Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279579 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156742 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120379 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112735 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105736

Андрей Бойко: «Специалисты сферы госзаказа загнаны в жесткие законодательные рамки»

Снизить коррупционные риски в сфере государственных закупок поможет опыт коммерческих компаний. Для специалистов госзаказа необходимо создать систему поощрения, которая будет стимулировать повышение эффективности закупок. На вопросы «Первого антикоррупционного СМИ» отвечает Андрей Бойко, разработчик первой в России системы электронных торгов и коммерческий директор B2B-Center. 

Андрей Бойко
Андрей Бойко

ПАСМИ: Как вы считаете, если ввести такой критерий госзакупки, как невозможность осуществления функции собственными силами, а также усилить контроль за аутсорсрингом, эти меры приведут к лучшему функционированию рынка госзакупок??

Андрей Бойко: Здесь применим опыт коммерческих компаний. Ни одна организация не использует аутсорсинг себе в убыток. Его главная цель — сократить расходы и повысить эффективность выполнения той или иной функции.

Например, множество небольших компаний выводят на аутсорсинг услуги бухгалтерии и IT-отделов. Это дешевле, чем содержать штат собственных сотрудников.

Второй случай – аутсорсинг для повышения эффективности бизнес-процессов. Многие крупные компании отдают на аутсорсинг проведение собственных закупок. Специализированные организации профессиональнее готовят закупочную документацию и успешнее проводят процедуры. В результате компания получает больший эффект, чем при самостоятельной работе.

По такому же пути стоит идти и в сфере госзакупок. Заказчик, который отдает часть функций на аутсорсинг, должен обосновать этот шаг. Например, сократить расходы на собственный штат и повысить результативность. Если же заказчик выполнял функцию самостоятельно и не может обосновать использование аутсорсинга, то он не имеет смысла. Никто не применяет аутсорсинг с целью увеличить расходы.

При этом не стоит забывать, что далеко не все государственные функции могут быть переданы сторонним компаниям. Поэтому стоит контролировать и соответствие законодательству.

ПАСМИ: На сегодняшний день известно, что около 60% крупнейших российских компаний вышли на рынок корпоративных электронных закупок. Как, вы считаете, закупки в электронной форме лишены коррупционных рисков?

Андрей Бойко: Есть две стороны медали: электронные закупки коммерческих компаний и государственные закупки.

В первом сегменте коррупции по умолчанию меньше, но и там она есть. Собственник заинтересован в эффективном расходовании денежных средств. Поэтому коррупция может встречаться на уровне исполнителей, которых собственник не контролирует.

В этом сегменте электронные закупки ограничивают возможности для различных махинаций: процедуры автоматизированы, прозрачны, легко контролируются.

Кроме того, у сотрудников закупочного подразделения есть KPI, который зависит от количества успешных процедур, уровня конкуренции в них, полученной эффективности, наличия жалоб со стороны поставщиков в службу безопасности или внутреннего аудита компании. Если сотрудник плохо подготовит техническое задание, «заточит» его под конкретного поставщика и на него пожалуются другие участники процедуры, то он лишится своего дохода. Эта система поощряет добросовестных работников и стимулирует их повышать эффективность процесса.

В государственных закупках коррупция встречается на более высоком уровне. Закупщик-исполнитель получает указание сверху, что нужно заключить контракт с конкретной компанией. Он готовит закупочную документацию, которая уже содержит коррупционную составляющую, а затем проводит по ней процедуру в электронной форме.

В техническом задании могут быть заложены чрезмерные требования к поставщику — «пугалки». Они не противоречат действующему законодательству, но являются неприемлемыми для большинства участников. Одна из таких «пугалок» — требование гарантии со стороны поставщика, которая заключается в полной замене сломавшегося оборудования на новое и выполнении всех сопутствующих работ.

Закупка может быть полностью прозрачной и проходить в форме электронного аукциона, но никто из поставщиков не захочет обременять себя такими обязательствами. Стандартные условия гарантии подразумевают только ремонт сломавшегося оборудования, как в любом магазине техники. В результате контракт получает «свой» поставщик, который знает, что это всего лишь «пугалка». При этом никаких стимулов для повышения эффективности закупок у специалистов в госзаказе нет.

ПАСМИ: На Ваш взгляд, коррупция мешает оптимизации системы закупок? Или есть какие-то более актуальные факторы?

Андрей Бойко: Естественно, коррупция мешает повышению эффективности системы государственных закупок. В тех организациях, где она есть, улучшение закупочного процесса вызывает внутреннее сопротивление.

Вторая важная проблема – низкая вовлеченность специалистов-закупщиков в процесс. Для них создана система штрафов и наказаний, но нет системы поощрения. Поэтому люди не вовлечены в процесс, не заинтересованы в повышении эффективности и результативности закупок. Их главная задача – формально выполнить требования законодательства и избежать штрафов за нарушения.

ПАСМИ: 9 марта премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил правительству разработать предложения по усилению уголовной ответственности за хищения при госзакупках. В соответствии с поручением премьера предложения должны быть представлены к 15 сентября. Заниматься их разработкой поручено Минюсту, Минэкономразвития, Минфину и ФАС России. Как Вы считаете, поможет ли усиление уголовной ответственности за хищения при госзакупках исключить злоупотребления в данной сфере?

Андрей Бойко: Об уголовной ответственности стоит говорить только в случае прямого хищения государственных средств: попыток сделать их своими, вывести на счета подконтрольной компании и т.д.

Низкая эффективность государственных закупок – это совсем другая история, которая не является хищением и уголовным преступлением.

Специалисты сферы государственных закупок и закупок государственных компаний, к которыми мы постоянно общаемся, страдают от излишнего формализма и загнаны в очень жесткие законодательные рамки.

Люди хотели бы улучшить ситуацию, но очень часто не могут повлиять на эффективность закупок. Для повышения уровня конкуренции можно приглашать в процедуры всех потенциальных поставщиков, но регулирующие органы рассматривают такую активность, как координацию действий участников процедуры.

Можно писать другие технические задания, но в законе четко определены критерии оценки поставщиков. Можно выбирать победителя процедуры не по предложенной цене, а по совокупности условий, чтобы получить лучшее предложение на рынке. Но в большинстве закупочных процедур цена является основным критерием выбора.

Можно использовать другие критерии, но если вы купите дорогое качественное оборудование, то потом будете долго отбиваться от множества проверяющих и доказывать правильность выбора. Если же купить дешевое, но низкого качества, то никто претензий высказывать не будет. Даже если оно сломается через полгода. Если к существующей системе контроля и штрафов добавить угрозу уголовной ответственности, то желающих работать в сфере государственных закупок не останется.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

ФСБ считает губернатора Воробьева опаснее бандитов 279579 Путин простил Золотова, но приставит к нему контролера 156742 Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу 120379 Поборник пенсионной реформы депутат Боярский не платит налоги и взносы в ПФР 112735 Откровения генерала ФСБ, дворцы путинских телохранителей и прижимистый депутат 105736

ФСБ согласилась с Навальным, а Колокольцев пришел не туда

Борьба с коррупцией: итоги недели 10-16 декабря

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Международный розыск — за что Путин ищет экс-главу Росалкоголя

Миллиардные схемы, провокация ФСБ, уголовное дело и «Рюмка водки» от Григория Лепса для беглого чиновника

Читать все материалы

Загадочное исчезновение и триумфальное возвращение скандального вице-губернатора

Зачем глава Волгоградской области позвал в регион старого знакомого

НИИ Склифосовского выбросил 2 млрд на некачественные продукты и супердорогие лекарства

Схемы госзакупок прославленного медучреждения — связи с чиновниками, сговоры, сомнительные поставщики

Бумажная волокита и слабые законы — главные помехи антикоррупционной борьбы

Откровенный разговор о коррупции с руководителями федеральных органов под эгидой Кремля

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Кудрин вскрыл трехмиллиардную схему с самолётами Путина

Счетная палата выявила покупку подержанных воздушных судов под видом новых

От олигархов до лидера ОПГ — кто судился с Навальным

Вспоминаем тяжбы между лидером ФБК и героями его расследований

В «черный список» чиновников приводят махинации с декларациями и конфликт интересов

Треть реестра уволенных по коррупционным мотивам — местные депутаты

Коррупционные скандалы в Минобороны

Гражданин Украины обналичивал военный бюджет под прикрытием заместителя Шойгу

Схемы вывода миллионов Минобороны: «новая Васильева», украинец, слесарь и продавщица

Фигурант «списка Титова» просит возбудить дело против подчиненной Бастрыкина

Арестованный арктический строитель Алексей Эккерт обвиняет следователя СКР в фальсификациях и подлоге

Минобороны потеряло 4 млрд в Дагестане и готово выложить еще

Дойдут ли по назначению средства госпрограммы развития ОПК на реконструкцию «Дагдизеля»?

За взятки на Играх в Сочи задержан бывший начальник ЦСКА

Читать все материалы

Тайный фигурант «списка Титова» бессилен перед судьями и ФСБ

Заявивший о вымогательстве взяток предприниматель не верит в возможность вернуться на родину

Как выйти из изолятора ФСБ. Прощай, «Лефортово»!

Новые записи Александра Шестуна — снова из «Матросской Тишины»

Бизнес в России — бег с административными барьерами

Развитию инвестклимата страны мешают правоохранители и законотворцы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: