Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Мосгорсуд снял арест с квартиры жены генерала Сугробова

В понедельник Московский городской суд, рассмотрев жалобу супруги экс-руководителя ГУЭБиПК Дениса Сугробова Марии Шерстневой на решение Басманного райсуда, который по ходатайству Следственного комитета в рамках уголовного дела об ПС арестовал ее имущество и имущество третьих лиц, снял арест с квартиры супруги генерала.

Ленинградское шоссе 37к1
Ленинградское шоссе 37к1 фото: Алексей Осипов

На процессе интересы Марии Шерстневой представлял адвокат Эдуард Исецкий, который защищает и самого генерала Сугробова, поэтому она в прениях не участвовала, а лишь поддерживала аргументы защитника.

Напомним, Басманный суд Москвы по ходатайству ГСУ СКР арестовал около 10 объектов недвижимости, которые, по версии следствия, фактически покупала госпожа Шерстнева, а юридически «по ее указанию оформлялись на лиц близких ей» и Сугробову. В числе этих объектов — шесть помещений в строящемся комплексе в комплексе Studio 8 в проезд Аэропорта, квартира в комплексе «Город яхт» на Ленинградском шоссе и два машиноместа. Общая стоимость данных объектов превышает 300 млн рублей, а их арест необходим якобы для обеспечения интересов потерпевших по уголовному делу о преступном сообществе.

Юридически Денису Сугробову из арестованного имущества ничего не принадлежит. Владельцами будущих объектов в еще не построенном комплексе Studio 8 являются адвокат (Георгий Антонов) и водитель (Дмитрий Грешнев) генерала, а квартирой и машиноместами владеет супруга Сугробова и ее отец. При этом Исецкий утверждает, что ни Грешнев, ни Антонов пока не обладают правами собственности на указанные объекты, т.к. недвижимость еще не построена.

генерал СугробовНа заседании стал известен один нюанс. К материалам дела был приобщен допрос Гришнева, в ходе которого он пояснил, что 70 млн рублей для оплаты сделки на приобретение элитного жилья ему якобы предал Антонов. Адвокат Эдуард Исецкий считает, что допрос свидетелей, безусловно, должен быть исследован судом, однако, указал на двойные стандарты правоохранительной системы, которые заключаются в том, что сначала СКР арестовал имущество третьих лиц, а уже потом, «получив возражение, следствие бросилось собирать доказательства и опрашивать этих лиц».

Свое выступление Исецкий начал с цитирования Шекспира, после которой заявил, что незаконное решение Басманного суда характеризуется одной фразой судьи Артара Карпова.

«8 августа, после рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей Дениса Сугробова, он, выходя из зала судебного заседания и разговаривая с кем-то, пожаловался на свою судьбу и сказал, что их двое осталось с судьей Дударь обслуживать [председателя СКР Александра] Бастрыкина», — пояснил Исецкий.

Таких заявлений не выдержал представитель прокуратуры Павел Пилипчук и попросил суд сделать адвокату замечание.

Свои доводы о том, что Басманный суд превратился в обслуживающую систему, Исецкий аргументировал выводом специалиста в области лингвистики, который, по его просьбе, сопоставив ходатайство следователя и решение суда, пришел к выводу, что судебный акт на 96% совпадает с ходатайством.

«Если уж быть совсем откровенным, то возможно была передана флэшка, с которой было перенесено ходатайство следователя, которое было названо судебным актом, и к нему добавили четыре фразы в конце, которые должны содержаться в решении», — предположил адвокат. Представитель следствия хотел уж было просить суд о замечании адвокату, но прокурор его остановил.

Затем Исецкий перешел к иным аргументам, в числе которых рассказал, что квартира Шерстневой, где она проживает с детьми и супругом, была приобретена в 2008 году ее отцом на деньги, вырученные с продажи ее квартиры и недвижимости отца и покойной матери. Более того, эта квартира является единственной «пригодной для постоянного проживания Шерстневой и ее пятерых детей». Также адвокат отметил, что квартира приобретена за несколько лет до совершения преступлений, которые вменяют экс-начальнику ГУЭБиПК МВД, а иски потерпевших по данному делу в порядке гражданского судопроизводства «должны быть предъявлены государству, а не Сугробову».

фото: http://www.sledcom.ru/
фото: http://www.sledcom.ru/

Между тем, представитель Следственного комитета считает доводы адвоката необоснованными, а решение суда об аресте «замотивированным». Он отметил, что Гришнев нигде не работает, проживает в 13 квадратных метрах, и что он, «ранее водитель семейства Колесниковых, а ныне семейства Сугробовых», сообщил следствию, что названное имущество ему не принадлежит. Также, по данным других свидетелей, 60 тысяч долларов на оплату договора по приобретению объектов в Studio 8 передала именно госпожа Шерстнева. Также следователь пояснил, что доводов защиты о том, что Грешнев и Антонов на момент ареста имущество не имели право собственности, — необоснованны, т.к. сделка была «практически завершенная».

«К сожалению, законодательство немножко не успевает за реалиями бизнеса и реалиями совершения сделок», — посетовал следователь на несовершенность права, отметив, что фактически Антонов и Гришнев оплатили всю стоимость сделки, а, значит, и владеют объектами, которые будут построены.

На заседании также присутствовал адвокат, предоставленный Сугробову судом, но он к процессу интереса не питал – слушал радио и фотографировал на телефон жену своего подзащитного.

В итоге Мосгорсуд снял арест с квартиры Шерстневой в комплексе «Город яхт», но оставил решение по машиноместам и объектам в проезде Аэропорта.

ДЕНИС БАЛАШОВ

Читайте также:

Генерал Сугробов: «Не сомневаюсь, что В.В. Путин не обладает объективной картиной…..»

Дело Сугробова: два разных эпизода – два разных закона?

Евгений Шерманов: Следственный комитет «разваливает» борьбу с коррупцией в стране

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...