Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

100% управляющих компаний ведут двойную бухгалтерию

Зачем 40,1% собственников жилья выполняют требования коррупционеров от ЖКХ? Как быстро определить, коррупционер ли возглавляет город и кто самый сильный лоббист в регионе?  Почему прокуратура, исполняя закон, наказывает не управляющие компании, а обычных людей. Изнанку бизнеса, к которому причастны все, раскрывает Светлана Разворотнева, руководитель общественной организации «ЖКХ Контроль».

НП «Национальный центр общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства «ЖКХ Контроль», — некоммерческая организация,  деятельность которой направлена на решение проблем в жилищно-коммунальной сфере. Представительства открыты во всех регионах России, за исключением Севастополя. В среднем, за год организация помогает  30 тысячам людей, столкнувшимся с беспределом в сфере ЖКХ.

Светлана Разворотнева ЖКХ

ПАСМИ: Светлана, насколько коррупция распространена в сфере ЖКХ?

— В прошлом году «ЖКХ контроль» провел опрос среди граждан и предпринимателей, работающих в сфере ЖКХ. Выяснилось, что никогда не сталкивались с коррупцией в ЖКХ 1,3% рядовых граждан и 5,7% бизнесменов. Это и формирование программы капремонта с учетом личной заинтересованности глав муниципалитетов и административная поддержка «своих» управляющих компаний, и коррупционная рента под видом оказания «консалтинговых» услуг. Вывод, насколько коррумпирована отрасль, делайте сами

ПАСМИ: Есть отличия в том, как предприниматель и обычный горожанин реагируют на коррупцию?

— Да, по результатам исследования, процент тех, кому удобнее выполнить требования коррупционеров, одинаков в обоих слоях общества. 40,1% рядовых людей и 39,8% бизнесменов предпочитают дать взятку. Граждане сопротивляются пассивно — лишь 6,4% сообщают о коррупции в надзорные органы и 3% ищут справедливости у журналистов. А вот в бизнес-среде 9,3% сразу пишут в СМИ, и 32,2% обращаются к правоохранителям.

ПАСМИ: С чем связанны основные коррупционные проявления в сфере ЖКХ?

— Наиболее бурно это развивалось, когда у нас вводили лицензирование в 2015 году. Чтобы получить лицензию, руководителю необходимо было сдать  квалификационный экзамен   и раскрыть информацию о деятельности компании.

Мы наблюдали интересные случаи, кода одна и та же компания в двух разных регионах подает заявление на лицензию. В одном регионе ей дают, а в другом нет. На основании того, что информация раскрыта не полно  и недостоверно. То есть это один и тот же сайт, одна и та же информация, это было забавно наблюдать. При этом, прикрываясь лицензированием власти, например в Одинцове, поставили на самые новые и многоэтажные дома, дающие прибыль «свою» компанию.

ПАСМИ: Какая сейчас ситуация в Одинцове?

— Там сейчас двойные, тройные платежки. Старая компания, которую люди когда-то выбрали, выставляет свою платежку. Новая, поставленная администрацией,  выставляет свою. А некоторые жилые комплексы, например, «Гусарская баллада» получают и третью, ЕИРЦ.

Такого рода вещи обострились с начальным этапом лицензирования по всей России.

Если управляющая компания ушла, дом бросила, Минстрой выпустил письмо, для таких чрезвычайных ситуаций:  муниципалитет может провести комиссию по ЧС и решением этой комиссии назначить новую УК. Многие муниципалитеты это поняли так, можно потянуть с выдачей лицензии «чужой» компании, и ускорить выдачу лицензии «своей». Начался колоссальный передел домов, последствия которого еще долго будут аукаться.

ПАСМИ: Есть хоть какой-то механизм, ограничивающий коррупцию?

— Если раньше закупки для капремонта осуществлялись каждым регионом кто во что горазд, то сейчас формируются реестры квалифицированных поставщиков. Который сложно обойти.  Но, кто хочет, тот всегда найдет. Можно вспомнить примеры, когда в качестве условия проведения работ по капремонту выставлялись экзотические требования, например участие в специальной ассоциации или  обладание ненужными сертификатами. Условия тендеров мастера все в регионах формировать так чтобы от них попадала нужная компания и никакая другая.

ПАСМИ: Насколько коррупция отражается на жировках?

— На федеральном уровне существует ограничение роста платежей граждан. Все началось с поручения Путина. С 13-го года выпускается постановление правительства и определяется коридор, выше которого не может вырасти платеж в каждом регионе. В этом году вырастет в Москве на максимальные 7,5%, что для меня удивительно, поскольку сами тарифы высокие. А в Северной Осетии, где тарифы очень низкие, они выросли незначительно.

А дальше мы смотрим на платежку и видим самого сильного лоббиста. Сейчас я еду в Курганскую область. Тепло там стоит 2000 – 3000  за гикокаллорию. В соседних Свердловской и Челябинской областях — 500 рублей.  Никто внутрь не лезет, не пытается разобраться. Тарифы при сопоставимых условиях могут отличаться в разы даже в пределах одного муниципалитета.

ПАСМИ: Почему управляющие компании не возмущаются?

— Ресурсники — монополисты. Одна труба, у нас нет рынка тепла и электроэнергии. Нельзя выбрать из нескольких поставщиков. Нет свободного рынка. Из-за этого 100% управляющих компаний вынужденно стали жуликами.

ПАСМИ: Как?

Есть дом, есть прибор учета на входе. Ресурсник поставляет и берет денег, сколько вошло тепла, воды или электричества.  Где-то трубы текут, кто-то приворовывает, магнитик поставил, где то не по счетчику, а по нормативам. Прописана одна пенсионерка, на деле живут 10 гастарбайтеров. Всегда есть небалансы из воровства и потерь.

Часть небалансов списываются на общедомовые нужды. Иногда за общедомовые нужды люди порой платят больше, чем за собственную квартиру за электричество.  Иногда все усугубляется, был случай, когда кладбище было от дома запитано.

«Управляшки» вынуждены что-то недоделывать, делать приписки. Они все вынужденно стали жуликами.

ПАСМИ: Можно ли вывести сферу ЖКХ из серой зоны?

— Да, с этим созывом ГД не вышло, надеюсь, следующий одобрит законопроект, подготовленный Минстроем с учетом наших предложений. Согласно ему плата монополистам будет осуществляться напрямую. Сколько дом потребил воды, тепла и электричества. На управляющей компании останется обязанность определить места утечек и воров. Дальше, пускай разбираются монополисты. Таким образом «управляшки» перестанут быть вынужденно «замазанными».  Более того, они замазаны дважды.

ПАСМИ: Куда уж больше, если любой руководитель УК ходит под статьей?

— Чаще всего тарифы устанавливает не собственник на собрании, а муниципалитет, исходя из политических соображений. Чтобы люди не возмущались. Тарифов не хватает, если дом старый, ветхий. Своей компании дают только хорошие дома, а всем остальным дай им боже, что нам негоже.

ПАСМИ: Может, сделаем совместный проект по определению коррупционер мэр или нет. Если дома распределены равномерно, значит мэр добросовестный, а если одним компаниям достаются дома 1980 года постройки, а другим 1890 года, это ведь лакмусовая бумажка на коррупцию?

Согласна. Мы делаем рейтинги доверия к управляющим компаниям в регионах.  Рейтинг должен базироваться на четких и прозрачных показателях, иначе он сам становится коррупционным инструментов. Если будем вести совместную работу, необходимо включить сюда и МВД, которое должно возбуждать дела о подделке протоколов собраний собственников жилья, а мне о таких делах неизвестно, хотя протоколы фальсифицируются едва ли не ежедневно. Кроме коррупции есть и вопиющая некомпетентность прокуратуры. Простой пример, у вас потекла крыша, человек обратился в ГЖИ. Никто не вникает, это вина управляшки, или дому нужен капремонт. Прокуратура нагибает ГЖИ, почему не штрафуете УК, те штафуют, хотя УК абсолютно невиновна. Затем этот штраф включается в жировку. Поэтому давайте делать и совместный рейтинг мэров-коррупционеров и рейтинг некомпетентных правоохранителей.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...