Подписывайтесь на наш Telegram

Подсудимый Крысов и Калачников завладели землями Тверской области на 4 млрд рублей

17.11.2012 / 19:11

В Тверском областном суде в понедельник, 19 ноября, начнутся прения по уголовному делу, возбужденному в отношении бывшего главы Конаковского района Тверской области Виктора Крысова и его заместителя Виталия Осипова. Еще один фигурант по делу – Игорь Калачников, скрывается в Лондоне. Все трое обвиняются в получении взятки в 45 млн рублей.

На фоне развернутой в СМИ пиар-кампании, создающей подсудимым ореол мучеников и жертв произвола, «Первое антикоррупционное» решило оценить имущество подсудимых и членов их семьи. В ходе расследования выяснилось, что состояния рядовых районных чиновников вполне хватит на безбедное существование нескольких поколений. По нашим данным, сейчас они в срочном порядке распродают имущество через доверенных лиц.

Цена слова – $1,5 млн

Напомним кратко общую картину преступления, по версии следствия. Некоторые подробности, которые ранее упускали СМИ, позволяют предположить, что рассматриваемый в суде эпизод – лишь звено в длительной цепи манипуляций с землями Конаковского района.

В 2010 году в ГУ МВД по ЦФО обратился столичный юрист Игорь Колтунов, который заявил, что глава администрации Конаковского района Виктор Крысов через главу Завидовского сельского поселения Игоря Калачникова потребовал от его клиентов ООО «Алекс» отступные $1,5 млн за отказ от изъятия земельного участка. Предыстория такова.

В 2008 году ООО «Алекс» взяло у Конаковской администрации Тверской области в долгосрочную аренду 8 га земли, расположенной в деревне Федоровское возле Иваньковского водохранилища. Позднее предприятие выкупило участок в собственность и начало строительство дома отдыха. Но неожиданно с подачи аффилированной с главой администрации Канаковского района ООО «Наутилус» прокуратура Тверской области оспорила право собственности ООО «Алекс» на участок. Дело в том, что в распоряжении бывшего главы района было сказано о подготовке к передаче участка в собственность, но не было самого главного слова — «продать». Началась судебная тяжба, и суд согласился с администрацией района, постановление прежнего главы сочли недействительным. Правда, участок администрации вернуть не удалось. Между тем, ООО «Алекс» перепродала его предпринимательнице из Москвы Гладилиной, оставив тем самым чиновников с носом.

Но это, похоже, лишь раззадорило нового главу Конаковского района Крысова и его свиту. По словам Колтунова, в ходе нескольких встреч Калачников дал понять, что в покое его не оставят, поэтому лучше отдать отступные в 45 млн рублей. Дальнейшее было делом техники: оперативники пометили купюры и при передаче денег задержали Калачникова, замглавы администрации района Виталия Осипова, который вел всю черновую работу, а потом и самого главу – Крысова. Все, начиная с обсуждения условий передачи денег, было заснято на видео, аудио аппаратуру.

К делу сразу подключилась группа дорогостоящих адвокатов, которые и во время следствия, и потом в суде не переставали говорить о сфабрикованности дела и прочих нарушениях закона со стороны силовиков. При этом никто не задается вопросом, из каких средств районный чиновник с зарплатой в 30 с лишним тыс. рублей на протяжении двух лет оплачивает услуги пятерых столичных адвокатов, а также председателя коллегии адвокатов Тверской области.

Завидная супруга

Мы же задались этим вопросом и провели расследование, подняв сведения из налоговой инспекции, Росреестра и других служб, учитывающих доходы, регистрирующих имущественные права. Согласно справке о доходах физических лиц, работая директором ООО «Завидовская птицефабрика», Крысов в разные годы получал от 7 до 30 тыс. рублей. Не стал он богаче и в 2009 году, когда избрался главой администрации Конаковского района. Муниципалитет платил ему от 34 до 50 тыс. рублей.

Но почему-то именно в 2009 году, когда Крысов стал главой района, его жена Татьяна Хеба стала одной из крупнейших в районе землевладелицей. Согласно выписке из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с 2009 по 2010 год Татьяна Хеба получила в собственность 45 земельных участков, расположенных в разных деревнях Завидовского сельского поселения Конаковского района вдоль реки Волги общей площадью 95 тыс. кв. м.

Эти земли считаются элитным из-за близости к резиденции президента «Русь». Средний земельный участок в 20 соток, по данным агентств недвижимости, стоит здесь от 4 до 5 млн рублей (сотка – минимум 400 тыс.). Умножив 950 соток на 400 тыс. рублей, получим 380 млн рублей или около $12 млн. В декларации о доходах Крысова никаких денежных поступлений, сопоставимых со стоимостью этой земли, не указано.

На самом Викторе Крысове значится лишь один земельный участок – в деревне Елдино Завидовского поселения. Есть у него и дом, надо признать, достаточно скромный для супруга долларовой миллионерши.

Родом из курятника

В декларации о доходах Крысова указаны несколько сделок с разными фирмами по продаже доли Завидовской птицефабрики. Когда-то эта птицефабрика была единственным экономикообразующим предприятием в поселении. Общая сумма сделок – 40 млн рублей. В настоящее время возбуждено уголовное дело по признакам преднамеренного банкротства птицефабрики, директором которой Крысов являлся с 2005 по 2009 год. Его друг Игорь Калачников в то время уже был главой Завидовского сельского поселения. Оба они являлись учредителями нескольких коммерческих компаний. По версии правоохранительных органов, именно этим компаниям и продавались доли обанкроченной птицефабрики. То есть Крысов-Калачников продавали фабрику самим себе, а также фирмам своих родственников и подчиненных. Главная и единственная ценность этих долей была в земельных участках. Большинство финансовых операций в ходе банкротства фабрики проводились через ООО «Торговый ряд» и ООО «Инвест сервис», аффилированных с Крысовым и Калачниковым.

Родные просторы

Игорь Калачников вообще заслуживает отдельного внимания. Являясь крестным отцом детей Крысова, Калачников большинство дел обставлял именно с бывшим главой Конаковского района.

По данным администрации Конаковского района, Игорь Калачников имеет в Завидовском и Мокшинском сельских поселениях (с 2011 года они объединены) Конаковского района 29 земельных участков общей площадью 249 тыс. 357 кв. метров. Или 2495 соток. Умножаем на среднюю цену сотки в этом поселении, получаем более 998 млн рублей или $33,2 млн.

Но это еще не все. По данным выписки из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Игорю Калачникову принадлежат 134 участка (!) в Конаковском и в Лихославльском районах Тверской области.

4 млрд рублей:

— 10 годовых бюджетов Конаковского района;

— стоимость построенного за четыре года жилья в Конаковском районе;

— сумма налогов, поступивших от предприятий района за два года;

— средняя зарплата всех 84,5 тысяч жителей за три года;

— почти стоимость продукции, произведенной всеми предприятиями района за год (5,6 млрд);

— годовой объем инвестиций во все предприятия района (4,3 млрд рублей).

В реестре площадь участков не указывается. Но возьмем среднюю площадь участков под строительство – 2 тыс. кв. м, перемножим на их среднюю стоимость в этом районе и получим 1 млрд 340 млн рублей, или $44,6 млн. Заметим, что это самый приблизительный подсчет, а, значит, и минимальная сумма, поскольку в Конаковском районе Калачников имеет участки площадью от 2 до 40 тыс. кв. м. При подсчете стоимости всех 134 участков мы отталкивались от средней площади в 2000 квадратов.

Земельными участками общей площадью около 25 тыс. кв. м владеет и ООО «Отрада», учредителем которого, согласно полученной нами выписке из ЕГРЮЛ, является Игорь Калачников. Это еще почти 100 млн рублей. В основном, это земли бывшей птицефабрики, директором которой являлся Крысов.

В теме, но не в доле

Что же касается третьего обвиняемого – Осипова, то здесь много говорить не придется. Это, по словам сотрудников администрации Конаковского района, непритязательный человек, так называемый «вечный заместитель», «верный подданный хозяина», беспрекословно исполняющий все поручения. Зарплата у него была скромная, в среднем, 17 тыс. рублей. Участков на нем всего два. Осипов являлся учредителем нескольких компаний, по всей видимости, созданных для целей своего шефа.

Благодетельница

Что касается родственников Калачникова, то, похоже, что им он доверял меньше, чем его друг Крысов своей жене. На Наталье Калачниковой-Савельевой значатся участки всего в 5 тыс. кв. м. На ее матери – 2, 5 тыс. кв. м. Брат Калачников Аркадий несколько богаче – пять участков в деревне Елдино Конаковского района (впрочем, есть подозрение, что он активно участвовал в отмывании денег брата, о чем ниже).

А вот кому Калачников больше всего доверял – так это инвалиду без стоп ног Инне Рябцевой (1949 года рождения). Мало кто в деревне Мокшино знал, что крепко пьющая Инна Васильевна, которая редко выходила из своей полуразваленной избушки, на самом деле, – богатейшая землевладелица. У нее в собственности – 27 земельных участков в Мокшино и Завидово общей площадью почти 375 тыс. кв. м. Среди них — участки площадью 20 тыс., 50 тыс. и 100 тыс. кв. м. Выходит, у нее земли было больше, чем у главы Завидовского поселения Калачникова.

Казалось бы, какая может быть связь между спившейся бабушкой и бодрым процветающим мужчиной? Но вот настолько, видимо, прониклась она уважением к главе поселения, что… оставила ему в наследство все свое состояние. И почти сразу после оформления наследства, так видимо случайно вышло, – умерла. От инфаркта.

Таким образом к состоянию Калачникова в 1,3 млрд «неожиданно» добавились земли почти на еще 1, 5 млрд рублей. Надеемся, похороны своей благодетельнице Инне Васильевне он устроил достойные.

Но не все удалось обставить гладко. Когда Калачников обратился в суд за признанием права на наследование, откуда ни возьмись, объявился сын Инны Васильевны и оспорил завещание. Очевидно, Калачников ранее не знал о его существовании. Иначе Инна Васильевна не «разбогатела» бы чудесным образом. В настоящее время адвокаты Калачникова бьются в суде за «наследство» своего клиента. Мы за этим процессом обязательно проследим. Потому что в деле этом не все чисто. Мы сравнили подпись Рябцевой в завещании с ее росписью в копии паспорта. Так вот, они значительно отличаются друг от друга. В связи с этим у нас возникает вопрос: почему правоохранительные органы не выделяют в отдельное производство дело по нотариусу? Поводов для проведения проверки более чем достаточно: отсутствие родственных связей с Калачниковым, противоречивые показания свидетелей, а главное – поддельная (предположительно) подпись!

Операция «легализация»

Сам же Калачников вместе с семьей сейчас скрывается от следствия, по нашим сведениям, в Лондоне. Он заочно арестован и объявлен в международный розыск. По нашим данным, через доверенных лиц Крысов и Калачников сейчас срочно продают свои земельные участки. Неудивительно: скрываться от следствия за границей стоит дорого. Надо регулярно менять квартиры, номера телефонов. На родину приходится летать «кривыми» рейсами через несколько стран, заказывать чартеры, оплачивать адвокатов опять же.

Скрываться же смысл есть. Срок Калачникову и Крысову светит немалый. И возможно, не только по делу о взятке. Как нам стало известно, в настоящее время ГУ МВД по Центральному федеральному округу проводит проверку в отношении Крысова, Калачникова и их родственников по подозрению в отмывании денежных средств. Результаты финансового расследования Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) показали, что Крысов, Калачников и их родственники за последние несколько лет скупали памятные золотые монеты, золотые слитки, акции кипрских компаний, проводили операции с валютой, недвижимостью и так далее. Все это делалось через многочисленные фирмы-однодневки, учредителями которых они являлись. Суммы операций – десятки и сотни млн рублей.

Абсурд весом в четыре миллиарда

Подведем итог нашего расследования. Согласно только официальным документам, земельная и финансовая империя Крысова-Калачникова создавалась с 2005 года, когда первый был директором, а потом и владельцем завидовской птицефабрики, а второй – главой Завидовского сельского поселения. Состояние чиновников с зарплатой в 1,5 тыс. долларов и состояние их родственников только по официальным данным можно оценить в 4 млрд рублей. Наиболее активно земельные участки оформлялись в собственность в 2009 и 2010 годах, когда Крысов стал главой Конаковского района. Активно – это по нескольку десятков за день. Никакой конкурсной документации на этот счет нет, поэтому возникают подозрения в мошенничестве. Исходя из этого, полагаем, что правоохранительным органам следует проверить, каким образом в собственности Крысова-Калачникова и их родственников оказались почти целые поселения – Завидовское, Мокшинское и другие.

И еще. На этой неделе Крысов сказал в суде свое последнее слово. Он назвал «абсурдной» саму идею получать взятку за исправление одного слова в документе (того самого – «продать»). Интересно, кто-нибудь в суде в ходе прений задастся вопросом: а не абсурд ли то, что чиновник с зарплатой в $1,5-2 тыс. смог обогатить свою жену на треть миллиарда всего за два года? Если сейчас рассматривается дело о взятке в $1,5 млн, то ОТКУДА остальные $13 млн – только официально задокументированных?! Кто-нибудь спросит его об этом? И потом, если, как считают адвокаты, Крысов и Калачников исключительно честные люди и взяток никогда не брали, то как они объяснят сотни млн рублей, потраченных их клиентами на скупку золотых монет и слитков, акций и квартир в Москве? Надо полагать, ответы на эти вопросы следует искать в рамках вновь возбужденных уголовных дел.

Редакция собирается следить за тем, как правоохранительные органы будут расследовать схему получения миллиардных состояний группы Крысова-Калачникова

«Первое антикоррупционное» обращается к читателям с просьбой сообщить о других фактах противоправной деятельности фигурантов этого дела и их возможных соучастниках по электронной почте info@pasmi.ru либо с  помощью раздела нашего сайта «Напишите нам сообщение».

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: