Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88709 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62939 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52417 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46761 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38407

Мария Баст: Борьба с коррупцией — занятие небесполезное

В этом уверены юристы Всероссийской Антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки». За год специалисты приемной принимают и обрабатывают около 10 тысяч обращений от граждан. О том, какие методы используют в своей работе эксперты общественной приемной, и насколько они эффективны, рассказала председатель Ассоциации адвокатов за права человека Мария Баст.

Мария Бакст— Мария Сергеевна расскажите как и когда возник проект «Чистые руки»?

— Проект был открыт в 2008 году. Он, можно сказать «дочерний», и возник внутри Ассоциация Адвокатов России за Права Человека. Начиная с 2006 года, мы стали отмечать увеличение количества жалоб на коррупционные преступления. Жаловались как простые граждане, столкнувшиеся с произволом чиновников, представителями исполнительной власти и т.п, так и представители бизнеса, предприниматели, испытывающие на себе давление, административный ресурс и т.д.

В результате работа с жалобами на коррупцию стала самостоятельным направлением внутри Ассоциации, решено было назвать его Всероссийская Антикоррупционная Общественна Приемная ЧИСТЫЕ РУКИ.Нужно ли говорить, что буквально с первых дней нас буквально завалили жалобами! Везли обращения, заявления, тома уголовных дел, аудио-записи, фотографии .…

— Неужели все действительно настолько плохо?

— Работа выстроена таким образом, что специалисты, работающие на антикоррупционном направлении, анализируют каждую жалобу, после чего резюмируют – есть ли обоснованные подозрения на коррупцию, или речь идет об обычной тяжбе, юридической неточности. 90% жалоб отфильтровывается, так как не имеет никакого отношения к коррупции.

— Возможно, люди просто путаются в определениях?

— Примерно в 80% случаев граждане водят нас в заблуждение намеренно, и лишь в 20% они действительно предполагают, что в их деле имеется коррупционная составляющая, но оснований привести не могут – чаще, по сути, не могут отличить коррупционное преступление, скажем, от мошенничества.

— Какие цели они преследуют, намеренно вводя в заблуждение специалистов приемной?

— Самые разные. Кому-то просто нужна бесплатная юридическая консультация, иная помощь. У кого-то более «глубокие» мотивы. Например, очернить какого-либо чиновника, отомстить за что-то. Кто-то, заявляя на чиновника или депутата, выполняет политический заказ. Это то, чем, на мой взгляд, занимается господин Навальный.

Против такой «жертвы» разворачивается обширная пиар-кампания по дискредитации: публикуются заказные материалы в различных СМИ, социальных сетях… Потом такому человеку очень сложно доказать, что он не виноват. Его уже никто не слушает.

И как часто приходится сталкиваться с обманом?

— Довольно-таки часто. Но мы наработали уже определенный опыт и научились отделять зерна от плевел. Если обратившийся гражданин представляет всю необходимую документацию и другие подтверждения своим словам, мы начинаем активную работу по этому обращению.

— И каков механизм этой работы? Чем работа вашей общественной приемной отличается от работы аналогичных антикоррупционных общественных организаций?

— Первоначально к нам обращается пострадавший и, к примеру, заявляет о том, что такой-то чиновник требует с него взятку. Мы говорим ему: «Соглашайся». В это же время запускается другая процедура: наш заявитель подает жалобу в правоохранительные органы, которую затем наши специалисты тоже держат на контроле. А тот, на кого он заявил, попадает в оперативную разработку. Разумеется, мы не берем на себя функции правоохранительных органов, но мы в силах заставить их работать.

По вашему мнению, какие общественные процессы способствуют расцвету коррупции?

— Люди просто не привыкли бороться за свои права, не хотят или боятся это делать. Они обращаются в правоохранительные органы в самом крайнем случае, не понимая, что один раз дав взятку, он будет делать постоянно, примерно то же самое, что пойти на поводу у шантажиста.

А кому-то кажется, что проще заплатить. А бывают такие случаи, что заявитель и к нам обращается, и параллельно договаривается с коррупционером. Часто случается, что заявитель сообщает о факте коррупции, о вымогательстве у него взятки, но никаких действий предпринимать не хочет, ждет, что кто-то за него все сделает. Бывает, что приходят письменные сообщения, где можно найти только адрес заявителя: отправляем телеграмму, но зачастую люди указывают даже не свой адрес, заявляя о коррупции.

— Но ведь в некоторых случаях действительно не обойтись без мзды. Скажем, когда речь идет об устройстве в детский сад, чтобы получить заветное место для ребенка проще ведь заплатить?

— Это уже из разряда бытовой коррупции, которая пронизала все слои нашего общества. И ведь мы сами создали для этого благодатную почву. Это произошло в 90-е, когда поменялась система ценностей, мы создали общество потребления с одной стороны, а с другой — ликвидировали мощный орган, который занимался противодействием коррупции, ликвидировали КГБ.

— Но ведь остались подразделения по борьбе с экономическими преступлениями, ГУЭБиПК?

— Мы плотно работали с ГУЭБиПК. Было такое, что они не двигали несколько наших дел, тормозили их. Однако после того, как у них произошли кадровые перестановки, мы заметили, что вдвое сократилось количество жалоб, связанных с рейдерскими захватами.

— Имея немалый опыт в антикоррупционной деятельности можете сказать, борьба с коррупцией занятие не бесполезное?

— Разумеется, есть положительная динамика. Но не стоит ожидать того, что это произойдет за один день. Это процесс длительный. Процесс очищения от коррупции должен проходить грамотно, аккуратно и, самое главное, комплексно. Это и политическая чистка, и усиление работы правоохранительных органов, и гражданский контроль и т.д.

— Согласно вашим данным, какие сферы наиболее коррумпированы?

— Одна из таких сфер – заключенные. Мы постоянно получаем обращение от заключенных или их родственников. Жалуются, например, на вымогательство взяток при решении об условно-досрочном освобождении. Это, безусловно, печально. Цель системы – исправительная. А получается, что заключенный, еще не успев освободиться, уже сталкивается с коррупцией. И большинство предпочитают не заявлять об этом, им проще заплатить за положительное решение.

Также заключенные вынуждены платить за улучшение условий содержания. И опять же, им проще заплатить, чтобы иметь какие-то послабления, поблажки, «купить» поощрение и т.д.

Большую тревогу вызывает судебная система. Стало сложно отстоять свои права в судебных тяжбах с органами власти, например, в сфере незаконного строительства …

 Беседовала Марина Ильина

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88709 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62939 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52417 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46761 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38407

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Экс-глава РАР сбежал, «короли портвейна» процветают

Подчиненные Игоря Чуяна не дали умереть теневому алкогольному рынку

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября