Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Ефим Басин: сейчас деваться некуда — нужно развиваться

Строительство – это наши дома, квартиры, школы, больницы и дороги, которые их соединяют. Коррупция в этой сфере – смертельна. Когда застройщик, при возведении школы, вместо того, чтобы купить качественные материалы, платит откаты, это действительно может закончиться трагедией. А потому все строительное сообщество, саморегулирующиеся организации (СРО) обрадовались, когда на пост главы НОСТРОЯ пришел именно Ефим Басин, ныне возглавляющий Комитет по предпринимательству в сфере строительства при ТПП РФ. Посмотрев его послужной список, этому ничуть не удивляешься: экс-министр строительства РФ, экс-председатель госкомитета РФ по строительной, архитектурной и жилищной политике, гендиректор «ИНЖТРАНССТРОЙ». Этот путь он прошел от простого инженера, и сейчас никто не сомневается, что он «в теме», и что под его руководством и Комитет по строительству ТПП РФ, и НОСТРОЙ будут четко и последовательно работать.

Все затраты в конечном итоге входят в себестоимость, а потом и в продажную цену

— Российский рынок недвижимости — один из самых дорогих в мире. Причем, это касается как элитной, так и бюджетной недвижимости. Как вы думаете, есть ли в этом коррупционная составляющая? На ваш взгляд, в итоговой стоимости российской недвижимости, какой процент составляют коррупционные издержки?

— Естественно, все затраты в конечном итоге входят в себестоимость, а потом и в продажную цену. При этом конечная стоимость зависит и от ажиотажа, и от района, и от качества земли. Но все это, конечно же, не означает, что эту стоимость невозможно сдвинуть. К примеру, если бы нам удалось сократить сроки по времени и материальные затраты на получение разрешения. Или если бы мы могли приобретать земельные участки, обеспеченные магистральной инфраструктурой, и эти участки готовились бы, допустим, муниципалитетом. В этом случае, я могу прямо сказать, что эти квартиры стоили бы как минимум на треть дешевле. И это я говорю даже без коррупционной составляющей, но здесь посчитать сложнее. Навскидку не скажешь.

— А вообще, на каких этапах застройщик сталкивается с необходимостью платить откаты?

— Во-первых, при приобретении земельного участка. Во-вторых, при утверждении архитектурно-проектного решения. В-третьих, при получении разрешения на строительство. В-четвертых, пробивая бюрократические и административные барьеры. В-пятых, при участии в тендерах на получении подрядов. Иногда требуется доплачивать даже при регистрации уже построенного помещения. То есть, коррупция практически на всех этапах. И пока все эти этапы не станут прозрачными, пока они не будут полностью в электронном виде — они будут подвержены коррупционному давлению. Прозрачность это давление позволит уменьшить. К примеру, в городе Орел мы внедряем эту систему: электронное обращение, электронная подпись, все это проходит в открытом виде, все эти барьеры проходятся публично.

— Эти коррупционные издержки сказываются впоследствии на конечной цене?

— Конечно, какой же застройщик будет работать в убыток себе: строить, а потом продавать дешевле себестоимости. В конечном счете — это все попадает в продажную стоимость.

— Какие наиболее значимые события в строительной области происходят и произошли за последний год-два? Какие из них имеют наибольшее значение для строительной отрасли?

— Прежде всего, это переход на саморегулирование, когда государство отказалось от ряда своих функций и передало их профессиональному сообществу. Это серьезный этап в строительной отрасли в России. Теперь ответственность за безопасность, за качество, за выдачу лицензии о праве допуска к работе передано в руки профессионалов. Еще один важный момент: мы стали больше внимание обращать на повышение квалификации и аттестации кадров. Теперь, каждые пять лет нужно не только повышать квалификацию, но проходить аттестацию. Разработаны тесты, подготовлены специализированные центры – и вся эта система прозрачна. К сожалению, за годы перестройки были забыты такие организации, как ГПТУ, гимназии, училища, которые готовили рабочие кадры. Сегодня мы возрождаем эти ресурсные центры в каждом регионе и в каждом субъекте. Согласитесь, далеко не уйдешь, с неподготовленными рабочими кадрами.

— Вы начали говорить про профессиональное сообщество, от них часто можно услышать о том, что власти не слышат их, не идут навстречу во многих важных вопросах, связанных с порядком начала строительства, правами собственности на земельные участи, ввозными пошлинами и так далее. На ваш взгляд, удается ли наладить диалог с властью, и какие реальные проблемы в этой связи существуют?

— Удается, на мой взгляд. Как раз сейчас саморегулирование и позволило такую связь укрепить. Сегодня фактически ни один законопроект, ни один нормативный документ не проходит без обсуждения общественности. Нам направляют эти документы, мы их обсуждаем, рассматриваем, критикует или, наоборот, одобряем, уточняем, добавляем и направляем в парламент или Госдуму. Мы не машем кулаками после драки, наоборот, участвуем именно в процессе разработки.

— А конкретно Комитет по строительству при ТПП РФ в обсуждении каких именно законопроектов принимал или принимает участие?

— К примеру, ФЗ 94 «О госзакупках», или вот сейчас принимаем участие в разработке Федерально-контрактной системе и в законе о саморегулировании. Причем, мы работаем в контакте с НОСТРОЕМ, а потому многие мероприятия объединяем.

— Многие сейчас говорят, что сфера строительства самая коррупционная, что вы думаете на этот счет? 

— Она действительно коррупционноемкая. Потому что слишком много нужно обращаться к чиновникам, в государственные и муниципальные органы. Чем меньше обращений, тем меньше источников для коррупции.

 Эти барьеры, по подсчетам экспертов, создают, как правило, местные чиновники, которые вводят новые процедуры

— В рамках НОСТРОЯ проводился мониторинг. Расскажите о нем подробнее.

— Он проводился в 25 городах России на предмет открытости работы муниципальных, региональных и федеральных государственных органов в части именно строительства, выдачи разрешения на строительство или подключения к коммуникациям и к инфраструктуре строительства. По результатом этого мониторинга мы выяснили, что для получения разрешения на строительство обычного 200-квартирного дома нужно получить более 100 разрешений и потратить 25 млн рублей. Эти барьеры, по подсчетам экспертов, создают, как правило, местные чиновники, которые вводят новые процедуры для получения разрешений. Мы подготовили «дорожную карту», которая позволит сократить этот список на треть.

— Могли бы вы сделать некий прогноз, когда желаемая прозрачность будет достигнута?

— Сегодня этот уровень достигнут на треть. Поэтому я надеюсь, что те меры, которые сейчас принимаются, по реализации указов президента, по реализации «дорожной карты», по улучшению инвестиционного климата в России, мы достигнем больших результатов и как минимум вдвое увеличим открытость в ближайшие два-три года. Сейчас деваться некуда — нужно развиваться.

Аида Дисинбаева

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...