Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Вы все еще берете взятки? Тогда мы идем к вам!

23.06.2015 / 10:12 Новости

Колумнист ПАСМИ Денис Балашов размышляет, почему оперативников стали задерживать чаще, чем взяточников, и почему коррупция процветает, несмотря на четкую установку: «Неприкасаемых нет и не будет».

коррупцияСудя по выявленным в 2014 году коррупционным преступлениям, средняя сумма полученной взятки составила около 700 тысяч рублей, заявил заместитель генерального прокурора Александр Буксман. В этом году, возможно, данный показатель увеличится, ведь раньше не задерживали следователей при получении денежного поручительства в размере 1 млн долларов – это по нынешнему курсу 50 000 000 рублей (речь идет о следователе Измайловского межрайонного следственного отдела ГСУ СКР по Москве Сергее Сергееве).

Звучат и другие суммы. Например, задержанному силами УСБ ФСБ (говорят, в этом мероприятии участвовал лично начальник 6-й службы Иван Иванович Ткачев) и доставленному на самолете в Москву действующему губернатору Сахалина Александру Хорошавину вменяют получение взятки более 5,6 млн долларов США. Вообще коррупция ознаменовала первую половину текущего года. Это, помимо уже перечисленных, и арест бывшего начальника ФСИН России Александра Реймера (по версии следствия, он, совместно с подчиненными, в 2010-2012 годах похитил более 2,7 млрд рублей, выделенных из бюджета на электронные браслеты), и арест сотрудников «Матросской тишины», вымогавших деньги у заключенных… Можно подумать, антикоррупционеры громко заявляют: «Вы все еще берете взятки? Тогда мы идем к Вам!».

И действительно, рупор СКР – Владимир Маркин после ареста Хорошавина, отметив, что «неприкасаемых не было и не будет», обратился к «чиновникам самого разного уровня»: «Остановитесь, пока не поздно!».

Были ли ирония или же страх в голосе этих чиновников, обсуждающих этот призыв Маркина, а, может быть, он вовсе остался без их внимания, — безусловно, интересно. Но если даже взять и наивно поверить, что разом – бац! – и третья часть всех чиновников прислушалась да бросила эту вредную коррупционную привычку – «остановилась», – то и в этом случае (если понадобится) на каждого из них найдутся свидетельские показания из прошлого, как это бывало и не раз. Не раз звучали и из уст антикоррупционеров слова: «Неприкасаемых нет!».

Денис Сугробов
Денис Сугробов

Так не было неприкасаемых, правда, до поры до времени для главы ГУЭБиПК МВД России генерал-лейтенанта Дениса Сугробова. Теперь он уж больше года содержится в Лефортовской тюрьме; его обвиняют ни много ни мало в организации преступного сообщества. Кстати, генералы МВД последний год стали весьма «прикасаемы», так уголовные дела завели на Владислава Белоцерковского, Владимира Морозова, Александра Никитина, Виталия Быкова и др.

Надо отметить, фамилия «Сугробов» у некоторых политологов плотно ассоциируется со вторым лицом государства Дмитрием Медведевым и, соответственно, «медведевскими». Тем более, генерал, отвечая на вопросы автора данной заметки, заявил, что сам Дмитрий Анатольевич за день до назначения на должность руководителя ГУЭБиПК пообещал ему «всестороннюю поддержку, в том числе и от высших лиц государства» (при этом Медведев был президентом). Политика не математика, тут от перемены мест слагаемых многое меняется. Уже находясь в СИЗО, Сугробов отметил, что в ближайшем будущем ГУЭБиПК станет «еще одним бюрократическим подразделением в системе МВД». А Елена Панфилова (Трансперенси Интернешнл — Россия) сравнила конфликт ведомств (ГУЭБ и УСБ ФСБ) со схваткой за «чемпиона горы» — кем же будет вскрыта коррупция высших должностных лиц. Победитель известен. Его один из адвокатов Сугробова назвал «монополистом в борьбе с коррупцией».

Тем временем с приходом нового человека на пост руководителя антикоррупционного главка МВД в ведомстве случилось уже, как минимум, два коррупционных скандала. Совсем недавно был задержан гуэбовский оперативник Астемир Сокуров, вымогавший у чиновника полмиллиона долларов.

Силовиков последнее время привлекают чаще, чем высокопоставленных чиновников, возможно, это как раз связано с «горой» и ее «царем». Между тем и инициатив лишить неприкосновенности определенного депутата все больше. Например, депутата Госдумы от КПРФ Дениса Вороненкова СКР обвинил в рейдерском захвате недвижимости. Он сразу же отреагировал, заявив, что следствием манипулируют и даже назвал, кто именно: заместитель начальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов (эту же фамилию, кстати, упоминал и Сугробов в своем обращении после ареста).

Вот такая коррупция и такие антикоррупционные страсти. При том, что с законодательной базой в этой области у нас все в порядке (на прошлой неделе Владимир Путин все же «в целях повышения эффективности противодействия коррупции» внес в Госдуму дополнительные поправки), только она как Армата – хороший современный танк, да глохнет в самом нужном месте.

Ввиду того, что на борьбу с коррупцией тратятся огромные силы и средства (ведь в каждом госучреждении – даже в университетах (!) – есть свой антикоррупционный кабинет), а в стране кризис, быть может, необходимо отправить на пенсию генералов и чиновников, засидевшихся в своих антикоррупционных креслах? Тем более что Ирина Яровая убеждена: задача противодействия коррупции может быть использована для разрушения суверенитета государства, а Игорь Зубков – что под лозунгом борьбы с коррупцией начинаются оранжевые революции. Оставить тех, кто точно знает «прикасаемых» и «неприкасаемых», а на остальных сэкономить, по крайней мере, до выхода страны из кризиса.

Денис Балашов

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Сестра на миллиард: у нового премьера обнаружилась небедная родственница

Владения сестры Михаила Мишустина от стен Кремля до дальнего Подмосковья оценили в 900 млн

Loading...
Loading...