Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Светлейший вымогатель

11.03.2013 / 12:58 Новости


Герб Меншиковых

Мы продолжаем публикацию материалов, посвященных истории коррупции. Зачастую коррупционерами оказывались ближайшие сподвижники первого лица страны, немало сделавшие для становления российского государства. 

 

В 1703 году Петр I назначил первым губернатором Санкт-Петербурга Александра Даниловича Меншикова. На тот же год приходится и первая в писаной истории полученная Меншиковым взятка. Первая, но не последняя…

Жадность фраера сгубила

Дело было так. Жил-был в государстве Российском Андрей Андреевич Виниус, много сделавший, в свое время, для развития российской почты. На момент описываемых событий, Виниус уже руководил Приказом артиллерии. Широкому кругу читателей должно быть известно хотя бы одно самое громкое дело Виниуса: по приказу Петра он переплавлял храмовые колокола в пушки. А если литейщики работали медленно – церковные колокола, все-таки, Виниус приказывал бить их кнутами. Итог – русская армия получила новые пушки через 8 месяцев после поражения под Нарвой.

И все, вроде бы, для Виниуса складывалось неплохо, однако в 1703 году его сняли с должности и обвинили в… медленном снабжении армии и хищениях (исторический аналог дела «Оборонсервиса»). Дело шло к смертной казни, однако Виниус обратился к Меншикову, чтобы тот повлиял на Петра. За это, пишут историки, Виниус «занес» царскому фавориту десять коробочек золота, 150 червонцев и 300 рублей, пообещав выплатить еще 5 тысяч. Есть предположение, что обещанию Меншиков не поверил, и донес на Виниуса Петру. В итоге Виниуса приговорили к битью кнутом и штрафу в 7 тысяч рублей. В переписке с венским двором дипломатический агент Отто Антон Плейер упомянул об этом событии, добавив: «Здесь есть такое обыкновение, что сперва человеку дают возможность много накопить, а затем предъявляют ему какое-нибудь обвинение – и отбирают под пыткой все накопленное». Впоследствии Виниус бежал в Голландию (в Англию от «ужасов кровавого режЫма» тогда еще не бегали), но потом вернулся.

У Меншикова же Виниусом дело не ограничилось. Однажды приближенные и тезки Петра – барон Шафиров и граф Толстой – получили от государя приказ построить фабрики, и право выпускать на них товары беспошлинно. Может быть, дело у них и пошло бы, но к процессу подключился Меншиков и потребовал включить его в компаньоны. Потом светлейший вымогатель начал требовать себе все большую долю. Шафиров с Толстым сообразили, что дело, пожалуй, идет к разорению, и закрыли свои фабрики. Открыли они их только тогда, когда Меншиков потерял всякий интерес к производству и долей уже не требовал.

Историки сообщают: «Но главными пунктами в списке его прегрешений были кражи из казны. По его требованию из сумм Военной коллегии ему выдали 10 тыс. руб. А из московского казначейства на обустройство дома в первопрестольной в разное время ему было выдано 53 679 руб. Мало того, оказалось, что управлявший домами светлейшего полковник Трезин бесплатно брал ценности и припасы из дворцовых кладовых, что обошлось царской казне еще в 13 164 руб. Выяснилось, что Меншиков требовал и получал крупные суммы в казначействах и других городов».

Известен и такой случай. Когда Петр выдавал старшую дочь Анну замуж за герцога Голштинского (от этого брака родится потом будущий Петр III), то пожаловал им 300 тысяч рублей. Что сделал Меншиков? Потребовал у Анны 80 тысяч, заявив ей что-то вроде: «Эти деньги для тебя у отца я попросил, но могу сделать и так, что он передумает». Анна заплатила, и почему-то кажется, что любви к Меншикову от этого у нее не прибавилось. Впоследствии именно Анна Петровна придумала план, который стал одним из «гвоздей» в «гроб» Меншикова, как царедворца и прочая.

То, что этот план был проведен в жизнь – прямое свидетельство того, что жадность все же способна лишить человека ума. Когда императором стал Петр II, он решил помочь своей тетке – Анне Петровне – и передал ей долговые расписки английского купца Марли. Меншиков потребовал… правильно – поделиться. Анна с мужем дали ему 2 тысячи рублей задатка, но попросили у него расписку. Неизвестно, чем думал тогда Меншиков, но расписку Анне он дал. Впоследствии она стала серьезной уликой в «Деле Меншикова», выступив доказательством его вины.

Всерьез же Меншиков «попал», когда Петербургская гильдия каменщиков, желая выразить верноподданнические чувства, прислала Петру II 9 тысяч червонцев. Петр велел переслать их своей сестре Наталье Алексеевне. Меншиков посыльного перехватил, а деньги – отнял. Вот тогда-то за Меншикова и взялись всерьез давние противники – князья Долгорукие, которые к тому времени взяли влияние на Петра в свои руки. Меншикова арестовали, и по результатам работы следственной комиссии Верховного Тайного совета, указом Петра II отправили в ссылку. Историки пишут: «После первой ссылки в свое имение – крепость Раненбург – был лишен по обвинению в злоупотреблениях и казнокрадстве всех занимаемых должностей, наград, имущества, титулов и сослан со своей семьей в сибирский городок Березов». На эту тему есть даже картина Василия Сурикова «Меншиков в Березове».

«Полудержавный властелин»

Александр Сергеевич Пушкин называл так Меншикова не зря. Когда описывали его имущество, выяснилось, что Меншикову, в частности, принадлежали 99 деревень, 88 сел, волость и четыре города в Малороссии. В великорусских землях за ним числились поместья в 36 уездах. Только опись драгоценностей, найденных в трех огромных сундуках, заняла три дня. У Меншикова конфисковали 4 миллиона рублей наличными, бриллиантов и разных драгоценностей еще на миллион, 24 дюжины серебряных столовых приборов и тарелок и 105 пудов золотой посуды. По разным оценкам, за годы своего фаворитизма Меншиков скопил до 20 миллионов рублей. Не смогли сразу добраться только до 9 миллионов рублей в банках Лондона и Амстердама – процесс возврата этих денег завершился только при Анне Иоанновне.

Выяснилось, что Меншиков брал деньги у всех, кто давал – в том числе, от шведов, и даже от Мазепы, когда он еще не изменил Петру, Что характерно, в Березове Меншиков, живя на 10 рублей содержания в день, умудрился скопить на постройку небольшой деревянной церкви, в которой потом служил пономарем, и даже призывал прихожан не красть и не брать взяток. Недаром говорят: «Когда черт стареет, он делается монахом».

…Справедливости ради надо заметить, что при Петре I крупных коррупционеров было всего пятеро: Меншиков, Виниус, сибирский губернатор Матвей Гагарин, и вице-канцлер Петр Шафиров. Тот же Гагарин за свое неслыханное воровство оказался первым и последним чиновником России, повешенным дважды: сначала на веревке, а через пять месяцев – на железной цепи.

Интересна и история разоблачения Гагарина. Сначала Петр вызвал Гагарина в Санкт-Петербург под благовидным предлогом – для суда над царевичем Алексеем Петровичем. Пока Гагарин обретался в столице, Петр отправил в Сибирь ревизора. Петр, видимо, предполагая, что ревизора могут купить, тайно отправил вслед за ним своего денщика Егора Пашкова – провести более тщательное расследование. В принципе, произошло так, как Петр и предполагал: официального ревизора люди Гагарина все время ревизии поили, кормили и задаривали деньгами. Пашков, тем временем, «нарыл» на Гагарина компромат, а потом привез его Петру. Официальный же ревизор привез вполне благодушный отчет, за который потом тоже был повешен. Пашков же в награду получил несколько тысяч крепостных крестьян из «активов» Гагарина.

Как видим, кто-то из крупных коррупционеров был наказан при жизни Петра, кто-то то после. Все остальные (а в том, что они были, сомневаться не приходится) благополучно остались неизвестными. Поговаривали тогда, что взятками не брезгуют генерал-прокурор Сената Павел Ягужинский и канцлер Гавриил Головкин. Самая известная история гласит, что однажды Петр I надумал издать указ, где говорилось: тот, кто украдет сумму, на которую можно купить веревку, на ней же и будет повешен. Ягужинский его спросил: «Неужели ты хочешь остаться один без своих подданных? У нас воруют все, только один приметнее, нежели другой». Петр от этой идеи отказался…

Строго говоря, истории о том, как церемонились с Меншиковым, напрочь разрушают миф о «сильном и справедливом государе Петре Алексеевиче», любимый писателями и историками до сих пор. Иначе Меншикова повесили бы еще при жизни первого императора. И в очередной раз подтверждается тезис о том, что абсолютная власть развращает абсолютно.

Дмитрий ОРЛОВ, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» (Кыргызстан), специально для «Первого антикоррупционного СМИ»

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...