Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52423 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46763 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38378

Чайка и Бастрыкин не способны защитить бизнес

Региональный прокурорский беспредел без права на обжалование

Российский бизнес попал в ловушку: в случае конфликта между коммерсантами и региональной прокуратурой предприниматели лишаются надежды на защиту своих прав. Местные следственные органы, находящиеся под влиянием надзорного ведомства, закрывают глаза на нарушения коллег, а центральный аппарат ведомства Юрия Чайки возвращает все жалобы на своих подчиненных на рассмотрение им же. Подробности последствий этой правовой коллизии на примере одного из субъектов РФ — в материале ПАСМИ.

Красивые слова

Заявления о недопустимости уголовного давления силовиков на представителей бизнеса звучат с самых высоких трибун.

Выступая с посланием Федеральному собранию 20 февраля 2019 года, президент России Владимир Путин четко и недвусмысленно заявил о недопустимости ситуации, при которой предприниматели постоянно находятся под угрозой уголовного либо административного наказания. «Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей», — сказал глава государства.

По его словам, почти половина дел (45%) в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Но это приводит к уничтожению их бизнеса, в результате на одного предпринимателя, бизнес которого разваливается, в среднем приходится 130 сотрудников, потерявших работу.

Практически то же самое президент говорил, обращаясь к Федеральному собранию в декабре 2015 года  А в августе 2017 года Владимир Путин подписал перечень поручений о снижении административного давления на бизнес и предпринимателей. В частности, президент поручил ограничить количество внеплановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Ежегодно их количество не должно превышать 30% от плановых проверок.

О защите предпринимателей от незаконных действий представителей власти говорил и генпрокурор Юрий Чайка. Так, в феврале 2018 года он потребовал от прокуроров самым жестким образом реагировать на факты возбуждения «заказных» уголовных дел в сфере экономической деятельности, незаконного применения мер процессуального принуждения в отношении предпринимателей, необоснованной квалификации их действий и фабрикации доказательств.

Генпрокурор указал на необходимость добиваться наказания виновных в этом работников правоохранительных органов, применяя к ним в необходимых случаях меры уголовно-правового характера, а также предупредил прокуроров о персональной ответственности за соблюдение законности следователями и оперативными сотрудниками.

Но слова о персональной ответственности сотрудников надзорных органов за преследование бизнесменов не доходят до исполнителей. Это неудивительно, ведь система выстроена таким образом, что невозможно даже зарегистрировать заявление о противоправной деятельности прокурора по признакам воспрепятствования законной предпринимательской деятельности (статья 169 УК РФ).

Показательный пример того, как заявление  пересылается из органа в орган, а процессуальной проверки не проводится — в Ямало-Ненецком автономном округе. И показателен он еще и потому, что одной из сфер деятельности предпринимателя, который повергается небывалому давлению со стороны силовиков, являются газовые АЗС, а о необходимости развития сегмента газомоторного топлива недавно заявил Владимир Путин.

Генпрокурор недоступен

Противостояние между ямальским бизнесменом Олегом Ситниковым и прокурором ЯНАО Александром Герасименко длится более 10 лет. Число внеплановых проверок по устному требованию или письменному согласованию прокурора ЯНАО в отношении предприятий, учредителем которых является Ситников, исчисляется сотнями.

Административными проверками давление на предприятия не ограничивается, организовано уголовное преследование их директоров и учредителей. «Их постоянно держат на крючке. При этом в суд не было направлено ни одного уголовного дела, они прекращались по амнистии или за истечением срока давности, но постоянно возбуждаются новые», — рассказал юрист компаний Ситникова Владислав Шутов. 

Соответственно, на предприятиях не прекращаются следственные действия — обыски, выемки документов, что, безусловно, препятствует их нормальной хозяйственной деятельности и причиняет материальный вред.

Все это происходит при непосредственном участии Герасименко: в результате его активных действий или наоборот умышленного бездействия представители контрольных и надзорных органов действуют без страха быть привлеченным к ответственности. Тем более, не боится ответственности и сам окружной прокурор.

Опасаться ему нечего — все попытки представителей ямальского бизнеса найти поддержку у непосредственного начальства Герасименко — в Генеральной прокуратуре РФ — оказываются бесплодными. Дело в том, что согласно внутреннему приказу, все обращения, по которым не принимал решения и под которыми не поставил свою подпись глава региональной прокуратуры, отправляются ему для проверки.

В случае, когда жалоба касается самого прокурора региона, это, безусловно, противоречит здравому смыслу, но не только: это противоречит федеральному закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», в котором четко прописано:  «Запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется». 

Между тем, прокурор Герасименко вовсю пользуется это правовой коллизией. «Нами направлена не одна сотня обращений в прокуратуру ЯНАО, но на них отвечали замы, помощники, начальники отделов. При этом за 11 лет ни одного ответа, подписанного непосредственно Герасименко, мы не получили», — рассказал Владислав Шутов.

Привлечь Александра Герасименко к дисциплинарной ответственности удалось лишь в ноябре 2015 года, после личного разговора Олега Ситникова с премьер-министром Дмитрием Медведевым. После этого Генпрокуратура организовала выездную проверку, в ходе которой выяснилось, что прокурор ЯНАО на протяжении нескольких лет инициировал проверки предприятий Ситникова без законных на то оснований. Эти выводы привели к строгому выговору, который был вынесен Герасименко по приказу Юрия Чайки.

Однако, уже через полгода выговор был снят, и прокурор продолжил и даже усилил давление на предприятия Ситникова.

Следователи заодно

Видя очевидные признаки преступления, предусмотренного статьей 169 УК РФ «воспрепятствование законной предпринимательской деятельности», юристы неоднократно пытались инициировать уголовное дело, но и этого сделать не удалось.

Начиная с конца 2015 года подано в Следственный комитет по ЯНАО было подано десять заявлений о возбуждении дела, но их отказывались регистрировать как сообщения о преступлении. Заявления воспринимали как жалобы в порядке закона об обращениях граждан. Через месяц приходили отписки, что никаких нарушений не найдено.

Таким образом, как поясняет Шутов, все заявления на прокурора Герасименко либо на должностных лиц прокуратуры ЯНАО не были зарегистрированы в установленном порядке, как предусматривается уголовно-процессуальным кодексом.

Представители Ситникова направляли обращения о нарушениях в отношении нефтегазовой корпорации и на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина, но все они, вопреки уже упомянутому федеральному закону, спускались обратно в округ.

Надежда на смену вектора появилась в конце прошлого года, но оказалась обманчивой. Владислав Шутов пошел на небольшую хитрость: с заявлением о признаках состава преступления, предусмотренного статьей 169 УК РФ со стороны неустановленных лиц в прокуратуре ЯНАО он отправился в полицию, хотя и понимал, что это подследственность СК. 22 октября 2018 года в ОМВД Нового Уренгоя действительно зарегистрировали заявление в книге учета сообщений о преступлениях и начали доследственную проверку.

Затем данный материал, согласно закону, передали в СК ЯНАО в Салехард. После чего Шутову позвонил старший следователь по особо важным делам Тахир Каримов, который сообщил, что сейчас решается вопрос о регистрации и возбуждении уголовного дела и попросил расписаться за ответственность по статье 306 УК РФ — за заведомо ложный донос, что Шутов и сделал.

Но через пару недель следственный комитет принял решение, что ни о каком преступлении речь в заявлении не идет. Следователи отказались его регистрировать и отправили обратно в ОМВД, где материал списали в архив, а присвоенный регистрационный номер отменили.

Обжаловать действия следователей попытались в порядке статьи 125-й УПК в Салехардском городском суде. 30 января 2019 года судья Даниил Яковлев вынес постановление о признании действий подчиненных Александра Бастрыкина законными.

При этом, в ходе суда всплыла информация о том, что сотруднику дежурной части ОМВД города Новый Уренгой, который регистрировал заявление Шутова, было сделано замечание, а оперативнику, который опрашивал юриста и направлял дело в СК ЯНАО, объявили выговор.

«Я так понимаю, что к дисциплинарной ответственности полицейского привлекли потому, что он вовремя не поставил в известность свое руководство, что я обвиняю именно сотрудников прокуратуры ЯНАО, и не принял меры по сокрытию данного факта, — заявил журналистам Шутов. — А так как он поступил по закону, возникла эта трудная ситуация у следственного комитета и прокуратуры ЯНАО, которая привела к обжалованию в суде и так далее».

Такое положение дел, во многом, объясняется особенностями российской правоохранительной системы, считает юрист, поскольку у прокуратуры есть определенные методы воздействия на следственный комитет. Во первых, прокурор может отменить постановление о возбуждении уголовного дела. Во вторых, представитель надзорного органа подписывает обвинительное заключение, и это ставит следователя в зависимость от прокурора, ведь в показателях СК учитывается количество уголовных дел, направленных в суд.

О «подковерной» борьбе прокурора Герасименко с новым главой  окружного управления СКР Андреем Егоровым много писали СМИ,  дело доходило до того, что следственным комитетом направлялось в суд одно-два уголовных дела в год, поскольку надзорное ведомство попросту отправляло все уголовные дела на дополнительное расследование. В итоге, СК ЯНАО был чуть ли не на последнем месте по России по показателям.

Но несмотря на конфликты,  силовые структуры противостоят предпринимателям единым фронтом. И такая ситуация складывается не только на Ямале, она характерна для всех регионов России.

Подробнее о ситуации в ЯНАО — в рубрике ПАСМИ «Губернатор и прокурор осваивают Ямал».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52423 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46763 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38378

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Экс-глава РАР сбежал, «короли портвейна» процветают

Подчиненные Игоря Чуяна не дали умереть теневому алкогольному рынку

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября