с кампании «Право собственности – право человека» в прошлом году. Это было связано с работниками завода «КАМОВ», когда люди получили квартиру еще в начале 1970-х годов, а потом их произвольно стали выкидывать на улицу без предоставления другого жилья. И по этому поводу мы объявили кампании по защите права собственности, были организованы акции протеста. В результате мы защитили их права. Но мы понимаем, что этого мало, нужны законодательные изменения. И поэтому мы вышли с предложением к депутатам. И думаем, что с учетом того обоснования, которое мы имеем, тех отчетов, докладов, с которыми мы выступаем, и того количества жалоб, будет принято положительное решение.

— В вашей практике важное место занимает правозащитная деятельность. Насколько активны граждане в сфере защиты своих прав? Какие категории граждан наиболее активны, с чем это связано?

— Это самая больная для нас тема. Активность граждан очень низкая. Приходят с жалобами, но конкретные решительные шаги не принимают, хотя речь идет о жилье, эти люди могут остаться без крова. И даже предприниматели не защищают свои права. Когда были сносы ларьков на Курском вокзале, к нам приходили предприниматели – собственники торговых павильонов, и мы им объясняли, что для начала просто надо объединиться в одну группу, мы подготовим коллективное обращение к мэру Москвы, потребуем остановки сноса, подадим в суд, устроим акции протеста, пригласим СМИ. Вы думаете, они собрались? Нет, они сказали: «А что мы можем сделать? Они все равно нас снесут, мы не можем противостоять государству». И только звонят нам и рассказывают, как на их месте уже строиться торговый комплекс с новыми предпринимателями. Эта пассивность очень сильно сказывается на положении собственника. У нас даже есть объяснение этому: в силу того, что в России власть строилась на подавлении какой-либо активности граждан, у людей не сформировалась инициативность и потребность в защите своих прав.

Собственники у нас, как в «кошки-мышки» играют, пока не пришли «кошки», у меня есть собственность, а пришли и отбирают – значит, уже нет. И это рабское сознание, к сожалению, сказывается на активности людей в отстаивание своих прав. А отсутствие защиты позволяет чиновникам злоупотреблять. И это замкнутый круг: с одной стороны есть жертва, которая готова отдавать все и вся, даже последнее свое жилье и при этом не сопротивляться беззаконию, а с другой – чиновники, которые пользуются таким сознанием граждан и с удовольствием отбирают. Мы пытаемся просвещать людей, объясняем, что люди имеют права, мы уже дошли до самого элементарного – обсуждаем с людьми их право на жизнь, и вроде бы активность в этом направлении появляется. Особенно очень низкая активность в регионах Центральной России: чем ближе к Москве, тем меньше активность. Люди в Ростове, Краснодаре, на Урале, Дальнем Востоке – более активны в защите своих прав. Но в Центральном регионе все очень плохо, такое ощущение, что любую активность здесь вытравляли настолько, что сейчас ее очень сложно реанимировать.

Алина Тимофеева

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...