Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Родители Бориса Колесникова: Когда мы хоронили сына, проститься с ним пришел весь главк, несмотря на запрет и угрозы увольнения

16.06.2017 / 18:00 Новости

В годовщину смерти генерал-майора МВД Бориса Колесникова мы поговорили с его родителями, Иваном Ивановичем и Верой Константиновной, о работе сына, версиях его гибели, страхе за безопасность семьи, обвинениях в наркомании и надежде на справедливость.

Родители Бориса Колесникова
Иван и Вера Колесниковы, родители погибшего 16 июня 2014 года генерала МВД Бориса Колесникова, на могиле сына в годовщину его гибели. Москва, Востряковское кладбище, 16 июня 2017 года. (Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ)

Иван и Вера Колесниковы – согласились на интервью у себя дома.  В гостиной их скромно обставленной квартиры напротив дивана висит большой портрет сына. На нем Борис Колесников изображен в генеральском мундире, со всеми наградами. По краям рамы портрета накинут пояс «Живый в помощи». Этот портрет, не просто суть жизни этих людей. Не только мемориал, но и ежедневное напоминание, если хотите, способ поговорить с сыном. Поговорить о нем. Они хорошо держатся, но когда речь заходит о Борисе, на глазах обоих выступают слезы. Иван и Вера Колесниковы не теряют надежды, что обвинения с их сына снимут и реабилитируют его, теперь уже посмертно. И тогда им не нужно будет больше опасаться за жизнь своих внуков и свою собственную.

– Вы по-прежнему опасаетесь за свою жизнь и жизни других родственников?

Иван Колесников: Ну там же гестаповцы-эфэсбэшники! Они и нас на тот свет отправят, и за внуков страшно. Потому что были угрозы: «Мы отыграемся на жене твоей и на детях», — говорили Борису во время следствия. Поэтому в тот момент они вынуждены были уехать за границу.

– С самого начала вы не верили в официальную версию о суициде. Не изменили своего мнения?

Иван Колесников: Это самое настоящее убийство. Вначале было покушение на убийство, когда Борису дважды проломили череп… Да и врачи из больницы №5 установили, что травмы все не были причинены Борисом самостоятельно. Ну, а потом они просто убили его.

Вера Колесникова: Мне кажется, что Бориса в тюрьме еще убили, а сюда [в СК] просто привезли, положили…

И.К.: Но адвокат же видел его…

В.К.: Они решили так…

В.К.: А еще эта пресса. Вика [жена Бориса Колесникова] разговаривала с «МК», рассказывала им о семье, о Борисе, так они все перевернули с ног на голову, написали про семью какую-то ерунду, чернуху! Поэтому мы приняли решение не общаться с корреспондентами…

Борису сказали, что заведут уголовное дело, по которому жена пойдет как наркодилер, я – как поставщик в этом «сообществе». В результате, мы и мать посадим, и жену посадим, а детей в детский дом отправим…

И.К.: Сначала Бориса пытались сделать наркоманом. Использовали для это и прессу. Но все это ерунда! Когда пришли к нему домой с обыском, то привезли своих понятых, собаку…

Наши дома напротив, вот она, башня эта видите…

–Да.

– …мы увидели, что приехали с обыском. Быстро собрались, позвали соседей чтобы они были понятыми, а не эти, привезенные. Вот наши девки все за ними ходили, смотрели… В общем, не вышло у них с наркотиками в тот раз.

На каком-то продлении ареста, Вика увидела, что Борис ходит в рваной обуви. Она там же попросила следователя Новикова разрешение купить ему кроссовки, он разрешил. Она купила, а эти старые сразу же в помойку выбросила. А когда Бориса привезли обратно в «Лефортово», сотрудники увидели новую обувь и отняли, забрали на склад. А в этих кроссовках подошва с полостями и, вот, они начали изгаляться. Четыре месяца шла экспертиза этой обуви. Придумали, что жена якобы передала кокаин (в подошве).

В.К.: После этого Борису сказали, что заведут уголовное дело, по которому жена пойдет как наркодилер, я – как поставщик в этом «сообществе». В результате, говорят, мы и мать посадим, и жену посадим, а детей в детский дом отправим.

И.К.: После этого Борис через адвокатов передал свое требование, чтобы мать, жена и его дети на время из страны уехали.

Ну, а потом было 16 июня. 2014 года…

Борис просто обожал своих детей, любил жену. Он бы никогда так не поступил. Он говорил Сугробову: «У тебя пятеро детей, а у меня – трое. Догоню. Тоже будет пятеро».

Родители Бориса Колесникова
Родители Бориса Колесникова – Вера Константиновна и Иван Иванович у себя дома

– Коллеги, подчиненные, пытались как-то помочь Борису, поддержать вас пока шло следствие?

И.К.: К тому моменту же почти все уволились. Никого не осталось.

В.К.: Когда коллеги Бориса приходили на продление срока, то Феоктистов (генерал, бывший первый заместитель начальника Управления собственной безопасности ФСБ – ПАСМИ) бегал среди них и все время повторял: «Так, кто пришел, всех уволю!». Это тот эфэсбэшник, который с Улюкаевым проделал дела, потом ушел в «Роснефть», сейчас вроде опять в ФСБ вернулся… Это еще тот фрукт.

И.К.: Борис, когда занимался этими делами перед Олимпиадой, рассказывал, что после одной из командировок ему звонил Феоктистов и предупреждал: «Ты слишком круто берешь, ты думай о своих маленьких детях». Претворил в жизнь он эту свою угрозу.

– Вы не удовлетворены результатами официального расследования гибели Бориса?

В.К.: Знаете, за время следствия сменились три или четыре следователя. Мы постоянно не могли с ними связаться. Наверное, им было стыдно писать заключение по этому делу… Его дело закрыли, нам даже не сообщили об этом. Мы дважды требовали возбуждения дела и по факту убийства, но нам отказывали.

Как-то Борис вернулся из командировки, я ему говорю: «Ну все, поборолся с коррупцией, хватит, пиши рапорт. Генералом стал, что ты еще хочешь?»

– Но вы бы хотели публичного восстановления справедливости?

В.К.: Нам очень хочется справедливости. Ну, а как мы этого можем добиться?..

И.К.: Мы написали жалобу в Страсбург, в ЕСПЧ. Будем ждать решения, но это очень длительный процесс.

 – Когда вы узнавали о задержаниях крупных чиновников по тем делам, которыми занимался Борис, не было опасений за его жизнь?

В.К.: Мы ему говорили: «Боря, ну куда ты лезешь, не поборешь ты эту коррупцию». А он говорил: «Мам, я же не ворую, не крышую, взяток не беру. Ну что они мне сделают?». Вот они и сделали.

И.К.: Как-то Борис вернулся из командировки, я ему говорю: «Ну все, поборолся с коррупцией, хватит, пиши рапорт. Генералом стал, что ты еще хочешь? Иди в коммерсанты, у тебя «струнка» эта есть. Зарабатывай деньги для детей, для семьи». Он мне отвечал: «Ну вот только освобожу ребят, должен», — двоих или четверых его сослуживцев забрали. Ну пошел он их освобождать, а его там уже «ждали»…

Он же с Козаком ездил перед Олимпиадой – там же разворовывали все напропалую. Козак ему потом говорил, что Борис и Денис [Сугробов] «спасли» Олимпиаду – столько там удалось предотвратить различных хищений…

Борис Колесников в Басманном суде. Москва, 10 апреля 2014 года. Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

 – С такой работой у Бориса выходные были, время на семью?

В.К.: Он пропадал на работе с утра до вечера. Но говорил: «Воскресенье – это мой день. Не тревожьте меня по воскресеньям». Проводил этот день с женой и детьми. То на лыжах пойдут, то в театр. На дачу к нам ездили…

И.К.: Борис очень любил детей. На даче у нас, обычно, собирались все детки с округи, со всего поселка даже. Он им там всякие конкурсы, викторины какие-то выдумывал постоянно. Чупа-чупсы и жвачки раздавал как призы. Прямо как «Усатый нянь», так детей обожал он.

В.К.: Он и для своих сотрудников помощь, если нужна была, организовывал. Кому с больницей помочь, кому с устройством ребенка в детский сад. К нему можно было обратиться по любому вопросу, Борис никому не отказывал никогда.

Когда мы хоронили сына, проститься с ним пришел весь главк. Хотя им под страхом увольнения было запрещено приходить. Запретили оказывать воинские почести, оркестр. Ребята за свои деньги наняли оркестр, но не стреляли. Народищу было…

Годовщина гибели Бориса Колесникова
Роственники, друзья и сослуживцы пришли почтить память погибшего генерал-майора ГУЭБиПК МВД Бориса Колесникова. Москва, Востряковское кладбище, 16 июня 2017 года. (Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ)

– Что-то изменилось в отношении окружающих к вашей семье после гибели Бориса, после всего, что было сказано в СМИ стороной обвинения?

В.К.: Когда та история с кроссовками закончилась, перед нами даже никто не извинился. Ни органы, ни СМИ, которые писали бог знает, что. Я понимаю, что это — заказ, но совесть надо иметь… А ведь у него же [Бориса] дети, они обо всем этом читают и смотрят в интернете, они ходят в школу… Между прочим, вот это все вылилось наоборот. Тренер по футболу в секции, где занимаются наши внуки, как-то сказал Вике, что все знают о трагедии в их семье, и поэтому ваши дети будут заниматься у нас бесплатно. Так они занимаются по сей день. Представляете?

В.К.: Так же и в обычной школе… Внуки у нас и без того все отличники, но девочка наша упорнее всех. Перешагнула через класс. Говорит: «Всем докажу, что я в своего папу, я – умница».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...