Сообщить о коррупции
Сообщить о коррупции

Братья по коррупции: как Украина обошла Россию, но проиграла Замбии

Антикоррупционные провалы заклятого соседа

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Украина и Россия, несмотря на практически непримиримое противостояние, имеют общего врага — коррупцию. Во всяком случае о борьбе с ней как об одном из приоритетов государственной политики говорят оба лидера соседних государств — Владимир Путин и Владимир Зеленский. По оценке международных организаций, ситуация на Украине несколько лучше, чем в РФ, хотя и там общую картину портят несовершенное законодательство и правонарушения силовиков и судей. О том, как украинская Фемида отстаивает интересы коррупционеров, профильные ведомства оказываются парализованными из-за конкурсных проблем, а госимущество прячут от общественности — в выводах экспертов.

Африканский уровень 

Международное антикоррупционное движение Transparency International* одинаково невысоко оценивает антикоррупционные усилия российских и украинских властей. В рейтинге Индекса восприятия коррупции, составленном на основе опросов экспертов и предпринимателей, по итогам 2021 года Украина набрала 32 балла из 100 возможных и заняла 122 место из 180. Аналогичный результат — у африканского государства Эсватини. На один балл этот дуэт опередили Замбия, Непал, Египет, Филиппины и Алжир, заработав по 33 балла. Впрочем, Россия еще ниже — наша страна получила 29 баллов и заняла 136 место в списке. 

По сравнению с 2020-м Украина, в которой, в отличие от России, создан целый ряд специализированных антикоррупционных органов, потеряла в рейтинге сразу пять позиций. В украинском отделении Transparency International эти цифры характеризуют как «застой» в борьбе с коррупцией. Главная причина, по оценке специалистов, — в том, что выполнение многих важных антикоррупционных задач в стране стоит на паузе или даже регрессирует. 

Безнаказанная роскошь 

По мнению экспертов Transparency Ukraine, среди наиболее серьезных факторов, оказавших негативное влияние на антикоррупционную политику, — решение Конституционного суда Украины от 27 октября 2020 года, которым была отменена уголовная ответственность для чиновников и судей за недостоверное декларирование имущества и доходов. 

Ранее за приобретение активов, стоимость которых превышала доходы более чем на 6,2 млн гривен (порядка 18 млн рублей), предусматривалось наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 10 лет. Кроме того, уличенных в не соответствующих доходам тратах лишали права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

К моменту отмены уголовной ответственности за это правонарушение в производстве правоохранительных структур Украины находилось 110 уголовных дел об умышленном внесении недостоверных сведений в отчетности. Но после решения КСУ все эти расследования были закрыты. В ответ Национальное антикоррупционное бюро Украины заявило, что решение Конституционного Суда не выдерживает никакой критики ни с этической, ни с правовой точки зрения.

“Таким образом КСУ не только легитимизирует намерения политиков и чиновников скрыть от общества незаконно приобретенное имущество, но и защищает интересы отдельных судей КСУ, чье недостоверное декларирование расследуется в рамках уголовных производств”, — отметили в своем заявлении члены НАБУ. 

Справка ПАСМИ:
Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) работает с 2015 года. Создание Бюро было программным пунктом коалиционного соглашения парламентского большинства и требованием Международного валютного фонда. Подобные структуры существуют в США, Польше, Франции, Сингапуре, Израиле, Индии. Согласно законам Украины, детективы Национального антикоррупционного бюро осуществляют досудебное расследование преступлений, если сумма взятки превышает 500 минимальных зарплат, то есть около 2 миллионов гривен. Бюро возглавляет Артем Сытник, бывший следователь прокуратуры.

Также в антикоррупционном бюро подчеркнули, что после решения Конституционного суда электронное декларирование в принципе потеряло свою эффективность в Украине, поскольку действенность этого инструмента определялась степенью ответственности за нарушения. 

Антикоррупционеры без головы 

Помимо “сюрприза” от КСУ негативное влияние на борьбу с экономическими преступлениями в Украине, по мнению Transparency, оказало давление на антикоррупционные институты, которое стало возможным из-за длительного отсутствия постоянных руководителей в специализированных ведомствах. Так, конкурс по отбору руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры длится уже более года. 

Справка ПАСМИ:
Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) Украины осуществляет надзор за соблюдением законов при проведении оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования Национальным антикоррупционным бюро и поддерживает государственное обвинение в соответствующих производствах.

Последний глава САП Назар Холодницкий, который руководил ведомством с 2015 года, ушел в отставку летом 2020. Увольнение оформили по собственному желанию, но, судя по всему, оно было не случайным. В конце мая 2020 года генеральный прокурор страны Ирина Венедиктова раскритиковала работу САП, назвав ее неэффективной. Она указала, что в ряде актуальных и резонансных процессов следствие длится по два, три, а иногда четыре года. В итоге виновные уходят от ответственности, а государство не может вернуть многомиллионные убытки. При этом, Специализированная антикоррупционная прокуратура в Украине является независимым органом, которому генпрокурор не имеет право давать указания. 

Тем не менее, спустя почти два года после нагоняя Ирины Венедиктовой новый постоянный руководитель САП так и не назначен. Конкурсную процедуру проводила комиссия, утвержденная Верховной Радой. Семь из 11 членов были делегированы парламентом, еще четверых назначили по квоте Совета прокуроров. Но значительная часть заседаний комиссии была сорвана из-за отсутствия ее членов, а состоявшиеся собрания зачастую отмечались конфликтами. 

На проблемы с выбором антикоррупционного прокурора негативно отреагировали как западные партнеры страны, так и президент Владимир Зеленский. Еще в ноябре 2021 года он потребовал объяснить причины срыва конкурсных процедур. «Сегодня для Украины эффективность антикоррупционных систем и органов остается приоритетом», – огласил свою позицию гарант.

Однако, на декабрьском заседании, которое должно было стать финальным, члены комиссии, уже определившиеся с кандидатурой главы спецпрокуратуры, не смогли утвердить результаты выборов из-за нехватки голосов, необходимых для поддержки решения. А в феврале 2022 года конкурсная комиссия объявила, что не может назвать победителя, поскольку ждет разрешительные документы из генпрокуроры.

В “обезглавленном” положении, как указали специалисты Transparency, находится и национальное Агентство по розыску и менеджменту активов, полученных от коррупционных и других преступлений (АРМА). Бывший руководитель ведомства Антон Янчук был уволен в 2019 году. На освободившуюся должность объявили конкурс, который тянулся в течение двух лет. Весь этот период обязанности временного председателя Агентства исполнял Виталий Сигидин. Впрочем, летом 2021-го Сигидина и двух его подчиненных разоблачили в присвоении более 400 тыс. долларов, которые были переданы в управление ведомства. Чиновников отстранили и отправили под домашний арест. Временным главой Нацагентства назначили Дмитрия Жоравовича, и объявили новый конкурс на пост председателя АРМА. 

Прозрачные рекомендации 

На фоне этой ситуации в Transparency было рекомендовано правительству Украины изменить законодательство и отладить процедуру проведения конкурса на посты глав антикоррупционных ведомств. Кроме того, специалисты предложили обеспечить реальную независимость Специализированной антикоррупционной прокуратуры от Генпрокуратуры. 

Помимо этого, советы были даны и по другим вопросам. Например, об улучшении доступа к информации об объектах государственной собственности. По состоянию на лето 2021 года, на Украине учитывалось более 1 млн объектов госимущества. Однако, в упрощенном доступе находилась лишь информация об активах, подлежащих приватизации или передаче в аренду. 

Еще один проблемный блок, на который указали исследователи, — сфера закупок. Так, в 2020 году парламент вывел из-под действия Закона Украины “О публичных закупках” строительство ряда инфраструктурных проектов. В том числе — сооружение киевской окружной дороги. По мнению экспертов, подобные прецеденты следует исключить. 

Отдельно в исследовании Transparency было указано на необходимость ликвидировать Окружной административный суд Киева, с деятельностью которого было связано множество скандалов. Так, в антикоррупционное бюро попали записи руководства суда, из которых следовало, что служители киевской Фемиды системно вмешивались в деятельность органов власти Украины и других судебных ведомств. Однако, впоследствии уголовные дела в отношении судей из НАБУ забрали. 

* «Трансперенси Интернешнл — Россия» признана Минюстом НКО-иноагентом

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях чиновников и силовиков — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале