Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

«Такая борьба с коррупцией противоречит законам физики»

Как работает и, как должен работать контроль за расходами чиновников. Мнения депутата Госдумы, правозащитника и юриста

До 1 августа руководители государственных органов по всей стране должны были предоставить доклады о том, как контролируются расходы чиновников и сколько имущества, приобретенного на неподтвержденные доходы обращено в доход государства. Правильный ответ — почти нисколько. За последние четыре года по всей России было рассмотрено только 19 дел, из которых в 12 случаях требования прокуроров были удовлетворены. О том, почему не работает закон, как сделать его действительно эффективным и как организовать контроль за чиновниками мы поговорили с экспертами.

Депутат Госдумы Анатолий Выборный

Анатолий Выборный — заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции

Александр Ермоленко, юрист

Александр Ермоленко — доцент Московской государственной юридической
Академии им. Кутафина

Александр Шуршев, эксперт Transperency international

Александр Шуршев — эксперт Центра «Трансперенси Интернешнл – Россия» в Санкт-Петербурге

Как вы оцениваете результаты действия закона, планируется ли его модернизация?

Александр Шуршев: Совсем недавно Президиум Верховного суда опубликовал обзор судебной практики по таким делам. За четыре года на всю страну было рассмотрено только 19 дел, из которых в 12 случаях требования прокуроров удовлетворены. Такая статистика говорит о том, что до суда доходит минимальное количество случаев необъяснимых расходов чиновников и депутатов, что связано с установленной законом достаточно сложной и непубличной процедурой контроля за соответствием доходов и расходов чиновников и депутатов

Александр Ермоленко: Я бы сказал, что в обществе и, соответственно, во властной вертикали реального запроса на борьбу с коррупцией нет. Те массовые выступления, что имеют место, по сути, являются выступлениями очень ограниченной по численности группы, скажем так, вестернизированной его части. Основная масса наших сограждан относится к коррупции просто как к условиям жизни, принимает её как данность и приспосабливается к ней. В этих условиях любые корректировки в нормативную базу будут иметь косметический характер без решающих изменений. Модернизация возможна только на бумаге.

Анатолий Выборный: Практика применения норм федерального закона показала, что контроль за расходами указанных в законе лиц за три последних года должным образом не осуществляется. Это связано с отсутствием соответствующих полномочий у руководителей федерального государственного органа, высшего должностного лица субъекта РФ (губернатора) или руководителя иной организации, поскольку на момент поступления лиц, подлежащих проверке, трудовые отношения между ними отсутствуют. Очевидно, что в этом отношении федеральный закон требует доработки. Контроль предлагается возложить на органы прокуратуры.

Каким образом осуществляется информирование для принятия решения о контроле и достаточно ли оно?

Анатолий Выборный: На сегодняшний день законом в этом отношении определены следующие источники: правоохранительные и иные государственные органы, включая органы местного самоуправления, сотрудники подразделений по профилактике коррупционных и иных правонарушений, должностные лица госорганов и органов местного самоуправления, политические партии, общероссийские общественные объединения, Общественная палата РФ, общероссийские средства массовой информации и другие органы. Считаю, что этот перечень является на сегодняшний день достаточным.

Александр Шуршев: Перечень источников информации для принятия решения о контроле ограничен — такая информация может поступить в уполномоченные органы лишь от правоохранительных органов и должностных лиц, политических партий, Общественной палаты России и федеральных СМИ.

Александр Ермоленко: Я думаю, что расширение источников информации вполне возможно. На уровне норм права могут быть предприняты позитивные шаги, которые в перспективе могут дать эффект. Сейчас это можно делать вполне безболезненно для коррупции и коррупционеров, поскольку реального исполнения этих правил не подразумевается или почти не подразумевается.

Насколько правильным вы считаете то, что зачастую проверку проводит руководство подразделения, где и были выявлены факты коррупции?

Александр Шуршев: Даже на основании информации решение о контроле, в большинстве случаев, принимает начальник сотрудника, по которому возникли вопросы. Саму проверку также осуществляет зачастую подразделение того органа, где работает сотрудник. Наконец, по итогам проверки её результаты лишь «могут быть предложены» для рассмотрения на заседании комиссии по урегулированию конфликтов интересов. Комиссия, к слову, тоже в большинстве своём состоит из сотрудников всё того же органа власти. На каждом из этих этапов может сработать принцип не выносить сор из избы.

Анатолий Выборный: Согласно нормам действующего законодательства руководитель лишь принимает решение об осуществлении контроля за расходами. Непосредственно проверочные мероприятия проводятся кадровой службой федерального государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений, уполномоченным государственным органом субъекта РФ, его подразделением или должностным лицом указанного органа.

Александр Ермоленко: Это, конечно, неправильно, поскольку невозможно вытащить себя из болота за волосы. Такая борьба с коррупцией противоречит законам физики и не может дать эффекта. Реальный контроль возможен только в случае разделения власти, выделения контролирующей функции. Кроме того, что наиболее важно, необходим общественный присмотр за контролёрами и контролируемыми, необходима реакция на сигналы, поступающие от общества, наиболее активной его части.

Это уже напоминало бы реальный контроль со стороны общества, то есть как раз то, чего борцы с коррупцией стараются всеми силами избежать

Будет ли расширена публичность такой информации?

Анатолий Выборный: В соответствии с действующим законодательством, представленные сведения об источниках получения средств, за счет которых были совершены сделки по приобретению имущества, размещаются на официальных сайтах органов власти и предоставляются для опубликования средствам массовой информации. Кроме того, если контрольные мероприятия завершились обращением прокуроров в суд, то этот факт, как правило, освещается в СМИ.

Александр Шуршев: Большая часть информации в этом процессе является информацией ограниченного доступа, а в некоторых случаях может быть отнесена к сведениям, составляющим государственную тайну. В СМИ информация о результатах контрольных мероприятий может быть направлена только с письменного согласия лица, принявшего решение о проведении проверки. Всё это и ведёт к тому, что до судебного разбирательства, а тем более — до изъятия имущества, доходит крайне редко. И зависит от непосредственного начальства провинившегося сотрудника. Больше вовлеченности общества, независимости контроля и публичности могло бы серьёзно изменить эту практику.

Александр Ермоленко: Думаю, это вряд ли. Это уже напоминало бы реальный контроль со стороны общества, то есть как раз то, чего борцы с коррупцией стараются всеми силами избежать. Открытость, реальная, а не имитационная, в этой сфере может сделать ситуацию необратимой, что приведёт к полному изменению существующей системы власти, вероятно, это будет весьма болезненно и для общества, и для государства, и для отдельного человека. Этого на сегодня почти никто не хочет.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Фемида на страже Собянина: мэрия выиграла дело у педагога, мешавшего пилить миллиард

Суд не заметил нарушений при увольнении непокорного директора школы

Loading...
Loading...