Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Алексей Кондауров: трагедия с Колесниковым — индикатор коррупции и кумовства

«Первое Антикоррупционное СМИ» продолжает разбираться в деле генералов ГУЭБиПК и искать ответы на вопросы, которые пока остаются без ответа. Корреспондент ПАСМИ побеседовал с генералом ФСБ в отставке, депутатом Государственной Думы четвертого созыва (2003-2007) Алексем Кондауровым, который рассказал, почему он придерживается версии, что гибель Бориса Колесникова это самоубийство, а не убийство и почему нужно возбуждать дело, а не проводить доследственную проверку. Генерал Кондауров считает, что произошедшая трагедия — свидетельство нездоровья нашего государства, коррупции и кумовства. 

Алексей Кондауров

Корр: Алексей Петрович, какие Ваши версии? Действительно ли это самоубийство, или доведение до самоубийства? Или же убийство?

— Судя по тому, что говорят адвокаты и официальные лица, скорее всего, это самоубийство. Я доверяю адвокатам и правозащитникам и склонен считать, что это самоубийство, хотя, есть конечно вопросы. Я считаю, что должно быть проведено расследование в рамках уголовного дела, но не служебное расследование, к чему все сводит Следственный комитет.

Это позволит расставить точки над i, чтобы не было ни у кого никаких сомнений, а версий по этому поводу выдвигается масса – доведение до самоубийства и даже убийство. Я не очень понимаю, что такое доведение до самоубийства, если имеется в виду, что его до самоубийства довели те, кто ведет расследование.

Корр: Насколько мне известно, в Уголовном кодексе РФ есть статья 110 — «доведение до самоубийства», а статья 9 УПК запрещает унижение личности.

— Я не очень понимаю, зачем СКР доводить Колесникова до самоубийства? Их задача довести до конца уголовное дело, которое они возбудили, и соответствующим образом получить показания и другие доказательства вины. Я не вижу ясных мотивов у СКР доводить его до самоубийства, а тем более, участвовать в его устранении.

Корр: А версия о том, что он очень много знал?

— Понятно, что он располагает какой-то информацией. Зачем тогда нужно было его брать, чтоб потом устраивать скандал с его устранением в стенах Следственного комитета? Если уж боялись той информации, которой он располагает, то уж наверно поступили бы по другому.

Корр: Как Вы считаете, после случившегося инцидента, в деле что-то изменится?

— Ничего не изменится. Там Сугробов сидит. Если они его арестовали, значит, у них была отмашка арестовать. Или же действительно есть доказательства вины этих ребят. И в том, и в другом случае отмашка не изменится, если она была. А если были доказательства, то они никуда не денутся. Они сейчас тем более заинтересованы довести дело до конца с тем, чтобы показать, что все действия, которые предпринимались в отношении Колесникова, Сугробова и других фигурантов дела, – правомерны и не противоречат закону.

Поэтому ничего не изменится, а наоборот, они с удвоенным энтузиазмом будут продолжать доведение дела до суда. А есть у них доказательства или нет – в нашей судебной системе роли не играет.

Корр: Если смотреть на произошедший инцидент…

— Это трагический случай, а не инцидент! Трагедия и для родителей, и для жены, и для друзей трагедия.

Корр: Безусловно, это трагедия. Если смотреть на происходящее в России с общего плана, то индикатором чего эта трагедия является?

— Эта трагедия пока ни о чем не говорит. Это самоубийство. У всех бывают нервные срывы, и даже у 36-летних генералов, которых не очень много в стране. Тем более говорят, что он был кокаинистом, я уж не знаю на сколько это верно. А если наркотическая зависимость была, то человек действительно мог находиться в депрессии. Он мог находиться в депрессии по многим обстоятельствам, в том числе, с ним какой-то странный случай в Лефортово произошел – то ли он упал, то ли его избили. Представляете, у человека в 36 лет поломалась карьера, фантастическая надо сказать. Находясь три месяца в заключении, он понял, что ему, судя по настрою следствия, придется сидеть. Поэтому все могло случиться.

Другой вопрос, что вся эта ситуация – два высокопоставленных генерала арестованы – свидетельствует о том, что мы живем в нездоровом государственном устройстве, где коррупция и кумовство и даже эти два парня, если посмотреть на их фантастическую карьеру, — тоже кумовство. Сугробов возвысился на родственнице [Константина] Чуйченко, друга [премьер-министра Дмитрия] Медведева. У этого папа профессор в Академии МВД. Понятно, что не без протекции росли ребята. Это все – свидетельство о нездоровье нашего государства.

 Денис Балашов.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...