Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Как выселяют пенсионерку и ребёнка-инвалида из собственного дома

В Первое Антикоррупционное СМИ в рубрику «Сообщить о коррупции» поступило письмо от Александра Ожгибцева из Кемеровской области, в котором он сообщает, что в результате мошеннических действий его семья вместе с престарелыми родителями и малолетними детьми, один из которых инвалид детства, лишилась собственного дома.

Дом

ПАСМИ размещает письмо. Текст приводится в авторской редакции.

«Я обращаюсь не только от своей семьи, но и от других жителей посёлка Большой Керлегеш, Прокопьевского района, Кемеровской области, которые пострадали от беспредела. Но чтобы не приводить многочисленных фактов, я изложу самую суть проблемы на примере только одной моей семьи.

Дело в том, что уже много лет нас, можно сказать, терроризирует семья Трофимовых. Ещё в 2012 году, используя определённые коррупционные схемы, Евгений Трофимов, его жена Е. Трофимова, которая уже десяток лет является сотрудником архива и экспертом регистратором Прокопьевского отдела Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (УФСГРКК), его мать Нина Трофимова, ранее судимая за подделки документов, и отец Владимир Трофимов отняли наш дом, документы на который хранились у моей матери, ветерана труда – Любови Ожгибцевой.

Узнав, что документы на домовладение оформлены на мою гражданскую жену Шалыгину Наталью, они без ведома собственника домовладения составили фиктивные договора купли-продажи домовладения Шалыгиной  Владимиру Трофимову, который затем продал их Нине Трофимовой. Таким образом они завладели домовладением.

Используя связи супруги Александра Трофимова в УФСГРКК, они использовали подложные документы (договора купли продажи на дом с земельным участком, записи в Росреестре, квитанции госпошлин и т.д.) на владение нашим недвижимым имуществом. На тот момент в этом доме проживала моя гражданская супруга Наталья Шалыгина и я с нашими тремя малолетними детьми. Воспользовавшись тем, что кроме нас в доме никто не проживал, и нашим временным отсутствием, Трофимовы сменили замки на дверях и сделали так, что в дом стало невозможно попасть, и остались там жить, пользуясь нашим имуществом. Одновременно с этим они и зарегистрировались в нём.

В доме остались наши личные вещи, мебель и различная бытовая техника, в гараже девять квадрациклов, которые принадлежали нам – Шалыгиной, и детям. Зная характер Трофимовых, мы предположили, что наши вещи они могут продать (что в итоге, в дальнейшем они и сделали). Поэтому с ноября 2012 по ноябрь 2013 гг. мы жили в бане, находящейся на территории нашего домовладения. Трофимовы со своими знакомыми, которых я знаю только по именам, не раз оказывали на нас психологическое и физическое давление. При этом, во время контактов с нами в наш адрес и адрес наших детей шли угрозы и совершались нападения. Дошло до того, что 20 февраля 2014 года нападение было совершено на моего отца, ветерана труда  Юрия Ожгибцева, в результате чего у него была сломана челюсть. За десять до этого инцидента наши «друзья» напали также на меня и мою мать, а на моём автомобиле были порезаны колёса.

Закончилось это тем, что баню, наше временное пристанище, подожгли. В то время Трофимовы уже не жили в доме, а дом был опечатан следователем.  Чтобы не ломать двери и окна, мы перебрались в летнюю кухню, а в мае 2015г, после очередного налета Е. Трофимова со своей компанией и взлома ими дверей – перешли в него для проживания, в котором часть нашего имущества и вещей уже отсутствовали.

Дом-1Тем временем мать Евгения Трофимова, Нина Трофимова подала на нас (меня, моего отца, мою супругу и мою мать) в суд. 5 июня 2015 года суд вынес решение о выселении всех нас, кроме моей матери, являющейся опекуном моей дочери, инвалида детства Анны (девочка совсем не ходит). В 2016 году мы все, кроме матери и Анны переехали  в мою квартиру.

Таким образом, с 2016 года двое членов моей семьи стали постоянно проживать в нашем доме. Но продолжалось это недолго. 7 апреля 2016 года Евгений Трофимов, вооружённый топором (колуном), вместе с «группой товарищей», приехал к дому, и с помощью силы и угроз выселили их оттуда. Причём их не смутило даже то, что моя мать – пожилой человек, а дочь – инвалид и не может ходить. Им это было совершенно безразлично. С тех пор мать с дочерью тоже живут в моей квартире.

Мы с самого начала обращались в разные инстанции – суды, полицию, прокуратуру – но никакого результата это не принесло.

Кстати, эту догадку подтверждает и тот факт, что безнаказанными остались их действия совершённые не только против нас, но и против государства. Так, например, ещё в 2010 году, Трофимовы незаконно прописали восемь человек из пяти отдельных семей в дом, который подлежал сносу в рамках «программы расселения» Главного учреждения по вопросам реструктуризации шахт. На этом основании им была выделена субсидия порядка 4 млн рублей, на которую они не имели никакого права, так как в сносимом доме никогда не жили. Дом был приобретен в апреле 2000 года, двумя годами позже принятия решения о ликвидации ОАО «Шахта «Красный Углекоп» и имели в собственности другие пять квартир, в которых реально проживали. На эти средства (4 млн рублей) они приобрели три квартиры и жилой дом в разных районах города Прокопьевска. А предыдущими собственниками одной из приобретенных на соцвыплаты квартир была сама Нина Трофимова, а жилого дома – сват Анатолий Синкин.

Приобретенные на незаконно предоставленные соцвыплаты квартиры и похищенное у нас домовладение Евгений Трофимов сдает в аренду третьим лицам.

Видимо, тогда они и отладили эту схему, которую затем стали успешно применять в отношении простых жителей. Повторяю, от их действий пострадали не только мы, но и другие семьи посёлка. Все фамилии и документы у меня имеются».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Следствие ведут нарушители: коррупция глазами челябинских адвокатов

Уральские сотрудники СКР догоняют по коррупции полицейских

Loading...
Loading...