Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Под грифом секретно: как ФСБ и прокуроры прикрывают черную бухгалтерию Минобороны

Откровения фигуранта уголовного дела о мошенничестве в ведомстве Сергея Шойгу

Сотни миллионов рублей, выделенных на стратегические военные разработки и содержание армии, были похищены при помощи мошеннической схемы, разработанной в секретном подразделении Минобороны. Но организаторов следователи выводят из под удара, скрывая доказательства их вины. В итоге чиновники, замешанные в коррупции, распоряжаются финансовыми потоками в ведомстве Сергея Шойгу и сегодня.  Как рассказал ПАСМИ непосредственный участник событий,  с организаторами хищений связаны высокопоставленные сотрудники Департамента военной контрразведки ФСБ и Главной военной прокуратуры.

Подмосковная войсковая часть 14118, которая входит в ядерный комплекс Министерства обороны, стала полигоном для вывода бюджетных денег. Об этом написал в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции» один из сотрудников этого подразделения. О хищениях он знает не понаслышке, так как сам является фигурантом уголовного дела о мошенничестве, возбужденного после проверок в части. Собеседник редакции не отрицает свою вину и активно сотрудничает со следствием. А обратиться в СМИ его заставил тот факт, что все показания на организаторов мошеннической схемы следователями игнорируются, и к ответственности хотят привлечь только исполнителей. Как были выведены свыше 355 млн рублей, кому ушли эти деньги, а также кто из силовиков и за какие преференции покрывает бенефициаров преступления, сотрудник Минобороны на условиях анонимности рассказал в интервью ПАСМИ:

Особые финансовые полномочия

«Прежде чем рассказать об обстоятельствах хищений денег в Минобороны, я хочу пояснить роль и функции такой структуры, как Центр финансирования специальных программ. Сейчас он называется Федеральное казенное учреждение «Войсковая часть три двойки восемьдесят» (ФКУ «Войсковая часть 22280»).

Центр был сформирован в 2009 году для финансирования особо важных спецсубъектов — это ядерные силы, химические войска, главное разведывательное управление и иные структуры. Центр напрямую финансировался из Минфина и был распорядителем кредита третьей степени, то есть, имел право заказывать деньги, устанавливать лимит средств и проверять их расходование.

Руководит этой структурой с 2009 года и по нынешний день Георгий Васильев. И я могу доказать, что этот человек активно использовал свои полномочия для личного обогащения. Васильеву содействовали еще два его сотрудника — Александр Макаренко и Андрей Кимлык, которые подписывали платежки на финансирование и определяли потребность учреждений в денежных средствах.

Как вы оцениваете антикоррупционную деятельность министра обороны Сергей Шойгу?

До 2011 года деньги отмывались через 48-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны. Институт занимался вирусологическими исследованиями и туда никто не лез, все было закрыто «железным занавесом». Из-за этого было очень удобно выводить деньги на всевозможные работы, выплаты, премии, надбавки — всем, кому не положено или положено, но в меньших объемах. Но в 2011 году ЦНИИ были лишен лицевого счета, и для дальнейшего освоения денег Центр финансирования выбрал войсковую часть 14118, которая входит в 12-ое Главное управление Минобороны, обеспечивающее ядерную безопасность Российской Федерации.

Тройные премии и «мертвые души»

Вывод денег Васильев организовал путем завышения лимитов финансирования моей войсковой части 14118. С 2011 года в часть начали поступать выплаты, которые ранее вообще не были предусмотрены. А те, которые были предусмотрены, повысили раза в три. Если общее финансирование части на денежное довольствие и заработную плату гражданским ранее составляло около 4 −5 млн рублей в месяц, то с 2011 года эта сумма дошла до 15 млн. Одновременно с этим в бухгалтерскую программу 1С по указанию Васильева были введены сотрудники, которые не состояли в штате. Насколько мне известно, это были аффилированные лица и «мертвые души».

Помимо премий и зарплат деньги выводились также через заявки на транспортные расходы, наем жилья и так далее. Такие элементарные, по сути, приемы позволяли ежемесячно отмывать до 10 млн рублей. Как позже подсчитает следствие, всего за четыре года — с 2011 по 2014 — было похищено более 355 млн рублей.

Обналичка происходила через банковские карты аффилированных лиц. Указания из Центра финансирования о том, кого включать в программу 1С, в каких их объемах премировать и куда направлять деньги по заявкам, направляли командиру в/ч 14118 Виталию Макееву — либо на электронную почту, либо через куратора Алексея Якимова. Он был начальником оргпланового отдела 48-го ЦНИИ и занимался заявками по договорам. Следователи считают, что именно Якимов служил связующим звеном между тремя звеньями отмывочной схемы — в/ч 14118, Центром финансирования и ЦНИИ.

Уголовное дело — слияния и поглощения

Схемы вскрылись в ходе плановых проверок, в которые была включена моя войсковая часть. В сентябре 2014 года в отношении меня и еще трех финансовых работников части было возбуждено уголовное по ст.159 УК РФ «мошенничество» под № 24/00/0019-14. Расследованием занимался военный следственный отдел следственного управления СК России по ракетным войскам стратегического назначения. В ходе ОРМ по цепочке вышли на сотрудников 48-го НИИ, а также на организаторов схемы — Центр финансирования спецпрограмм.

Проверку (материалы АКР-5/15) в отношении должностных лиц Центра проводила межведомственная инспекция из представителей Росфинмониторинга, Главной военной прокуратуры и Департамента военной контрразведки ФСБ. Компромата накопали много — покупка недвижимости, валюты, вывод денег в офшоры, сокрытие доходов.

Уголовное дело под № 24/00/0013-15 в отношении неустановленных лиц из Центра финансирования специальных программ было возбуждено 15 июля 2015 года, но в тот же день это производство соединили с ранее открытым делом против сотрудников войсковой части 14118 и 48-го ЦНИИ.

Это «объединение» позволило в дальнейшем вывести из-под ответственности всех сотрудников Центра финансирования. Если в уголовном деле от 2015 года, которое просуществовало один день, фигурировали неустановленные должностные лица из войсковой части 22280, то после объединения материалов сотрудники Центра финансирования проходят только в качестве свидетелей.

В итоге, через пять лет расследования получилась следующая картина. Материалы на работников вирусологического центра выделили в отдельное производство, по которому в сентябре 2019 года Солнечногорский гарнизонный военный суд вынес обвинительный приговор. Наказание понесли четыре сотрудника НИИ.

Уголовное дело в отношении еще четырех сотрудников войсковой части 14118 должны передать в суд в начале 2020 года, а вот дела на организаторов схемы хищения нет и не будет. Основные зачинщики мошенничества выходят сухими из воды и даже продолжают работать на своих должностях. Сделать это позволил руководитель следственного отдела военного следственного управления СКР по РВСН полковник Иван Улыбин, который курирует расследование.

Следствие в одну сторону

Улыбин сознательно делает все, чтобы доказательства вины руководителя Войсковой части 22280 Георгия Васильева и его помощников — Александра Макаренко и Андрея Кимлыка — не появились в уголовном деле. Методов для этого у следствия много.

Так, обыски в домах сотрудников Центра финансирования провели лишь в конце 2015 года. Очные ставки — в 2018-м, и то только с Андреем Кимлыком. Биллингов их телефонов нет, а сейчас, спустя пять лет, вообще невозможно проверить, кто кому и когда звонил.

Они должны быть в курсе:
— министр обороны Сергей Шойгу
— директор ФСБ Александр Бортников
— генпрокурор Юрий Чайка
— председатель СКР Александр Бастрыкин

При этом, из аудиозаписей разговоров сотрудников в/ч 14118 и 48 ЦНИИ, которые производились в период ведения ОРД, исчезли те фрагменты, где собеседники упоминали о роли Васильева, Макаренко и Кимлыка. Дело дошло до того, что изменены были даже протоколы заседаний Солнечногорского гарнизонного военного суда, где слушалось дело сотрудников 48 ЦНИИ. Секретарь признался участникам процесса, что изменения он вносил по указанию судьи Максима Панина.

Полковник Иван Улыбин умышленно выстраивает линию уголовного преследования только в отношении исполнителей, не упоминая роль должностных лиц Центра финансирования спецпрограмм. Кроме того, фигуранты уголовного дела заявляли, что Иван Улыбин вымогал у них взятки. Я видел показания двух человек, которые столкнулись с финансовым шантажом со стороны Улыбина.

Они в курсе:
— главный военный прокурор Валерий Петров
— руководитель ГВСУ СКР Александр Сорочкин
— глава ДВКР ФСБ Николай Юрьев

Первый эпизод связан с финансистом 48 ЦНИИ Лупиным Сергеем Федоровичем. При обыске у него изъяли документы на имущество стоимостью около 20 млн рублей. На эти активы должен был наложен арест, а деньги должны были пойти на возмещение ущерба государству. Но Улыбин предложил Лупину за 500 тыс. рублей вернуть документы на собственность обратно. В итоге, Сергей Лупин успел реализовать свои активы, и после приговора его имущество арестовано не было.

На таких же основаниях Улыбин вымогал 500 тыс. рублей у Олега Соболева, который проходит в качестве обвиняемого по уголовному делу на сотрудников войсковой части 14118. По обоим эпизодам были поданы заявления в Главное военное следственное управление СКР, но состава преступления в действиях Улыбина правоохранители не обнаружили.

На самом деле все «фокусы» Ивана Улыбина покрывает его руководство, потому что Улыбин лишь исполнитель, а заказ на волокиту исходит от верхов военной прокуратуры и ДВКР ФСБ. Почему — могу объяснить.

ФСБ и прокуроры — за премии и льготы

В Минобороны предусмотрены выплаты специальных премий и надбавок, к которым «подсасываются» Департамент военной контрразведки ФСБ и военная прокуратура. Это солидные выплаты, которые идут на пенсию и прочие льготы. Но получают данные преференции не простые смертные, а руководители, начиная с уровня глав департаментов. Им установлены шикарные надбавки, а списки получателей согласовывает именно Центр финансирования спецпрограмм.

Схема работает так: руководство Центра, прикрываясь секретностью сведений, которые не подлежат проверкам, включают в особые списки чекистов и прокуроров, которые курируют деятельность ФКУ Войсковая часть 22280.

И на уровне военно-следственного управления по РВСН дело в отношении руководства ФКУ-22280 не будут расследовать, потому что делать это не дают ДВКР ФСБ и военная прокуратура. Не случайно руководить следственной группой Улыбин поставил Георгия Докучаева, сына заместителя начальника отдела кадров главной военной прокуратуры Олега Докучаева.

О коррупции в военном ведомстве России читайте в подборке ПАСМИ.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях в Минобороны — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...