Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88906 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 54642 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52666 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47032 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39729

Виталий Бородин: «Бизнес должен участвовать в реализации антикоррупционных проектов»

21.04.2015 / 10:37 Новости

Один из участников конференции в Доме ООН в Москве  заместитель Председателя Правления МОО «Комитет по борьбе с коррупцией», президент компании «СтройИнвест» Виталий Бородин на Конференции в Штаб Квартире ООН в РФ рассказал о том, как реализуется  антикоррупционная активность частного сектора, о степени эффективности антикоррупционного комплайенс-контроля, о том, какими возможностями для  продуктивной борьбы с коррупцией должна обладать каждая бизнес-структура.

Виталий Бородин
Виталий Бородин

ПАСМИ публикует текст выступления Виталия Бородина на конференции «Консолидация усилий власти, бизнеса и общества в реализации антикоррупционной политики».

В последнее время мы часто слышим призывы от различных организаций к представителям бизнес-сообщества о присоединении к разного рода антикоррупционным хартиям и инициативам, которые в итоге сводятся только к одному: дайте нам денег, и мы подтвердим, что вы боретесь с коррупцией.

В отсутствии иных возможностей антикоррупционная активность частного сектора сегодня вынужденно реализуется, в основном, по двум направлениям:  финансирование наиболее «нейтральных» аспектов деятельности отдельных общественных организаций и внедрение дорогостоящих процедур внутреннего комплаенс-контроля.

Необходимо признать, что в последние годы финансирование антикоррупционной деятельности общественных организаций часто не является со стороны бизнеса ни результатом глубокого осознания необходимости противодействия коррупции, ни искренним проявлением социальной ответственности.

Напротив, такое финансирование зачастую оказывается формой наказания компаний за участие (не всегда добровольное) в какой-либо коррупционной схеме, чтобы принудительным способом «загладить вину» перед обществом, причем, как правило, финансируются наиболее «нейтральные» проекты, порой вовсе не имеющие самостоятельной практической ценности.

Известны случаи, когда на поступающие таким образом средства длительное время содержится персонал общественных организаций, лишь имитирующих борьбу с коррупцией. Реальная же эффективность использования выделенных средств (порой весьма значительных) отходит на второй план.

Второй наиболее распространенный элемент нынешней антикоррупционной активности организаций частного сектора – антикоррупционный комплаенс-контроль – в последнее десятилетие стал стандартной составной частью внутрикорпоративной политики крупных компаний.

Практически каждая из них разработала и внедрила собственный кодекс поведения, комплекс различных процедур контроля за его исполнением и систему соответствующего обучения персонала. Авторитетные консалтинговые компании предлагают корпорациям более изощренные (и, соответственно, более дорогие) методы комплаенс-контроля, разработку и адаптацию соответствующих документов и процедур для различных видов бизнеса и условий различных рынков.

При всей важности распространения системы антикоррупционного комплаенс-контроля приходится признать, что сама по себе она не способна радикально повлиять на снижение уровня коррупции, и до не давнего времени не имела ни какого отношения к вопросам противодействия коррупции, а была обозначена как система по противодействию внутрикорпоративному мошенничеству.

Прежде всего, антикоррупционный комплаенс-контроль направлен на обеспечение добросовестного поведения среднего и низшего персонала корпораций, на исключение самостоятельной коррупционной активности именно этой части персонала. При этом предполагается бескомпромиссная добросовестность и неподкупность корпоративных служб внутреннего контроля и безопасности, а в условиях высококоррупционного рынка именно через эти службы или, как минимум, при их активном попустительстве как раз и реализуются на практике все коррупционные схемы.

Вовсе бесполезен антикоррупционный комплайенс-контроль оказывается в случаях, когда коррупционные методы ведения бизнеса осознанно применяются кем-либо из высших менеджеров компании.

Никакой, даже самый эффективный комплаенс-контроль, в принципе, не способен снизить уровень внешнего коррупционного давления на компанию со стороны представителей местной власти и предотвратить вынужденное вовлечение компании в коррупционные схемы. Между тем, именно внешнее коррупционное давление создает наиболее серьезные риски для бизнеса – вплоть до его вынужденного сворачивания.

Это означает, что вместо дальнейшего усложнения антикоррупционного коплаенс-контроля, его более простые и дешевые формы следует встроить в качестве составной части в более продвинутую – многофункциональную и развернутую технологию системного противодействия как внутренним, так и внешним формам коррупции. Основу такой технологии должна составлять тщательно продуманная и отлаженная система постоянного взаимовыгодного сотрудничества соответствующей компании с общественными организациями.

Между тем, для продуктивной борьбы с коррупцией каждая бизнес-структура должна иметь возможность по своему выбору участвовать в финансировании разработки и реализации именно тех конкретных антикоррупционных проектов, которые в наибольшей мере соответствуют ее возможностям, деловым интересам и представлениям о целесообразности.

В борьбе с коррупцией никакая корпорация не должна выступать в роли практически лишенной права голоса «дойной коровы». Лишь в этом случае можно рассчитывать, что бизнес будет участвовать в реализации антикоррупционных проектов, а также устойчиво и активно сотрудничать с общественными организациями.

Я полностью согласен с Анатолием Юрьевичем Голубевым, что для консолидации усилий бизнеса и общества, необходимо сосредоточиться на реализации антикоррупционных проектов, имеющих конкретную практическую ценность и, таким образом, привлекательных для прагматичного по своей природе бизнеса, всегда соразмеряющего в своей работе затраченные ресурсы и получаемые результаты.

Разумеется, реализация такого подхода требует выстраивания качественно новых механизмов и технологий взаимодействия между этими социальными силами и, соответственно, корректировки ставших за последнее десятилетие привычными взглядов на такое взаимодействие. Однако время для такой корректировки назрело, а необходимые механизмы и технологии взаимодействия в значительной части были разработаны и представлены в Программе «МИР БЕЗ КОРРУПЦИИ».

Принимая во внимание особую социальную значимость и необходимость обеспечения активной и осознанной поддержки усилий государства в сфере реализации антикоррупционной политики со стороны бизнеса и институтов гражданского общества, компания «СтройИнвест» присоединилась к программе «МИР БЕЗ КОРРУПЦИИ» и совместно с Межрегиональной общественной организацией «Комитет по борьбе с коррупцией» приступила к разработке совместных проектов, целиком направленных на укрепление законности и правопорядка в России.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88906 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 54642 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52666 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47032 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39729

Московская судья ночью выносила решение против зама Вячеслава Лебедева

Проблемы с законом и арифметикой в Таганском суде и ГСУ ГУ МВД по городу Москве

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Читать все материалы

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы
Коррупционные скандалы в Минобороны

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Директор оборонного авиаремонтного завода осужден за попытку подкупа офицера ФСБ

Глобальная афера Минобороны: как генералы Шойгу делают миллиарды на ЖКХ

Кто и как организовал схему, которая наносит ущерб государству и бизнесменам

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству