Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279574 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156737 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120343 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112732 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105732

Виталий Зарудин: Если каждый из нас начнет бороться с коррупцией прямо сейчас, то в конечном итоге мы добьемся успехов

Коррупция в госзакупках — хорошо налаженный механизм мошенничества. Каждый раз чиновники находят все новые способы провести очередную коррупционную схему. Сегодня, помимо государственных ведомств, раскрытием таких схем занимаются общественные организации. Одна из таких — «Безопасное Отечество». Председатель координационного совета этой организации Виталий Зарудин проводит бесплатные семинары для желающих узнать об основных способах разоблачения мошенничества в госзакупках и присоедениться к деятельности организации. Об основных коррупционных схемах и приемах чиновников Виталий Зарудин рассказал в интервью ПАСМИ.

Биографическая справка

Виталий Зарудин начинал трудовой путь с рабочего. После школы был грузчиком на складе предприятия «МОСВОДОКАНАЛКОМПЛЕКТ» (заводе, который обеспечивает потребности Московского водоканала). Виталий окончил профессиональное техническое училище по классу скорняжных работ и успел попробовать себя в меховом деле. После прощания с юношеским максимализмом, пришел к выводу, что юридическая специальность для него самая близкая.

 — Расскажите, пожалуйста, о себе, своей карьере. Вы из простого рабочего стали борцом с коррупцией, проректором Академии управления, медицины и права. Как получилось, что вы стали бороться с коррупцией, с чем это связано?

 — В 97-м году я попал в систему московского здравоохранения, где проработал 13 лет и занимался исключительно госзакупками. Это было еще то время, когда закона № 94-ФЗ не было и в зачатке, был только Указ Президента о предотвращении коррупции. Тогда делались только первые шаги в создании системы госзакупок, существующей сегодня. Но в один момент, до начала пертурбаций в руководстве города, я покинул московское здравоохранение и отправился на вольные хлеба. Я вернулся в свою родную Академию, где получил образование, и начал заниматься организационно-методической работой. Параллельно же мы с моим коллегой и другом Дмитрием Жирковым сделали свой бизнес, который и по сей день существует и оказывает юридические и бухгалтерские услуги. Понимая всю проблематику госзакупок и регулярно сталкиваясь с этой проблематикой на практике, мы решили создать общественную антикоррупционную организацию, которая будет бороться с произволом, царящим в государственных закупках в нашей стране. Мы начали этим заниматься, потому что у нас есть своя гражданская позиция, и мы знаем, как бороться, и можем помочь.

 — Сейчас функционируют довольно большое количество антикоррупционных организаций, что не удивительно. Коррупция опутала все общество. В чем основные отличия Вашей организации от других?

 — Все очень просто: многие говорят — мы делаем. Это наше главное принципиальное отличие от других общественных организаций и объединений, которые именуют себя антикоррупционными. Мы занимаемся реальным делом: выявляем нарушения, пишем обращения к заказчику и в ФАС (Федеральную антимонопольную службу), если надо, судимся, добиваемся отмены нечестных торгов.

По закону есть три формы противодействия коррупции: профилактика, борьба с коррупцией и ликвидация последствий. Но практика показывает, что у нас в стране ликвидировать последствия бесполезно. Потому что, когда деньги уже «распилены», растащены, вернуть их уже невозможно. Получается, что борьба с коррупцией начинается, когда сам факт коррупции уже произошел. Мы борьбой с последствиями тоже занимаемся, но по эффективности на первом месте стоит другой метод. Ключевым методом, на наш взгляд, является профилактика, ведь задача состоит в том, чтобы коррупции не было. Исключить на начальном этапе саму возможность коррупционных деяний со стороны чиновников и государственных лиц, представителей бизнес-сообщества,— вот наша основная цель.

 — Это возможно? Каковы вообще Ваши шансы и шансы государства на успех?

 — Конечно, да. Коррупция в госзакупках строится на том, что чиновники вступают в сговор с представителями бизнеса и формируют условия закупки под последних, отсекая возможность участия других поставщиков. Таким образом, снижается конкуренция и исключается снижение цены. Мы занимаемся профилактикой таких деяний через Федеральную антимонопольную службу. В каких-то случаях чиновники находят «выходы», но и мы не стоим на месте, ведь помимо антимонопольной службы есть правоохранительные органы, которые проводят проверки по нашим обращениям. Например, сейчас ведется проверка по незаконному строительству в университете РГСУ. Были объявлены торги на постройку спортивного комплекса стоимостью 233 млн. рублей, который уже вовсю строился. Понятно, что такие торги проводятся под «своего» подрядчика.

Еще, я думаю, что все силы в обществе должны объединить усилия по борьбе с коррупцией, в том числе объединить усилия надо и с государством, чтобы средства, выделяемые на борьбу с коррупцией, шли не на новую коррупцию, а на реальные дела. Вообще надо, конечно, осознавать, что победить это зло тяжело, потому что оно исходит из менталитета людей и существует не только по вине чиновников. Например, производитель, который хочет продавать продукцию на московском рынке, приходит в торговые сети типа «Метро», «Пятерочки» и дает взятку. Это ведь тоже коррупция. И здесь чиновники вообще не причем. Более того, если на государственном уровне есть хоть какие-то правила, закон, постановления, положения, условия торгов, конкурсная документация, то на рынке ничего этого нет. Есть «хозяин», который говорит: «Я у тебя курицу брать не буду, я буду вот у этого брать». А почему? Может быть, он ему кум или брат или денег больше дал. Поэтому на бытовом уровне коррупции не меньше, а, возможно, и больше, чем в государственной сфере. Только здесь предприниматель распоряжается своим хозяйством, он в карман к гражданам не лезет, а чиновник, распоряжаясь государственными бюджетными деньгами, ворует у народа. А еще есть госкорпорации и государственные унитарные предприятия, где также процветает коррупция. Это многогранная проблема, которой надо заниматься, если мы хотим изменить жизнь к лучшему. Во всем мире говорят, что в России есть серьезная проблема с коррупцией, и это снижает экономическую привлекательность нашей страны, соответственно, сюда не приходит бизнес, не приходят деньги, так необходимые экономике нашего государства. Мы теряем возможность получать качественный товар, устраиваться на хорошую работу с достойной зарплатой.

Проще всего, конечно, выступать с позиции пессимиста. Для меня же важно что-то сделать для нашего общества, для страны, оставить какой-то след в истории. И люди, которые вместе со мной работают, хотят того же, у них нет коммерческого интереса.

 — Какие средства и методы необходимы для успешной реализации поставленной цели?

 — Сейчас мы разрабатываем новую систему, которая позволит в скором времени в автоматическом режиме контролировать госзакупки, а пока вручную используем средства, предусмотренные законом. В законе говорится, что любое лицо, т. е. гражданин, любая организация вправе анализировать ту или иную закупку, и в случае нарушения закона, обратиться в антимонопольную службу, суд или правоохранительные органы. В рамках этих правовых норм мы и работаем.

 — Ваш проект «Общественный контроль» существует уже год. Каких результатов удалось добиться за это время?

 — Мы обжаловали более 360 незаконных торгов за прошлый год, а это более 15 млрд. рублей в ценовом выражении. Мы не говорим, что результат феноменальный, потому что практически только начали нашу работу. Люди читают информацию в СМИ, приходят на наши семинары и видят, что мы занимаемся делом, а не разговорами, и начинают помогать. Многих это затягивает. Потому что прищучить нечестного чиновника – процесс увлекательный, интеллектуальный, требующий определенной квалификации. Это не просто двор мести. Кстати, по поводу метл. Чиновники радуют богатой фантазией. Не так давно мы заставили московских чиновников устранить нарушения в торгах по уборке территории, где они для дворников покупали метлы «взыскательного вкуса» и веники исключительно «из юго-восточной Африки» за 19,5 млн. рублей.

Бывают смешные ситуации, бывают печальные. 28 февраля направили жалобу в антимонопольную службу по закупке для чиновников в Московской области автомобилей Lexus LX 570 на 19 млн. народных денег. С одной стороны, сама покупка дорогих иномарок не противозаконна, если бюджет предусматривает выделений денег. С другой стороны, зачем джип чиновнику в Московской области? Еще в техзадание включили специальную внедорожную резину для трофи-рейдов — ну понятно же всем, что на рыбалку они будут ездить или еще куда-нибудь. Причем, все характеристики в техзадании даны только под Lexus и налицо ограничение конкуренции. Мы обратились в антимонопольную службу и уверены, что нас поддержат в этом случае. Все-таки я думаю, что в Московской области есть задачи приоритетнее, которые можно за эти деньги решить — в здравоохранении, в образовании, садик начать строить, в конце концов.

 — «Безопасное Отечество» позиционирует себя как независимая организация, в то же время, Вас поддерживает президент Владимир Путин. Как получилось, что общественной организации удалось получить такую серьезную поддержку?

 — Дело не в том, как мы себя позиционируем и. Я думаю, что президент поддерживает здравые начинания, которые являются конструктивными, где делаются реальные дела.

 — У Вас большая организация, которая занимается масштабной деятельностью, что требует значительного финансирования. Каковы основы существования организации?

 — Основой существования является наш с Дмитрием Жирковым бизнес, о котором я уже упоминал. Часть от дохода после налогообложения мы вкладываем в развитие организации. Также у нас есть поступления от членских взносов, но они небольшие — порядка 500 рублей с человека. Ну и в виде добровольной помощи нам тоже какие-то деньги перечисляются. Но в основном, это наши личные деньги. А самый главный вклад в основы существования организации – это, конечно, инициатива людей, которые работают с нами, их деловой вклад в развитие наших проектов.

 — Вы реализуете масштабный антикоррупционный проект. Расскажите об основных коррупционных схемах и мошенничестве в сфере госзакупок, исходя из Вашего опыта.

 — Основная коррупционная схема следующая: заказчик, чаще всего чиновник, говорит знакомому поставщику: есть потребность за бюджетный счет приобрести товар или заказать услугу. Они договариваются составить техническое задание, которому соответствовал бы только товар, который есть исключительно у знакомого поставщика. Это так называемое ограничение конкуренции. Когда условия закупки сформированы таким образом, что в ней не может участвовать никто, кроме конкретного поставщика, и заказ происходит по максимальной цене. За это предприниматели приносят чиновнику обналиченные денежные средства или иную выгоду.

 — Вы проводите бесплатные семинары «За честные госзакупки», каковы основные положения Вашей концепции? Кто приходит на семинары, каков контингент? Каковы основные цели людей, посещающих Ваши лекции?

 — На семинарах мы даем всем желающим бесплатно начальные навыки и знания, касающиеся законодательства, объясняем на примерах из реальной работы, как выявить нарушения и что делать, когда нарушения найдены. Мы раскрываем реальные коррупционные приемы, которыми пользуются чиновники. Например, один из таких приемов — «Веселая азбука», когда в названии торгов заказчик специально использует латинские буквы, чтобы потенциальный поставщик не смог найти закупку. Зашифрованное же название получает поставщик, с которым существует договоренность. Один наш волонтер после семинара выявил сразу 15 таких нарушений. В этом году «продвинутые» чиновники пошли дальше, теперь название торгов они пишут русскими буквами, но между ними ставят пробел, что значительное усложняет поиск.

К нам на семинары приходит разношерстная аудитория: чиновники, коммерсанты и просто интересующиеся. Половину аудитории составляют коммерсанты, которые учатся выявлять нарушения и с ними бороться. Важная составляющая противодействия коррупции: когда участвующий в закупке предприниматель понимает, что она коррумпирована, приходит к нам на семинар и узнает, как он может предотвратить нарушение. После семинара он начинает обращаться в антимонопольную службу, которая дает заказчику предписание об устранении нарушений. Это большое дело. У нас не хватает сил на то, чтобы контролировать все закупки, но с каждым разом к нам приходят новые люди и активисты, мы проводим семинары, обучаем людей, и они уже, в свою очередь, начинают тоже влиять на этот процесс. Наша образовательная программа расширяется и в марте стартует федеральный образовательный проект, который мы организовали вместе с МГГУ им Шолохова и Росмолодежью, где активисты общественных организаций смогут обучаться бесплатно.

 — А много людей присоединяется к Вашему проекту или же чаще всего его воспринимают как антикоррупционный ликбез?

 — Помочь хочет все больше людей, кто-то волонтером работает в свободное от работы время, а кто-то и вступает в организацию. На сегодняшний день в нашей организации более 1600 членов, и их количество постоянно растет. Только на прошлой неделе было порядка 100 заявлений на присоединение к проекту в качестве членов организации. Наш результат – это на 90% работа активистов и волонтеров, которые совершенно безвозмездно нам помогали.

Алина Тимофеева

Читайте также:
Особенности национального правосудия. Как копия векселя может уничтожить целый бизнес.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279574 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156737 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120343 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112732 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105732

ФСБ согласилась с Навальным, а Колокольцев пришел не туда

Борьба с коррупцией: итоги недели 10-16 декабря

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Международный розыск — за что Путин ищет экс-главу Росалкоголя

Миллиардные схемы, провокация ФСБ, уголовное дело и «Рюмка водки» от Григория Лепса для беглого чиновника

Читать все материалы

Загадочное исчезновение и триумфальное возвращение скандального вице-губернатора

Зачем глава Волгоградской области позвал в регион старого знакомого

НИИ Склифосовского выбросил 2 млрд на некачественные продукты и супердорогие лекарства

Схемы госзакупок прославленного медучреждения — связи с чиновниками, сговоры, сомнительные поставщики

Бумажная волокита и слабые законы — главные помехи антикоррупционной борьбы

Откровенный разговор о коррупции с руководителями федеральных органов под эгидой Кремля

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Кудрин вскрыл трехмиллиардную схему с самолётами Путина

Счетная палата выявила покупку подержанных воздушных судов под видом новых

От олигархов до лидера ОПГ — кто судился с Навальным

Вспоминаем тяжбы между лидером ФБК и героями его расследований

В «черный список» чиновников приводят махинации с декларациями и конфликт интересов

Треть реестра уволенных по коррупционным мотивам — местные депутаты

Коррупционные скандалы в Минобороны

Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу

Схемы вывода миллионов Минобороны: «новая Васильева», украинец, слесарь и продавщица

Фигурант «списка Титова» просит возбудить дело против подчиненной Бастрыкина

Арестованный арктический строитель Алексей Эккерт обвиняет следователя СКР в фальсификациях и подлоге

Минобороны потеряло 4 млрд в Дагестане и готово выложить еще

Дойдут ли по назначению средства госпрограммы развития ОПК на реконструкцию «Дагдизеля»?

За взятки на Играх в Сочи задержан бывший начальник ЦСКА

Читать все материалы

Тайный фигурант «списка Титова» бессилен перед судьями и ФСБ

Заявивший о вымогательстве взяток предприниматель не верит в возможность вернуться на родину

Как выйти из изолятора ФСБ. Прощай, «Лефортово»!

Новые записи Александра Шестуна — снова из «Матросской Тишины»

Бизнес в России — бег с административными барьерами

Развитию инвестклимата страны мешают правоохранители и законотворцы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: