Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279578 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156742 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120377 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112734 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105736

Самвел Гарибян: Нужно ввести казнь для президента

Самвел Гарибян — дважды рекордсмен Книги рекордов Гиннеса, российский предприниматель и писатель. Он обладает феноменальной памятью, знает, как взорвать коррупцию изнутри и добиться государственного благоустройства. Самвел отлично представляет, зачем нужно казнить президента, сколько крови на руках миллиардеров из списка «Форбс», а также как в кротчайшие сроки преодолеть преступность.

— Самвел, я знаю, что вы очень интересуетесь вопросами коррупции, и у вас даже есть своя программа ее преодоления.

— У меня в Фэйсбуке есть группа, примерно, 700 человек, под названием «Враги коррупции». И однажды мне был задан вопрос: «Уважаемый организатор врагов коррупции, а вот если вы сами попадете в бочку с медом, не будете ли себе облизывать пальцы?» Могу сказать, что даже я, как человек, разработавший оригинальную концепцию по борьбе с коррупцией, и как человек, благодаря которому российская казна уже получает миллионы на штрафах от коррупционеров, задумался.

У меня есть четкая программа. Первым пунктом надо разрезать цепочку взаимной ответственности внутри системы коррупции. То есть необходимо первым шагом упразднить уголовную ответственность в отношении дачи взятки.

— Конкретно взяткодателя?

— Да, взяткодателя не трогать.

— Так, что дальше?

— Необходимо дать возможность чиновникам получить ту взятку, которую им предлагают и положить ее себе в карман без выполнения дела, которое им поручили. Грубо говоря, кинуть. И при этом взыскать с взяткодателя пятидесятикратный штраф от суммы взятки, которую он дал, половина из которых должна пойти опять этому же человеку. Теперь представьте себе, какая может сложиться ситуация. Вы чиновница, а я что-то от вас хочу. И вы говорите: « Да-да, принеси сто тысяч долларов». Я положил эти сто тысяч вам на стол, в этот момент из шкафа выскакивают оперативники, и говорят: «Все уважаемый, мы вас поймали на попытке подкупить должностное лицо, ваши деньги конфискованы, платите пятидесятикратный штраф». Таким образом, если сумма равна десяти тысячам долларов, то взяткодатель должен заплатить пятьсот тысяч долларов, половина из которых должна пойти этому чиновнику. Все будут заранее знать, что, предлагая взятку чиновнику, они могут попасть в ловушку. И обратный ход: в случае, если взяткодателю удастся осуществить свою сделку, и он сможет все доказать, взыскать с чиновника стократный штраф за коррупцию от суммы взятки.

— Я уже могу вам озвучить два уязвимых места вашей концепции. Первое: чиновник никогда не действует лично. И второе, самое главное, — для того, чтобы концепция была осуществлена, вам нужно достучаться до лиц, принимающих такие решения. 

— К тому моменту, пока политическая воля появится, нужно, чтобы был готов проект. Для того, чтобы не пришлось этой политической воле всех расстреливать, надо заранее подготовить механизм. У меня всего пять пунктов. Первый – это освобождение взяткодателя от уголовной ответственности. Второй пункт – чиновник может кинуть и взыскать штраф дополнительно с взяткодателя. Третий пункт – взяткодатель может кинуть и получить стократный штраф назад от суммы взятки, половина из которого должна пойти государству. Четвертый пункт – сохранение тех результатов, которых взяткодатель добился путем получения взятки. И пятый пункт, который отвечает на ваши вопросы по поводу посредников. Я предлагаю многократно усилить уголовную ответственность в отношении посредников, и посредников наказывать в десть раз строже, чем самих получателей взяток. Отдельным пунктом я предлагаю ввести исключительно высшую меру наказания. И пожизненное заключение, если посредником окажется адвокат, или лицо, имеющее отношение к адвокатуре. Это и есть моя антикоррупционная программа, которая позволит уничтожить коррупцию низового уровня.

— Нижний и верхний уровни напрямую взаимосвязаны.

— Чтобы уничтожить коррупцию верхнего уровня, как раз нужен другой механизм. Одним из существенных и эффективных механизмов я считают следующий подход. Например, вы когда-нибудь слышали правила сдачи только что построенного моста архитектором или прорабом?

— Нет.

— Он должен встать под мостом, а тяжелые грузовики в это время проехать. Если архитектор построил плохой мост, значит ему кирдык. Так почему бы главе государства так же не отвечать жизнью за плохое руководство?

По результатам правления руководитель должен быть казнен, если он не вывел страну на нужный уровень развития.

— Вы предлагаете казнить президента?

— Да. Для того чтобы проблем не было наверху, нужно действовать двумя способами. Первый из них: по результатам правления руководитель должен быть казнен, если он не вывел страну на нужный уровень развития. Например, будь я президентом России, первый мой указ был бы соорудить огромный алтарь, где я буду казнен через пять лет, если не справлюсь с этими задачами, которые ставлю.

— То есть приходя на пост президента, человек заранее знает: если не справится с задачами, получит пулю в лоб или что-нибудь поизощреннее?

— Именно. Предположим, я даю обещание понизить уровень коррупции в течение пяти лет. Я получаю для реализации всех этих дел чрезвычайные полномочия. Все чиновники, которых я назначаю, тоже будут казнены, если не справятся с этой задачей. Но если я смогу достичь результата, то буду щедро вознагражден.

— Так мы себе президента не выберем никогда.

— Я понимаю, что с точки зрения нынешней психологии казнь как-то дико звучит. Хорошо, тогда давайте в тюрьму сроком на десять лет.

Глава государства по конкурсу должен набирать лучшую команду, но предупреждать, что если команда не справится, ее ждет расстрел, повешение или обезглавливание. 

— Как вы думаете, а сейчас это возможно?

— Нет, потому что народ России настолько слаб и политически неактивен, что любой урод может, поднявшись вверх, плевать вниз.

В плане коррупции, по мнению многих экспертов, мне удалось решить важную задачу. Глава государства по конкурсу должен набирать лучшую команду, но предупреждать, что если команда не справится, ее ждет расстрел, повешение или обезглавливание. Такой подход важен, чтобы перекрыть движение вверх слабаков, блатных и так далее. Лишь те, кто уверен в себе и в том, что они справятся, начнут двигаться вверх по карьерной лестнице. Откуда Гитлер набрал таких хороших генералов? Он на старте замечал, кто из себя что представляет. То же самое со Сталиным. Да, это жестко, но страна от этого выиграла. Нужно, чтобы глава государства сам был образцом. Говорят, что у Путина 130 миллиардов долларов. А я понимаю, что это действительно так. О какой тогда борьбе с коррупцией можно еще говорить?

Человек подписывает указ о казни самого себя — это моя идея. В чем сила этой идеи? В том, что никто уже не сможет мне сказать «а судьи кто»? А судья тот, кто тоже кладет свою голову на плаху по итогам неэффективного правления. Да, он должен быть казнен однозначно.

— Вы предлагаете использовать средневековые методы. Для того, чтобы наказать виноватого, существуют законы. Если эти законы функционируют, казнь становится нецелесообразной. Если они не функционируют, как сегодня, то о целесообразности также говорить не приходится. Ваша концепция — такой, знаете, тоталитаризм сверху.

— Если вы считаете мои высказывания очень резкими в плане казни, то я уже сказал, что можно и в смягченном варианте. Пожизненное заключение.

— А в нынешних условиях что с президентом может быть?

— Ничего с ним не будет, спокойно улетит себе куда-нибудь. Вообще, как вам концепция? Понравилось или нет то, что я вам говорил про эти пять пунктов?

Моя цель — это не подавление коррупции, а многократное усиление России. Но этому мешает коррупция. Значит мы должны ее уничтожить.

— Некоторые моменты мне видятся утопичными.

— То, что я мыслю и создаю, не является целью. Моя цель — это не подавление коррупции, а многократное усиление России. Но этому мешает коррупция. Значит мы должны ее уничтожить. А этому мешает высокий уровень преступности. Кстати, про банк потенциальных угроз читали? Какое мнение?

— Для наших читателей поясню: вы предлагаете вносить в специально созданную базу всех людей, кажущихся нам подозрительными. В связи с этим, хочу поинтересоваться, представляете ли вы себе количество неадекватных людей, обитающих в интернете? А количество любителей пошутить? Получается, что каждый из них пойдет и впишет в эту базу преступника с неизвестно откуда взявшимися инициалами?

— Не преступника, а просто человека, который ему подозрителен.

— Предполагаю, что подростки будут вписывать в эту базу всех, кого не лень. Вот если мне, например, преподаватель поставил двойку, я возьму, и впишу его в эту базу.

— Понимаю, вписывайте, какие проблемы?

— Но невиновный же будет под подозрением!

— Нет. У этой службы будет мощнейший аналитический отдел, который будет понимать, где мусор, а где плоды. Любой, даже средненький аналитик, спокойно поймет, что, где, как и чего. Так что пусть сколько хотят пишут и заявляют.

— Как он это поймет?

— Допустим, какой – то нехороший человек ведет себя вызывающе. Это все, в отличии от американского кодекса, не является преступлением, но становится понятно, что человек способен что – то плохое сделать.

С точки зрения дальновидности мышления многие, казалось бы, безобидные вещи являются более опасными, чем прямые жестокие преступления.

— А если мне показалось?

— А будет еще предбаза. База и предбаза. У меня даже есть такая идея — создать предуголовный кодекс. В чем он может выражаться? Предположим, в недостойном поведении, неуважительном отношении к людям.

— Видите ли в чем дело. Мораль — категория достаточно неустойчивая. Все зависит от того, как каждый из нас ее воспринимает. Я, например, считаю, что мужчина, прошедший только что рядом, посмотрел на меня вызывающе. Вот и внесу его в эту вашу предбазу, без инициалов. А другая женщина посчитает, что это был вполне обычный взгляд. У нас разное восприятие.

— В любом случае, более 95% населения не криминализированы. И те 5% оставшихся будут быстро выявлены. Моя философия заключается в том, что с точки зрения дальновидности мышления многие, казалось бы, безобидные вещи являются более опасными, чем прямые жестокие преступления. Как вы считаете, что более опасно для общества — умышленное убийство какого-нибудь человека, или ночной шум, когда ты мешаешь соседям спать?

— Думаю, все-таки убийство.

— А я думаю, что шум. И вот почему. Давайте себе представим такую ситуацию: я, например, начальник районного РУВД полиции. За весь день было много вызовов, экипажи все на выездах и остался один свободный экипаж. И вдруг два звонка. Один — о том, что муж с женой что-то не поделили, и он ее убил. Второй — о том, что шумные соседи мешают спать. Давайте представим, что жалобщик, которому мешают спать, командир какого-нибудь авиалайнера, ему надо будет утром в семь часов встать, и он должен отвечать за жизнь 350 человек. Огромное количество катастроф в России происходит из-за так называемого человеческого фактора, главная причина которого, — недосыпание людей.

— Вы привели единичный случай.

— А я могу таких единичных, как вам кажется, привести много.

— Это нерепрезентативный пример.

— Мой подход для наведения порядка состоит в том, что нужно давать значительные наказания за незначительные правонарушения. Предположим, за курение в лифте — 5 тысяч долларов штраф.

— А за убийство вы что предлагаете?

— Смотря какое убийство.

Я сторонник того, чтобы ввести баллы для людей. Типа мониторинга по их поведению.

— Умышленное, ножом из-за угла.

— Я сторонник того, чтобы ввести баллы для людей. Типа мониторинга по их поведению. Допустим, 10 баллов – нормальный человек. Но если ты рецидивист – то 5 баллов. Третья ходка у тебя — и уже тюрьма как дом родной. И, например, я сторонник того, чтобы убийство преступника не наказывалось так, как убийство нормального человека, даже если полностью виноват другой человек. Убийца убийцы, как я считаю, не убийца. Вообще, полиция должна уметь ловить преступника не в момент совершения, а до того, как он подумает об этом.

— Мы перескакиваем сейчас с темы на тему. Вы сказали, что убийца убийцы — не преступник?

— Да. Я имею в виду, с точки зрения ценности человеческой жизни. Не должны все человеческие жизни цениться одинаково. Если за обычное убийство ты будешь сидеть 10 лет, например, то за убийство убийцы – не более одного года. Один, два года, не больше. Потому что, как сказал, я сторонник ведения балльной системы. Можно сделать так, чтобы в три года раз обнулялись. То есть каждый человек раз в три года обнуляется. А потом делаются дырочки на его карточках, что теперь он недочеловек. Если он пьяным валяется где-то на улице, в луже, его уже можно записать в недочеловеки, например.

— Вы читали «1984» Оруэлла?

— Да.

Руководитель государства должен очень жестко наказываться по Конституции. Все должно быть прописано.

— Мне ваша балльная система чем-то напоминает Большого Брата.

— Я считаю, что Большой Брат должен быть. Я против чипов, но в целом, если люди ведут себя нормально, им нечего опасаться. Абсолютно. Это как в троллейбусе, если ты оплатил билет за проезд, то тебя не должна интересовать сумма штрафа. Давайте будем говорить конкретнее. От обратного. А обратное в чем? Отсутствие смертной казни по отношению к преступникам является присутствием смертной казни для нас со стороны безопасности. У меня возникла, я бы так сказал, гражданско-оборонная инициатива (ГОИ), суть которой в ударах по коррупции с преступностью. Руководитель государства должен очень жестко наказываться по Конституции. Все должно быть прописано. Вы говорили про Средневековье, но нахождение архитектора под мостом разве не средневековье?

— Совершенно не уверена, что все архитекторы так делают.

— Я об этом много читал. И слышал от специалистов, что есть такой закон.

— Закон?

— Но ведь это же справедливо! В результате плохого правления люди будут массово гибнуть. В чем это может выражаться? Посмотрите, какой парадокс. Ваш ребенок может умереть от какого-то паленого лекарства и это не Cредневековье. А вот взять и казнить какого-то урода, чиновника, который не контролирует эту всю сферу нельзя, это же Средневековье, почему?

Вся система поднятия людей наверх такова, что туда идут только дебилы, бездари и вредители.

— Потому что при нормально функционирующих законах, все вопросы, перечисленные вами, устраняются чуть более, чем наполовину. Но предшествует этому гораздо более глобальная проблема — слом существующей системы. Для того чтобы законы работали, нужно менять систему.

— Нужна жесткая государственная воля, а ее нет, потому что вся система поднятия людей наверх такова, что туда идут только дебилы, бездари и вредители. Конкретный пример. Я недавно плавал на Форсайт-пароходе, такой недельный круиз по Волге. И я несколько дней назад попытался предложить свои идеи для реализации агентствам стратегических инициатив. В ответ на мои предложения, они мне прислали какие-то требования, абсолютно бессмысленные и тупые, ничего не значащие, зато огромным перечнем. А я — человек творческого склада, неприемлющий такого подхода. В результате я их послал в пешую сексуальную прогулку, потому что сразу стало понятно, что они хотят просто отмахнуться от меня. И такие уроды, которые там работают, занимаются только крючкотворством, для того, что бы все видели, что они что-то там делают. Мои отношения с ними тут же разорвались, потому что я им напрямую сказал, что они — дармоеды и сволочи. Вместо того, чтобы пригласить меня чаек попить, где я четко досконально бы все преподнес, они отмахнулись от меня длиннющим перечнем фигни какой-то. Я сам считаю, что в отношении тех, кто мне вот это прислал, можно возбудить уголовное дело и посадить лет на десять за крючкотворство и нежелание помочь стране. Они же ничего не делают полезного, вот таких надо наказывать. А чтобы до таких дошло наказание, нужно иметь ввиду, что главная беда России — это не дураки и дороги, а безответственность и безнаказанность. Представим, что я руководитель. Я точно буду казнен, если не добьюсь того, чтобы в аптеках больше не было фальшивых лекарств.

— При нормальной демократической системе президент будет знать, что его сместят или переизберут. Обратите внимание на штаты.

— Он свой миллиард заработает, пусть сместят его хоть десять раз.

— Тогда уже он будет нести уголовное наказание.

— Само слово уголовное наказание происходит от слова «голова», отвечать головой. На такие моменты нужно обращать внимание. Допустим, слово гей. Гей – это аббревиатура, состоящая из трех слов «good as you» — хороший, как ты. Надо называть не гей-парад, а пидар-вакханалия.

— Ну, до вакханалии на параде дело пока еще не дошло.

— Гей-парад — слишком хорошее слово — и гей, и парад. Ах, эта московская власть такая плохая, что запретила гей-парад. А почему бы не сказать, что градоначальство Москвы запретило пидар-вакханалию. Видите, как все меняется мгновенно. Возьмем список Форбс, и назовем не 100 самых богатых людей, а 100 самых больших злодеев России. Богатые злодеи России.

При зарабатывании одного миллиарда напрямую заказывается примерно около двух тысяч человек. Убивают, напрямую убивают!

— Для того, чтобы использовать такую терминологию официально, злодейства должны быть юридически доказаны.

— Это очень легко доказать. У них власть, понимаете? Путин их защищает. Что такое миллиард долларов? Это семьдесят тысяч автомобилей эконом — класса, стоимостью 15 000 долларов, это сотни школ, это атомная подводная лодка, которую мог бы получить российский флот, и это около 100 000 нерожденных детей, которые могли бы родиться, если бы эти деньги были у народа. Понимаете? Исходя из этого, разве они не злодеи? Я считаю, что это список самых больших злодеев российского народа, кровопийц. Смотрите, какое название! Список кровопийц. При зарабатывании одного миллиарда напрямую заказывается примерно около двух тысяч человек. Убивают, напрямую убивают!

— Откуда это у вас такая информация?

— Есть. У меня есть много олигархов среди моих слушателей, они у меня занимаются сейчас. Допустим, в данный момент у меня занимается Сергей Полонский. Есть даже ролик, как я с ним занимаюсь, на YouTube. Английскому я еще учу. Вы знаете английский? Вам подарю книжку одну, там как раз по этой теме.

— Мы начали с того, что 2 000 человек убивается на пути зарабатывания миллиарда — откуда эта информация?

— Я не буду раскрывать свой источник, но в беседе с некоторыми из них я узнал, что по статистике от  2 000 человек убивается среднестатистически. Они реально идут по трупам к своим миллиардам. Обязательно, на этом пути будут непреклонные люди, которых не сможет никто уговорить, и их убивают. У меня даже возникло однажды желание основать движение под названием «Прости нас, Гитлер». Объясню, почему. Да, Гитлер – злодей, но если по совокупному капиталу собрать эту сотню с их миллиардами и сравнить с ущербом, который нанесла война Советскому Союзу и война с фашистской Германией, то от этих денег оказывается примерно в семь раз больше ущерба, нанесенного нам немцами. Вопрос: если против Гитлера поднялись с оружием в руках, то почему против этих не поднялись. Они являются более подлыми врагами народу, чем Гитлер. Понимаете? Тогда мы должны извиниться перед Гитлером. Почему же против него воевали, если они все его планы в отношении народов СССР реализуют вполне успешно?

— Преступления Гитлера доказаны.

— Этих доказательств..

— Поймите, уголовные дела, связанные с убийствами, у них по большей части отсутствуют. Так что мы пускаемся в демагогию.

— Смотрите, я сам по образованию юрист. Я окончил юридический факультет Ростовского университета, и я могу сказать следующее: бывают ситуации, когда юридическая процедура становится бессмысленной и вредной. Помните, сколько Брейвик убил человек? А Уголовный кодекс Норвегии предусматривает самое тяжкое наказание – 21 год. Давайте предположим, что он убил, не 77 человек, а 77 тысяч человек. И в этой ситуации опять 21 год. Как вы сами считаете? Я считаю, что в такой ситуации все законы должны тут же остановить свое действие и вступить в силу совсем другие законы. Я считаю, что составление этого уголовного кодекса неадекватно по отношению к совершенному преступлению. За сам этот кодекс нужно казнить составителя этого кодекса. Лжегуманизм обязательно приведет к гибели всего общества. Исходя из этого, я — за введение упрощенной юриспруденции по аналогии с налоговой. В чем состоит упрощенная система? Выездной суд, если надо на место, и, в основном, повешение за совершенное преступление на месте. Без лишних церемоний. А что сейчас получается? Что-то кто-то где-то сделал: пернул, я извиняюсь, или чихнул, начинают писать тома, пишут-пишут-пишут следователи. Эти тома буквально до вершины могут дойти. А в итоге, что мы имеем? Что преступники смеются над обществом. Почему нет мафии в Саудовской Аравии? А почему мафия есть здесь? Потому что мафия является элементом здравого смысла в отношении наказания за некоторые нехорошие деяния. Предположим, кто-то вас тяжко оскорбил словесно, а вы сами себя нормально вели, не спровоцировали, а он вас назвал последними словами. В результате этих слов вы будете лет 5 ходить как получеловек.

— Ну, 5 лет вряд ли.

— А наказание 500 рублей штраф, вместо того, чтобы убить гада? Юридическая процедура является очень волокитной, поэтому и появляются все дырки, не заполненные государством. Их заполняет мафия. А в Саудовской Аравии за такие дела отрывают голову. И это считается нормальным.

— Расстрел за коррупцию привел к желаемому результату?

— Я считаю, что за коррупцию надо расстреливать не только коррупционеров.

— Уже расстреливать?

— Под словом расстреливать, я имел ввиду смертную казнь. Не важно: расстрел, повешение, на вкус и цвет друга нет. Я считаю, лучше, чем расстрел — это повесить или отрубить голову.

— Смертная казнь в Китае истребила ли коррупцию?

— Она очень сильно ее сдерживает.

— Я не сказала бы, что они добились результата, несмотря на такие жесткие меры.

— Если сейчас у них коррупция на уровне 4-5, то как только расстрелы прекратятся, тут же зашкалит до 10. Проблема есть маленькая и большая. Если большую превратили в маленькую, то ее устранили.

Борьбу с коррупцией сделать более прибыльной, чем сама коррупция.

— Они не превратили ее в маленькую.

— Превратят, они и этого добьются. И я знаю, каким путем они будут идти. В итоге, коррупционеры берут взятки, зная, что рискуют жизнью. И при этом думают, что после их смерти семья будет жить. У многих есть такое самопожертвование в пользу своей семьи — чтобы сыну и жене хватило на жизнь. Я знаю, что следующим шагом будет казнь их семей. И тогда уже не будет коррупции. Они к этому придут. Я говорил о коррупции не с точки зрения жесткости наказания, а с точки зрения того, чтобы борьбу с коррупцией сделать более прибыльной, чем сама коррупция. И эти пять пунктов, которые я перечислил, они способны сделать.

Интервью взяла Екатерина Бичай

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279578 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156742 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120377 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112734 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105736

ФСБ согласилась с Навальным, а Колокольцев пришел не туда

Борьба с коррупцией: итоги недели 10-16 декабря

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Международный розыск — за что Путин ищет экс-главу Росалкоголя

Миллиардные схемы, провокация ФСБ, уголовное дело и «Рюмка водки» от Григория Лепса для беглого чиновника

Читать все материалы

Загадочное исчезновение и триумфальное возвращение скандального вице-губернатора

Зачем глава Волгоградской области позвал в регион старого знакомого

НИИ Склифосовского выбросил 2 млрд на некачественные продукты и супердорогие лекарства

Схемы госзакупок прославленного медучреждения — связи с чиновниками, сговоры, сомнительные поставщики

Бумажная волокита и слабые законы — главные помехи антикоррупционной борьбы

Откровенный разговор о коррупции с руководителями федеральных органов под эгидой Кремля

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Кудрин вскрыл трехмиллиардную схему с самолётами Путина

Счетная палата выявила покупку подержанных воздушных судов под видом новых

От олигархов до лидера ОПГ — кто судился с Навальным

Вспоминаем тяжбы между лидером ФБК и героями его расследований

В «черный список» чиновников приводят махинации с декларациями и конфликт интересов

Треть реестра уволенных по коррупционным мотивам — местные депутаты

Коррупционные скандалы в Минобороны

Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу

Схемы вывода миллионов Минобороны: «новая Васильева», украинец, слесарь и продавщица

Фигурант «списка Титова» просит возбудить дело против подчиненной Бастрыкина

Арестованный арктический строитель Алексей Эккерт обвиняет следователя СКР в фальсификациях и подлоге

Минобороны потеряло 4 млрд в Дагестане и готово выложить еще

Дойдут ли по назначению средства госпрограммы развития ОПК на реконструкцию «Дагдизеля»?

За взятки на Играх в Сочи задержан бывший начальник ЦСКА

Читать все материалы

Тайный фигурант «списка Титова» бессилен перед судьями и ФСБ

Заявивший о вымогательстве взяток предприниматель не верит в возможность вернуться на родину

Как выйти из изолятора ФСБ. Прощай, «Лефортово»!

Новые записи Александра Шестуна — снова из «Матросской Тишины»

Бизнес в России — бег с административными барьерами

Развитию инвестклимата страны мешают правоохранители и законотворцы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: