Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88721 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52793 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47175 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39711 Покупки главы ВТБ: диван за 2 млн, подсвечник за 1,4 млн и полотенце за 300 тысяч рублей 31473

Мздоимство в московской полиции 19 века: коррупция как смысл существования

11.04.2014 / 15:07 Новости

В XIX веке взяточничество не считалось большим грехом среди чинов городской полиции. Небольшое жалованье едва позволяло сводить концы с концами и содержать семью, вдобавок блюстителям порядка приходилось покупать форму за собственный счет. Вот и приходилось стричь дань со своего участка.

imperskiy_letopisec2_4«Неопытные люди диву даются: чины полиции содержание получают не ахти какое, а живут отлично, одеты всегда с иголочки», — вздыхали обыватели. Впрочем, для низовой прослойки полицейских тотальная коррупция считалась жизненно необходимой. Казалось, что город возвращался во времена великокняжеских «кормлений», когда жителям приходилось самостоятельно содержать управленческий аппарат.

Самой распространенной формой взяток были фактически узаконенные «подарки» и «праздничные». Мелкие полицейские служащие и городовые дважды в год, на Пасху и на Рождество, обходили домовладельцев и принимали от них мелкие подношения. Старались задобрить и начальство повыше – околоточных надзирателей, частных приставов. «Праздничными» не брезговали и работники паспортного стола. Горожане надеялись, что после «подарка» полицейские не будут штрафовать дворников по мелочам. Владельцу большого доходного дома было легче заплатить полицейскому, чем содержать дом в чистоте и порядке.

Говорят, даже Николай I не стеснялся каждый год посылать 100 рублей квартальному надзирателю, следившему за порядком в районе Зимнего дворца. В расходных книгах богатых домовладений встречались строчки: «Частному приставу в день его именин».

В целом сложившаяся система устраивала и правоохранителей, и население: городовые старались брать «по чину»,  не обирать бедных до нитки, а жители несколько недоверчиво относились к честным служакам, которые не брали взяток. Иногда горожанам приходилось в буквальном смысле содержать полицейских: в начале XX века московским правоохранителям частенько задерживали жалованье, и «праздничные» деньги, собранные торговцами, шли на оплату сверхурочной работы полицейских.

Безобидные «подарки» не вызывали ярости и осуждения у простых обывателей. Но когда полицейский переступал невидимую черту, горожане могли и пожаловаться в вышестоящие органы. Существовали традиции и нормы морали. Вот что писали в 1916 году о довольно крупном московском полицейском чине: «Когда Жичковский, расплодив в своем участке всюду тайную торговлю вином и нажив на этом деле состояние, купил для своих двух содержанок автомобиль, пару лошадей и мотоциклет двухместный, то его, четыре месяца тому назад, перевели в 3-й Пресненский участок…» Самой привлекательной для коррупционеров в начале XX века казалась сфера услуг. Полицейские «крышевали» трактиры и питейные заведения, и в обмен на мзду разрешали заведениям закрываться позже обычного.

Московский обер-полицмейстер Николай Ильич Огарев правил бал в златоглавой на протяжении трех десятилетий, с 1856 по 1890 год. Рестораторы города выработали специальный прием подношения денег главе полицейской власти: Огарев каждый день приезжал на обед, расплачивался десятирублевой банкнотой, а в ответ ему давали восемь трехрублевок и рубль, который он обыкновенно оставлял на чай. Чистая прибыль полицмейстера составляла 14 рублей.

В 1880-х годах сонных московских будочников заменили на подтянутых и молодцеватых городовых. Маленький домик будочника был характерным атрибутом пореформенного городского ландшафта. Служака сидел у своего домика с допотопной алебардой в руках и пугал ночных прохожих криком: «Кто идет?» Полагалось громко ответить: «Обыватель».

Попытка навести порядок в рядах городской полиции была предпринята энергичным чиновником Александром Власовским. Новый обер-полицмейстер был членом команды великого князя Сергея Александровича, назначенного московским генерал-губернатором после кончины бессмертного В.А.Долгорукова.

Власовский начал службу в полицейских органах прибалтийского города Риги. В Москве он распустил безграмотных нижних чинов, задержавшихся на службе еще с крепостнических времен, и набрал на их место рослых солдат из гвардейских полков. Новым городовым запрещалось вести праздные разговоры с кухарками и местными жителями, чем грешили их предшественники. Над новым словом москвичи потешались: если есть домовой, водяной, то почему бы не быть городовому? В меру сил Власовский старался бороться со взяточничеством и наказывал служак даже в чине полковников.

Власовский пытался поддерживать и строгую дисциплину на городских улицах: в 1870-е годы уличное движение в Москве славилось своей хаотичностью и беспорядочностью. Высокие штрафы были введены в отношении извозчиков: «неуместное замечание» — штраф 15 рублей, «ослушание полиции» — будь добр раскошелиться на 25 рублей… Деньги взимались за нечищеный экипаж, отсутствие бляхи, разорванную и нечиненую одежду самого извозчика, уличную брань. Очень скоро московские извозчики, считавшиеся диким и неуправляемым племенем, научились вести себя вежливо и спокойно.

Власовский носился по городу на лучших лошадях, его постоянно видели в разных концах необъятной Москвы. По ночам обер-полицмейстер подобно Гаруну-аль-Рашиду ходил в гражданском платье и проверял своих подчиненных. При нем всегда был чиновник со специальной книжкой, куда записывались штрафы и взыскания. Ненавистный документ сами полицейские прозвали «паскудкой». Очень часто нарушения замечались полицмейстером в 3 или 4 часа утра, непонятно, спал ли Власовский когда-нибудь.

Москвичи сразу невзлюбили начальника полицейской службы, которому нельзя было подсунуть «барашка в бумажке». Они не поддержали его искреннего рвения  в борьбе с коррупцией. Некоторые его распоряжения казались им странными появлениями самодурства: например, Власовский требовал посыпать края тротуаров желтым песком, в результате чего забивались водостоки. После Ходынской трагедии 1896 года Власовский стал разменной монетой – его отправили в отставку. Александр Александрович скончался в 1899 году.

Полиция продолжала брать взятки и фактически делала коррупцию смыслом существования. Честный служака был скорее исключением, чем правилом. Жители города жаловались градоначальнику в начале XX века: «Просим Вас обратить должное внимание на первый участок Мясницкой части. Новый пристав господин Диевский ужасный взяточник. Он получает взятки на только лично, но и через подчиненных, которые львиную долю уделяют своему начальнику. Как только господин Диевский был назначен в наш участок, то немедленно вызвал всех рестораторов и владельцев гостиниц и получил с каждого незаконный побор… А чтобы быть в стороне, господин Диевский в течение одного месяца дважды отлучался в отпуск: первый раз на неделю на дачу, а второй раз на курорт».

ПАВЕЛ ГНИЛОРЫБОВ

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88721 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52793 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47175 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39711 Покупки главы ВТБ: диван за 2 млн, подсвечник за 1,4 млн и полотенце за 300 тысяч рублей 31473

От семейного бизнеса Шойгу до коррупции в нацпроектах Путина

Журналистские расследования за неделю 16-22 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Читать все материалы

Ростовская «Зимняя вишня»: за гибель людей ответили не все

Как ответственность за неисправную сигнализацию повесили на погибшего в пожаре

Московская судья ночью выносила решение против зама Вячеслава Лебедева

Проблемы с законом и арифметикой в Таганском суде и ГСУ ГУ МВД по городу Москве

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы
Коррупционные скандалы в Минобороны

Двоим расхитителям солдатских сухпайков смягчили наказание с колонии до штрафа

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Директор оборонного авиаремонтного завода осужден за попытку подкупа офицера ФСБ

Глобальная афера Минобороны: как генералы Шойгу делают миллиарды на ЖКХ

Кто и как организовал схему, которая наносит ущерб государству и бизнесменам

Читать все материалы

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября