Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Присяжные признали «ореховских» невиновными, но потом исправились

Московский областной суд в конце прошлой неделе вынес приговор двум участником «ореховской» группировки. Олег Пронин (Аль-Капоне), обвиняемый в убийстве военного следователя Юрия Керезя, получил в общей сложности 24 года «строгоча», а лидер ОПГ – Дмитрий Белкин (Белок) – благодаря этому же эпизоду получил пожизненный срок. Однако, как выяснило Первое Антикоррупционное СМИ, данный приговор скорее всего будет отменен.

Белкин и Пронин Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Белкин и Пронин Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Присяжные заседатели, рассматривая эпизоды дела «ореховской» ОПГ, не смогли придти к единогласному решению, им пришлось воспользоваться голосованием. Так, из оглашенных результатов, семеро присяжных посчитали вину Олега Пронина в убийстве следователя Юрия Керезя доказанной, а пять – нет. По этому же эпизоду 10 присяжных против двух посчитали Дмитрия Белкина виновным.

В прошедший четверг Мособлсуд за совершенное в 1998 году убийство старшего следователя военной прокуратуры приговорил Пронина к 19 годам лишения свободу. В 2004-м он получил 17 лет за совершение особо тяжких преступлений, но по совокупности преступлений, говорит адвокат Пронина Михаил Фомин, не может превышать 25 лет лишения свободы, в общей сложности Олег Аль-Капоне приговорен к 24 годам колонии строгого режима.

Как уже рассказывало ПАСМИ, защита подсудимых собираются обжаловать это решения в Верховном суде. Фомин считает, что Пронин к убийству следователя не причастен, а на присяжных оказывалось давление. По его словам, три свидетеля убийства Керезя заявили, что рост убийцы примерно соответствовал росту следователя, который составлял 167 см, а рост Пронина – 183 см.

Другим подтверждением непричастности «ореховских» к убийству следователя, по словам Фомина, являются показания бывшего сотрудника ФСБ, который сообщил, что Керезь ему рассказывал о расследуемом деле, в котором высокопоставленные чиновники, в том числе из Минобороны, были связаны с криминалом. Якобы по этому делу Керезю предлагали 1 млн долларов в качестве взятки, а также ему поступали угрозы.

Между тем, защита подсудимых убеждена, что на присяжных оказывалось давление. Это делалось путем донесения до них информации по другим эпизодам, например, говорилось о причастности Пронина к убийству Мингазова, о том, что он состоит в группировке «кемеровские» и прочее.

«Ни в бандитизме, ни в вымогательстве, ни в участии в «ореховской» группировке в обвинении у Пронина никогда не было», — отмечает Фомин, добавляя, что в результате подобного массированного воздействия на присяжных, у них по эпизоду Керезя исчезла объективность.

Другим фактором, повлиявшим на мнение присяжных, стало убийство адвоката Татьяны Акимцевой, которое связали с «ореховской» группировкой. Напомним, Акимцеву месяц назад расстреляли вместе с личным водителем возле собственного дома, куда она возвращалась после рабочего дня. Версию о причастности «ореховских» к убийству Акимцевой их адвокаты отрицают, утверждая, что и следствие давно от этой версии отказалось. Между тем, близкий к следствию источник ПАСМИ, напротив, сообщил, что версия «ореховских» у следствия самая приоритетная, т.к. два покушения (на директора «Одинцовского подворья» Сергея Журбу) и три убийства (водителя Журбы Алексея Захарова, адвоката Журбы Татьяны Акимцевой и юриста Журбы Сергея Моисеева) – «слишком сомнительное совпадение». ПАСМИ также сообщало, что убийство Акимцевой может быть связано с делом о рейдерском захвате недвижимости.

Косвенно прямое давление на присяжных может подтверждать сам приговор Белкину и Пронину, в котором в части вопросов относительно убийства Керезя множество исправлний.

Так, например, первые вписанные результаты голосования по вопросу доказанности причастности Белкина к убийству следователя распределились следующим образом: восемь человек посчитали, что его вина не доказана и только четыре, что доказана. После внесенных исправлений уже 10 присяжных считали вину доказанной.

Опросный лист по Белкину

 

Относительно Пронина ситуация похожая – сначала восемь присяжные считали его вину не доказанной, а после внесенных исправлений уже семь присяжных считали его вину доказанной.

«Закон не предусматривает переголосования», — утверждают опрошенные ПАСМИ адвокаты подсудимых, которые предполагают, что исправление результатов голосование приведет к пересмотру приговора.

По мнению адвоката одной из потерпевших по делу «ореховских» Александра Сергеева, такое решение может принять только по итогам рассмотрения жалобы.

«Будет ли являться основанием для пересмотра приговора тот факт, что там перечеркнуто, и написана новая цифра, будет решать Верховный суд», — говорит Сергеев, отмечая, что присяжные имели право поменять свое решение.

Стоит отметить, что когда присяжные вышли со своим решение, председательствующий Александр Козлов, просматривая опросные листы, сделал замечание старшине присяжных о том, что не все графы заполнены верно, и попросил их вернуться в совещательную комнату для исправления недочетов.

ДЕНИС БАЛАШОВ

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Сестра на миллиард: у нового премьера обнаружилась небедная родственница

Владения сестры Михаила Мишустина от стен Кремля до дальнего Подмосковья оценили в 900 млн

Loading...
Loading...