Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Была ли коррупция при Сталине?

27.02.2013 / 14:10 Новости

Чем ближе 60-летие со дня смерти «Отца Всех Народов», тем вопрос, вынесенный в заголовок, будет задаваться все чаще. И если учесть, что общественное мнение не всегда совпадает с мнением народов, самым распространенным ответом на него будет: «Нет».

Преступление…

Понимая, что в числе отвечающих будут известные и уважаемые люди, придется все же признать: они будут неправы. Коррупция при Иосифе Сталине была, как и в любой период истории Российской империи/СССР/СНГ.

Еще до выборов Сталина генеральным секретарем – в мае 1918 года – вышел Декрет Совнаркома «О взяточничестве». Его стоит процитировать полностью:

«1) Лица, состоящие на государственной или общественной службе в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике, как то: должностные лица Советского правительства, члены фабрично-заводских комитетов, домовых комитетов, правлений кооперативов и профессиональных союзов и т. п. учреждений и организаций или служащие в таковых, виновные в принятии взяток за выполнение действия в круг их обязанностей или за содействие в выполнении действия, составляющего обязанность должностного лица другого ведомства, наказываются лишением свободы на срок не менее пяти лет, соединенным с принудительными работами на тот же срок.

2) Тому же наказанию подвергаются лица:
а) виновные в даче взятки,
б) подстрекатели, пособники и все прикосновенные к даче взятки служащим.

3) Покушение на получение или дачу взятки наказывается как оконченное преступление.

4) Усиливающими меру наказания за взятку обстоятельствами являются:
а) особые полномочия служащего,
б) нарушение служащим своих обязанностей и
в) вымогательство взятки.

5)  Если лицо, виновное в даче или принятии взятки, принадлежит к имущему классу и пользуется взяткой для сохранения или приобретения привилегий, связанных с правом собственности, то оно приговаривается к наиболее тяжелым принудительным работам и все его имущество подлежит конфискации.

6)  Настоящий декрет имеет обратную силу с тем, однако, что от преследования за дачу взятки, если таковая была произведена до издания этого декрета, освобождаются те лица, кои в течение трех месяцев со дня издания настоящего декрета заявят судебным властям о даче ими взятки».

Следом – осенью 1922 года – ситуация с взяточничеством ухудшилась. И постановле­нием ВЦИК и СНК от 9 октября 1922 года был изменен текст статьи 114 УК РСФСР – ввели наказание за получение взят­ки в «виде лишения свободы на срок не ниже одного года с конфискацией имущества или без таковой». Получение взятки, совершенное при отягчающих обстоятельствах, наказывалось по части 2 указанной статьи «лишением свобо­ды со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет, и в особо отягчающих обстоятельствах высшей мерой наказания с конфискацией имущества». Исполнение этого декрета и последующих в 1922 году возложили на комиссию по борьбе с взяточничеством Совета труда и обороны. Ее председателем стал Феликс Дзержинский. От Совнаркома комиссию курировал Сталин – как и работу органов безопасности в целом. Поэтому он прекрасно знал, кто и сколько берет – особенно в рядах советских номенклатурщиков.

Однако, такие меры помогали мало. К примеру, в своей книге «Секретный террор» чекист-невозвращенец Георгий Агабеков, убитый в 1937 году во Франции, оставил воспоминания о том, как жили в Иране (тогда еще Персии – Агабеков с 1925 по 1928 годы был там резидентом ОГПУ) работники советского торгпредства.
В принципе, любой может спросить: стоит ли верить мемуарам перебежчика? Верить им, конечно, можно с большой долей условности. Равно, как и воспоминаниям «Среди красных вождей» бывшего директора фирмы «Аркос» в Лондоне Георгия Соломона – тоже невозвращенца. В частности, Соломон описывает там, как сладко жил за казенный счет «несчастный мученик сталинизма» Георгий Зиновьев (тот самый, которого Ленин в фильме назвал «политической проституткой»). Однако, в том-то и дело, что эти материалы подтверждаются найденными в архивах документами.

Из них стало известно, что первый нарком внутренних дел СССР Генрих Ягода тоже имел обыкновение «путать личную шерсть с государственной». Ресурсы у него на это имелись – секретные фонды родного ведомства. Когда было следствие, установили, что только за первые 9 месяцев 1936 года на себя любимого Ягода потратил 3 миллиона 718 тысяч 500 рублей.

Именно при Ягоде имел место скандал. Широко в то время известный, хотя и в узких кругах, Александр Лурье был не только другом всесильного шефа тайной полиции, но и его доверенным лицом по вопросам торговли конфискованными ценностями. Однажды его арестовала берлинская полиция за нелегальную торговлю бриллиантами. Впоследствии по приказу Ягоды Лурье выкупили и назначили начальником инженерно-строительного отдела. Именно ИСО НКВД строило гостиницу «Москва», а также дом Совнаркома. Последнее здание знает каждый россиянин – сейчас там заседает Государственная Дума РФ. Лурье «взяли» сразу же после ареста Ягоды, и 20 июня 1937 года расстреляли…

Вполне естественно в таких условиях за «верхами» тянулись и «низы» — частный сектор. При изучении архивных материалов уголовных дел эпохи НЭПа создается впечатление, что любимый способ «нечистого заработка» назывался «Облапошить государство с помощью самого государства». Историк Александр Север пишет об аферах с выдачей банковских кредитов: «В большинстве случаев сотрудники банков получали за выдачу кредитов, говоря современным языком, откат… В 1926 году основной поставщик боржоми в большинство регионов СССР был некий частный предприниматель Кебадзе. Он был контрагентом грузинского Курупра (орган Наркомздрава, ведающий боржомом). Схема торговли была простой и не требовала больших финансовых вложений. Бизнесмен брал партию минеральной воды и под нее получал кредит. На полученные деньги покупал партию боржоми и вез ее в Москву. Там он ее закладывал и получал новый кредит.

И так дальше. Финансовая схема работала безотказно.

Другой пример. Частный химический завод «Калорифер», якобы выпускавший перетопленное сало, решил взять кредит в Госбанке. Сотрудник банка осмотрел полуразрушенный завод и сообщил, что завод «работал на полном ходу». Кредит был получен. А потом состоялся суд, где на скамье подсудимых оказались получатели кредита».

…и наказание

Сейчас уже доказано, что реальную власть Сталин получил только в 1939 году. И вот тогда…

Если о первых предвоенных годах борьбы с коррупцией известно мало, то о войне и послевоенных годах – значительно больше. Легендарному Лаврентию Берии приписывается такая фраза: «Торгового работника уже через год после занятия им должности надо расстреливать без суда и следствия». В полном соответствии с этой фразой, после войны, волной прошли «Винное», «Табачное», «Парфюмерное», «Ткацкое» и прочие «дела». «Ленинградское дело» тоже начиналось, как коррупционное. К этому же ряду можно отнести и «Трофейное дело» маршала Жукова, по которому пошли в тюрьму генералы Телегин и Крюков, а также жена последнего – известная певица Лидия Русланова.

Но более показательным в плане ответственности за коррупционные преступления в этом перечне является «Хлебное дело», описанное историком Николаем Добрюхой. Он сообщает: «Инкубатором и разносчиком коррупции в пищевой промышленности России стала распределительная система «Росглавхлеб» во главе с начальником отдела снабжения Михаилом Исаевым. В разветвленную сеть его преступной группы (кроме зама начальника отдела Шулькина Б.Н., главбуха отдела Розенбаума Д.А. и директора Московской межобластной базы Главка Бухмана Э.М.) входили должностные лица из плохо контролируемых трестов Алтая и Татарстана, а также Архангельской, Брянской, Ивановской, Московской, Оренбургской и Ростовской областей. Всего было не менее 20 человек». В общем, там было все: недовесы, взятки, откаты – словом, то же самое, что сейчас просиходит на постсоветском пространстве сплошь и рядом.

Но каков итог? Добрюха цитирует:

«Московский городской суд 31 мая 1949 г. приговорил:

Исаева и Розенбаума (главные организаторы преступлений – Д.О.) к 25 годам лишения свободы каждого с последующим поражением в избирательных правах на пять лет;

их соучастников: Курочкина-Саводерова – к 15 годам лишения свободы;

Меламеда, Спевака и Цанина – к 10 годам лишения свободы;

Бухмана, Лейдермана, Фролова и других – также к длительным срокам лишения свободы;

всех – с полной конфискацией имущества их родных».

Историк заключает: «Таким образом, ущерб, нанесенный преступниками государству, был возмещен полностью. О подобных результатах сегодня не приходится даже мечтать».

Очевидно, что сталинский опыт учит: в борьбе с коррупцией не должно быть «неприкасаемых». Потому что, со временем, она перестает быть незаметной. То есть, переходит из области частных случаев в прямую угрозу интересам экономической безопасности государства. И нынешняя задача власти – свести коррупцию хотя бы к уровню 1930-х годов. Того времени, когда, как говорят ветераны, коррупции не было.

Дмитрий ОРЛОВ, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» (Кыргызстан), специально для «Первого антикоррупционного СМИ»

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

«Марсианин» в Серебряном бору — откуда у вице-премьера Хуснуллина тайное поместье?

Бывший вице-мэр Москвы пользуется незадекларированной недвижимостью стоимостью около миллиарда рублей

Ради несчастного случая: как владельцы самостроя в Сочи пошли против власти

Скандально известный бар на крыше многоэтажки возобновил грозящую пожаром деятельность

Loading...
Loading...