Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88699 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62932 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52411 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46758 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38376

Почему первое убийство прокурора в новой России не раскрыто до сих пор

20.06.2014 / 10:33 Подробности

  «Превращение России из мировой сверхдержавы в нищую страну – одно из самых любопытных событий в истории человечества. Это крушение произошло в мирное время и всего за несколько лет. По темпам и масштабу этот крах не имеет прецедента в мировой истории…

     …Как могло случиться такое? Все указывает на российскую организованную преступность. Занимаясь российской мафией, я не раз получал совет: хотите писать о российской организованной преступности, не уделяйте много внимания живописным королям мафии, сосредоточьтесь на правительстве. Россия – это бандитское государство, говорили мне, ее политическая система – не что иное, как власть организованной преступности».

                                       Пол Хлебников. «История разграбления России…»

 DSCN1866 Минули девяностые, меняются президенты, мэры, депутаты, верхи по-прежнему делят свою власть. А люди, которые жертвовали жизнью во имя исполнения своего долга, во имя торжества законности и справедливости уходят в прошлое…

Двадцать лет назад, 11 июля 1994 года был убит Радик Гайкович Ягутян  — старший советник юстиции, начальник следственного отдела прокуратуры Самарской области по городу Тольятти. Это был первый прокурор новой России, погибший при исполнении служебного долга.

  1. Советский период. Предыстория.

 В начале 80-х годов, в результате конфликта с районной партийной организацией и смешного надуманного обвинения, встал вопрос об увольнении Радика Гайковича Ягутяна из прокуратуры Тольятти и переводе его (с понижением в должности) на работу в районную прокуратуру Самары.

По тем временам, это было серьёзное испытание для человека, избравшего своей профессией прокурорскую стезю. Но не смотря на этот удар судьбы, Радик Ягутян, по-прежнему, оставался в глазах коллег исключительно порядочным, принципиальным, исполнительным и квалифицированным работником. Не удивительно, что уже спустя два года, бывший в ту пору заместителем прокурора Самарской области Сергей Киринский сам пошел к прокурору области с просьбой взять Ягутяна на работу в следственное управление областной структуры.

Так, вынужденно покинувший тольяттинскую прокуратуру, Радик Гайкович на протяжении пяти лет, каждый день ездил на работу из Тольятти в Самару. И это была беспрецедентный пример профессионализма и преданности своему делу. Сергей Киринский вспоминает: «Работа в прокуратуре была, наверное, мечтой всей жизни Ягутяна. И расценивал он её и как цель своей жизни, и как подарок судьбы. В областной прокуратуре он был одним из немногих сотрудников, соблюдавших установленный порядок ношения формы прокурорского работника. А работник он был образцовый. И там, где он видел, что нарушен закон, проявлял исключительную настойчивость в изобличении виновных, не поддавался на воздействие со стороны. И ни разу не был замечен в неискренности. Радик Гайкович с большим уважением и любовью относился к своему делу и очень ценил присвоение ему очередного чина. А для должности,  которую занимал Ягутян, редко кому давался чин старшего советника юстиции, равный чину полковника».

  1. Возвращение в Тольятти. Уголовные дела на АвтоВАЗе.

  Спустя некоторое время, Генеральная прокуратура России, принимая во внимание крайне неблагоприятную криминогенную обстановку в Тольятти, приняла решение создать в этом городе специальный следственный отдел областной прокуратуры. Возглавить это подразделение предложили старшему советнику юстиции Радику Ягутяну. Он согласился и активно взялся за дело, привлекая к решению бытовых и хозяйственных вопросов  местные власти. Благодаря кипучей энергии этого человека отдел был создан в самые короткие сроки — было найдено помещение, закуплена мебель, компьютеры и несколько служебных автомобилей. Ягутян сам формировал штат отдела, делая ставку на молодых, приезжих специалистов, чтобы исключить влияние на них «местной специфики».

К компетенции созданного подразделения было отнесено возбуждение и расследование особо важных и сложных уголовных дел, а так же надзор за тольяттинской милицией. Вскоре, следственный отдел Ягутяна принял в свое производство уголовные дела, связанные с масштабными хищениями на Волжском автомобильном заводе. Сегодня, по прошествии двадцати лет, не вызывает сомнения тот факт, что для Радика Гайковича Ягутяна именно эти уголовные дела оказались роковыми.

АвтоВАЗВ ту пору, в начале 90-х годов, вокруг автозавода началась лихорадочная коммерческая и криминальная активность, в которую оказались вовлечены и бандиты, и руководители предприятия, и бизнесмены, и чиновники, и правоохранители. И все они, кто как мог, пытались обогатиться за счет автозавода. Среди них были и очень известные одиозные личности.
Вот что пишет Пол Хлебников о том времени: «Березовский и его швейцарские партнеры «Andre & Cie.» продолжали открывать многочисленные финансовые компании, среди которых наиболее заметные: «АВВА», «Андава», «АФК» и «ФОК». Они также открывали дочерние подразделения в таких привлекательных налоговых зонах, как Кипр и Карибские острова. В эту всемирную сеть также входили компании-пустышки, зарегистрированные в таких местах, как Панама и столица Ирландии Дублин. Была создана запутанная финансовая сеть, представляя возможность вытащить деньги из России, направить финансовые потоки по всему миру, свести к минимуму уплату налогов и не засветиться.
В 1992 году основой империи Березовского была его связь с «АвтоВАЗом». Российская экономика распадалась, но автомобильная промышленность продолжала благоденствовать, ибо занималась производством единственного российского товара, который на внутреннем рынке все еще охотно покупали. Иностранные автопроизводители практически не могли конкурировать с российскими – слишком велика была разница в ценах. Поскольку сбережения россиян в 1992 году пошли прахом, ждать 10 лет, чтобы купить «жигули», больше не требовалось, но спрос все же оставался сильным. Дешевое сырье, фантастически дешевая рабочая сила (рабочий в среднем получал 250 долларов в месяц, обычно с большим опозданием) – «АвтоВАЗ» мог бы стать поразительно прибыльным предприятием. На самом же деле на заводе не хватало наличности и скапливались долги. Проблема заключалась в системе продаж. Создавались сотни мелких компаний, которые занимались продажей «жигулей» и запасных частей к ним; они были самостоятельны, при этом были связаны с представителями высшего руководства «АвтоВАЗа». Гигантский автозавод стал зависеть от дилерской сети, которая, как всем было известно, представляла собой один из наиболее криминализованных элементов российской экономики». Конец цитаты.

Схем воровства продукции автозавода было огромное количество. Но наиболее масштабными были те, которые реализовывались под прикрытием людей из руководства завода и властных структур. Одна из воровских конструкций, вскрытых Ягутяном и его следственной бригадой, заключалась в следующем. Продукция автозавода (товарные автомобили) тысячами штук отгружались под фиктивные платежные документы — векселя и  банковские гарантии фирмам- однодневкам. Те реализовывали машины, деньги обналичивали либо переводили в офшоры и тут же закрывались. Совершенно очевидно, что без участия кого-то из руководства автозавода эта схема работать бы не смогла. Ведь счет шел на тысячи автомобилей, что в денежном выражении составляло десятки миллионов долларов. И понятно, что без серьёзного прикрытия ни один начальник отдела не стал бы рисковать, ставя свою подпись на липовых бумагах.
Радик Гайкович Ягутян это хорошо понимал и очень быстро стал выходить на главное звено преступной цепочки. Были арестованы несколько человек из финансовой службы АвтоВАЗа, принимавшие в оплату фиктивные банковские гарантии и вескселя, и с ними начали работать следователи отдела. Наметились выходы на серьезных людей, участвовавших в семах хищения. Арестованные стали давать признательные показания их изобличающие. Ситуация стала накаляться.

Ключевым моментом, определившим дальнейший драматический ход событий, стало то, что Ягутян поставил вопрос об аресте одного из руководителей финансовой службы АвтоВАЗа. А арест этого лица и его возможные признательные показания открывали дорогу уже к первым руководителям завода, без санкции которых невозможно было осуществить столь масштабное воровство. Очевидно, что активность принципиального прокурора пришлась не по вкусу преступным воротилам, а так же связанным с ними бандитам и продажным правоохранителям.

1Пол Хлебников в книге «Крестный отец кремля Борис Березовский или история разграбления России» так описывал ситуацию в Тольятти:    «…Правоохранительные органы пытались обуздать преступность, парализовавшую «АвтоВАЗ», но натолкнулись на решительный отпор. В 1994 году глава следственного отдела Самарской прокуратуры Радик Ягутян взялся за организованную преступность вокруг «АвтоВАЗа», но вскоре был убит. Вообще «АвтоВАЗ» был повязан бандитами так, как ни одна из крупных российских компаний – такую репутацию он себе снискал. Когда в 1997 году милиция все-таки устроила на «АвтоВАЗе» основательную чистку, было выявлено как минимум шестьдесят пять заказных убийств. Жертвами пали и менеджеры «АвтоВАЗа», и дилеры».

3.Убийство.

Чем быстрее продвигалось расследование, тем сильнее  на прокурора Ягутяна оказывалось давление. В местной и областной прессе в отношение Радика Гайковича стали появляться клеветнические публикации, в которых его пытались связать с местными ОПГ. За Ягутяном была организована слежка, телефоны в его кабинете прослушивались. Появились угрозы в адрес членов семьи. Ситуация стала крайне напряженной. Опасность чувствовали все. Сотрудники отдела не расставались с табельным оружием ни днем ни ночью.

Бывший в ту пору заместителем прокурора области Сергей Киринский – непосредственный начальник Радика Ягутяна вспоминает: «11 июля, когда убили Радика Гайковича, был понедельник. А в пятницу, 8 июля у нас было совещание. Он приехал с этим уголовным делом. Оно было ещё раз изучено, обсуждено. Я понимал всю опасность ситуации и наедине дал Ягутяну указание подготовить постановление на арест руководителя этой структуры. Он все понял и уехал. В понедельник он должен был приехать с подготовленным постановлением на арест организатора преступной группы. К этому моменту по делу было уже арестованы пять человек и то, что дороги ведут на ВАЗ, было уже доказано”.

Итак, 11 июля 1994 года, в 7 часов 40 минут старший советник юстиции Радик Гайкович Ягутян выехал из Тольятти в Самару. Двое убийц на автомобиле подстерегли его, устроив засаду на дороге недалеко от дома и расстреляли из автомата Калашникова. Из тела прокурора было извлечено 23 пули.

Надо сказать, что Радик Ягутян осознавал опасность, которая нависла над его жизнью. Он был вооружен в момент покушения, но воспользоваться своим пистолетом, увы, не успел.  Вскоре после убийства оперативники установили место, откуда киллеры в течение недели вели наблюдение за домом прокурора, а в его телефоне обнаружили «жучок» подслушивающего устройства. Таким образом, общая картина преступления, очевидная тщательная его подготовка однозначно свидетельствовали о заказном характере этого убийства с элементами показательной казни.

Близкие друзья Радика Гайковича вспоминают, что он был довольно осторожным человеком. Но, скорее всего, в результате предательства информация об успешном ходе расследования масштабных вазовских хищений стала известной высокопоставленным преступникам, которые приняли решение устранить упорного прокурора и запугать тем самым его подчиненных. Этот план, как вскоре выяснится, сработал на сто процентов.

4. Расследование убийства.
Так или иначе, версию о том, что заказчиком убийства является ныне покойный Борис Абрамович Березовский, опровергает, бывший в ту пору заместитель прокурора области Сергей Киринский, досконально знакомый с уголовным делом, которое вела группа Ягутяна: «Из того, что я держал  в руках, из того, что знаю, фамилия Березовского ни в одном уголке не проскальзывала. А вот фамилии руководителей ВАЗа проскальзывали. И к ним были конкретные вопросы. Одна преступная группа получила массу машин и не внесла ни рубля. После этого ими была получена ещё одна партия по второму фиктивному векселю и там стоит подпись руководителя о том, что проверено и т.д.»

00053[14-31-25] Надо сказать, что сразу после убийства Радика Гайковича Ягутяна, всех работников областной и городской прокуратуры отстранили от расследования этого дела. Была создана сборная группа из иногородних специалистов, которую возглавил  пожилой следователь из Москвы ……(посмотреть имя в фильме Казанджян). Успехов она никаких не добилась. А может и не нужны никому были эти успехи?! За год, в течении которого шли следственные действия, не был допрошен ни один(!) руководитель Волжского автозавода. Вся энергия приезжих «мастеров сыска» ушла на копание в личной жизни убитого прокурора, да на изучение бизнеса его старшего сына – известного в городе предпринимателя.  Показательный факт — с большим трудом был установлен свидетель – местный житель, который в день убийства дважды проезжал на мотоцикле по единственной дороге, ведущей из села где жил убитый прокурор. И якобы один из убийц махнул ему рукой, чтобы тот ушел с дороги. Скорее всего, этот человек   должен был видеть номер машины, на которой убийцы стерегли Ягутяна,  запомнить их лица и приметы, …но он был кем-то сильно запуган и так ничего и не сказал.

Уголовное дело о масштабных хищениях на ВАЗе из следственного отдела Ягутяна забрали и передали следователям МВД, которые вскоре выпустили всех тех, кто был ранее арестован по этому делу и признавался в участии в хищениях. А в 1996 году его и вовсе прекратили. Вот такой оказалась цена жизни прокурора Ягутяна. Его убийцы достигли всего чего хотели. Все, против чего Радик Гайкович Ягутян боролся всю свою жизнь, восторжествовало.

«Могли ли раскрыть убийство Ягутяна? — задаётся сегодня вопросом Сергей Киринский. — Я уверен, что могли. Мне пришлось соприкоснуться с уголовным делом о двух наёмных убийцах, которое в конце 90-х годов закончили тольяттинские следователи. Они были арестованы потому, что остался в живых человек, который их знал и которого они пытались убить. Эти лица признались, что на протяжении длительного времени убили 19 человек. Но у меня сложилось впечатление, что следователям не хватило профессионализма, усилий и опыта, чтобы эти двое признались и в убийстве Ягутяна. Ведь умение следователя как раз состоит в умении связать события. Потому что метод, способ и территориальность, говорят о том, что это убийцы Ягутяна. Но доказать это не хватило профессионализма».

Факт гибели Ягутяна был чрезвычайным и должен был расследоваться колоссальными силами. И, конечно, Генеральная прокуратура России должна была придать огромное значение тому, что в стране расстреляли прокурора – служителя закона. Но оказалось, что Генеральной прокуратуре и дела до этого не было. Потому, что она сама находилась в состоянии безвластия.  Поэтому о гибели Ягутяна постарались быстрей забыть. И не дали ему даже мельчайшей  награды посмертно.

DSCF4424«За всю мою службу, — вспоминает Сергей Киринский, — не было ни одного случая убийства прокуроров. А я 34 года проработал в прокуратуре, 14 лет руководил следствием области. В октябре 1993 года Ельцин подписал Указ о прекращении действия Советов. Перед этим был расстрелян Белый дом. Стреляли из танков, было применено насилие. Кто был в то время когда убили Ягутяна, генеральным прокурором?  Кто возглавлял Генеральную прокуратуру?

Не избран конституционным путём, а назначен Указом Бориса Ельцина исполняющим обязанности генерального прокурора Алексей Ильюшенко — 1957 года рождения, закончивший в 1979 году юридический институт. Разве он мог организовать расследование убийства Ягутяна и довести расследование уголовного дела о хищениях на ВАЗе, если в самой генеральной прокуратуре в его бытность, началось участие прокуроров в дележе, в расхищении, в присвоении. Как раз это 1994-1995 году, Государственная Дума РФ выразила ему недоверие. Это было время, когда всё делилось, разрывалось. Заниматься преступниками было некогда. А Илюшенко вскоре арестовали за злоупотребления и посадили на два года. До Ягутяна ли было Москве, когда они сами не могли разобраться в генеральной прокуратуре?»

5. Некоторые вопросы. Послесловие.

    История последних лет профессиональной деятельности Радика Гайковича Ягутяна  —  яркой личности, человека, отдававшего всего себя любимому делу, боровшегося за торжество закона и справедливости и история его смерти — это история предательства.

Почему Генеральная прокуратура России, которая должна была обеспечить принцип неотвратимости наказания, не нашла в себе сил и возможностей чтобы расследовать убийство первого прокурора павшего при исполнении своих служебных обязанностей? Почему от расследования дела отстранили работников прокуратуры – коллег убитого? Почему развалили дело о хищениях, которое расследовал Ягутян? Почему не выяснили, кто заказывал распространение клеветнических нелепостей о нем в газетах? Почему не стали выяснять, кто устанавливал в его кабинете прослушивающие устройства? Почему имя человека, отдавшего свою жизнь в борьбе за защиту российской законности, было фактически предано забвению? Почему никто в прокуратуре не озаботился тем, чтобы наградить его посмертно?

На эти вопросы, видимо, мы никогда не получим ответа.

Остается память. Память о профессионале, который всей своей жизнью явил пример беспримерного служения закону, государству и обществу.

доскаСергей Киринский: «Сегодня настало время вернуться к оценке личности Радика Ягутяна, к оценке его службы и возвратиться к обстоятельствам его гибели. Ибо этот человек погиб при исполнении служебного долга, в борьбе с преступностью, свято выполняя свой долг.  Радик Гайкович Ягутян не должен быть забыт ни обществом, ни  прокуратурой.  И чтобы память о нём была настоящей, чтобы люди знали правду о его гибели. И чтобы эта правда сохранялась на будущие года.

Такие люди как Радик Гайкович Ягутян для прокуратуры сегодня ой, как нужны. А государство с Ягутяном в тех условиях, даже с мёртвым, обошлось безобразно. Поэтому необходимо поставить вопрос о награждении.  Генеральной прокуратурой россии должны делаться шаги в этом направлении. Его надо помнить и книжки писать. Про Ягутяна работники прокуратуры должны говорить везде, где есть структура под названием прокуратура. Я проработал на территории Самарской области 34 года, и мне кажется, что если бы все были бы такие прокуроры как Радик Ягутян, то прокуратура оправдывала бы свое назначение».

 

 

«Ты до сих пор никем не отомщенный

И каждый прячет взгляд не потому ль,

Что, как бы, и тобою не прощенный

И сам не застрахованный от пуль.

 

…Тебе не нужно рвать и ранить душу,

Тебе не нужно выть от скоростей.

Не нужно видеть и не нужно слушать

Ни дураков, ни мерзких новостей.

 

Ты до сих пор никем не отомщенный

И значит ранам долго заживать.

Но среди нас ты самый защищенный –

Тебе уже не нужно умирать».

Эти стихи написал на смерть Радика Гайковича его друг.

 

 Ольга Богатова

 

 

 

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88699 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62932 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52411 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46758 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38376

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Экс-глава РАР сбежал, «короли портвейна» процветают

Подчиненные Игоря Чуяна не дали умереть теневому алкогольному рынку

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября