Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Марина Талагаева: Зависть — это по сути та же коррупция, но на бытовом уровне

История успеха известного блогера, журналиста и писателя Марины Талагаевой началась с поста в ЖЖ. Одной из первых Марина написала отклик о страшной трагедии в семье неудавшегося ресторатора Алексея Кабанова и его жены –журналистки Ирины, с которым она была знакома лично. Делая запись с воем блоге, она не подозревала, что пост перерастет в книгу, а затем станет сериалом.  Обо всех этапах создания произведения автор рассказала в беседе с корреспондентом «Первого Антикоррупционного СМИ».

Марина Талагаева
Марина Талагаева

«Маргиналы новой формации Кабанов стори», это новый, свежий взгляд молодого талантливого писателя на привычное общественное понятие. По признанию самой Марины, идея пришла к ней в голову неожиданно, после просмотра известного ток-шоу, темой которого стали те самые маргиналы из глубинки. Только героями её книги суждено было стать людям, на первый взгляд производившим совсем другое впечатление.

— Когда страшная правда об исчезновении Ирины Кабановой вскрылась, об этом писали все кому не лень.  Как думаете, почему именно вашими материалами заинтересовались и предложили написать книгу? 

 С самого начала я увидела в этой истории то, что другие журналисты не смогли разглядеть. Многие СМИ писали и раскручивали тему о семейном насилии. Дескать, Алексей свою жену любил, бил и убил. Никто не задался вопросом, почему Ирина не стремилась работать, при этом нанимая няню, почему у детей не было гражданства и так далее. Но то, что это история не о семейном насилии, не делает её менее значимой. 

— Понять и оценить ситуацию вам помогло личное знакомство с этой семьей. При каких обстоятельствах оно произошло?

 Я работала в интернет-журнале «Дегустейт ру». Моей задачей было интегрировать издание в блогосферу. Тогда — в 2010-2011 гг — многие блогеры открывали кафе, это было модно. Моя подруга Катя, предложила рассказать о кафе «Черска». Кабановы тогда открыли вторую версию своего кафе. Оно располагалось в очень хорошем месте, в самом центре — на Композиторской улице,  17. Там располагается холдинг «Совершенно Секретно». Мы пришли, я подарила им две  картины. Алексею они очень понравились. Я тогда предложила им поучаствовать в нашем проекте, на что они ответили,  что не хотят пиариться, стремятся к клубной системе, только для своих. Но на этом разговор не закончился, мы долго сидели, пили вино, разговаривали. Алексей шутил и пытался со мной заигрывать прямо при жене.

— И потом продолжали общаться? 

 Да, мы общались в основном по Фейсбуку. Они были очень активными блогерами, имели много «френдов», постоянно писали посты на темы, которые интересовали общество. Принимали участие в митингах оппозиции. После наводнения в Крымске, Леша и туда поехал волонтером. А потом опубликовал длиннющие посты-письма, посвященные своей супруге Ирине. У меня вообще сложилось впечатление, что они многое  делали напоказ. Как будто все время играли какие-то роли. Они делали все, что было в тренде: открывали кафе, потому что это модно, не оформляли льготы и пособия, положенные государством многодетным семьям, потому что в их тусовке не МОДНО было иметь с этим государством отношения и так далее. 

— Когда Алексей написал в фейсбуке об исчезновении жены, вы ничего не заподозрили?

 Нет. Мне это даже странным не показалось. Как потом выяснилось, она часто из дома уходила и даже не ночевала. На суде он сказал, что даже няня была не удивлена. Я одной из первых тогда написала Кабанову в комментариях, а чуть позже даже хотела предложить помочь посидеть с детьми. Но, к счастью, у меня была работа.

— Когда страшная правда стала известна, что вы почувствовали?

— Шок. Я не могла спать несколько дней. Перед глазами всплывали ужасные кровавые картины. Я потом анализировала, почему это все-таки произошло. Многие писали, что во всем виноват алкоголь. Но, по-моему, он послужил лишь катализатором. Причина была в общебытовой неустроенности, взаимном раздражении, неоправданных ожиданиях. 

— Как все-таки возникла идея написания «Маргиналов»? 

 После случившегося я написала пост в ЖЖ. Один мой знакомый сказал, что из этого получится хорошая книжка. Но я изначально не ухватилась за эту идею. Кровь, криминал – это не мое. Я больше тяготею к так называемой женской литературе, хотя мне и не нравится такое определение. А потом меня пригласили на программу «Прямой эфир», и я случайно оказалась на «одном диване» со Стасом Бабицким, главным редактором радио «КП». Именно он после эфира предложил мне работу в «Комсомолке». А там уже возникла идея  написать книгу о Кабановых, именно мою кандидатуру порекомендовали сразу два влиятельных сотрудника – Стас и «золотое перо» Ульяна Скойбеда, за что я обоим очень благодарна, потому что это очень важно, когда тебя рекомендует кто-то, имеющий определенный вес. 

— Но, на сколько я знаю, с «КП» у вас потом отношения не сложились?

 Когда книга практически была написана и сдана, заказчица из «Комсомолки» прекратила со мной всякое общение без объяснения причин. Почему? Я не могу понять до сих пор. Но думаю, что все вышло только лучше, в том числе и с коммерческой точки зрения. У меня остались все права, а гонорар я получила в два раза больше. «Московский комсомолец» заинтересовался этой историей, когда начались судебные процессы над Алексеем. Я посещала судебные заседания и параллельно печатались главы из моей книги. 

— Однако книга еще не вышла, но фильм по ней уже планируют снять?

 Да, на меня вышли продюсеры «Всемирной русской студии» и предложили купить права на экранизацию  книги, чтобы потом снять по ней сериал, который будет показан по одному из центральных каналов. На каком? Пока это секрет (смеется)

— В написании сценария будете участвовать?

 Надеюсь. Мне бы очень этого хотелось. Но этому нужно учиться. Для меня пример идеальной творческой судьбы это писательница Виктория Токарева. По её книгам снимается много фильмов, и она сама пишет к ним сценарии. 

— Как автор, кого бы вы хотели видеть в главных ролях? 

 Мне бы хотелось, чтобы роль Алексея сыграл Леонид Парфенов. Однажды я увидела его на Чистых прудах, где я живу, и отметила, что он немного похож на Кабанова внешне, мимикой и манерами. На роль Ирины, подошла бы Ирина Рахманова. Она очень милая, обаятельная, производит впечатление светлого, позитивного человека. Такой, по мнению друзей Ирины, она и была до встречи с Алексеем. Я верю в знаки. Парфенова я встретила, когда шла с переговоров из киностудии, а Ирина Рахманова сидела в кафе тоже на Чистых прудах, где я вела переговоры с издателем. 

— Известие о выходе книги и фильма, наверное, не всех обрадовало. Вы как-то обмолвились, что друзья Ирины объявили вам бойкот. Это так?

 До меня какие-то отголоски невнятные доносились, какие-то интернет-угрозы, типа, а вот она придет к нам устраиваться, а мы ей карьеру поломаем. Но лично я общалась только с одной девушкой, которая подошла ко мне после заседания в суде. Мы пообщались в рамках приличий, хотя она и заявила, что ей не нравится моя интерпретация фактов жизни Алексея и Ирины. Я и не настаиваю на том, что написанное мной должно нравиться всем. Друзьям я просто адресую встречный вопрос — среди вас много журналистов, издателей, редакторов, сценаристов, но почему никто не предложил Ирине нормальной работы? Некоторые друзья после трагедии осторожно высказывались, что жизнь Кабановых была адом. На мой взгляд, она больше была бредом. Я до сих пор не могу понять на что они надеялись — на чудо? 

— И все же, кто-то из ваших коллег, друзей поздравил вас с успехом?

 Да, конечно. Мне было очень приятно, особенно, когда поздравляли коллеги из Казани, даже  мои бывшие редакторы. Все-таки, я считаю, что я именно в Казани сложилась как журналист. Но, конечно, не буду врать, поздравили не все. Кто молча проигнорировал эту новость, кто-то начал придираться к теме. Вот одна подруга, которая 10 лет твердила  мне «Тебе надо написать книгу», заявила, что она такое даже не будет читать, потому что про расчлененку. Неужели можно подумать, что я на 150 тысяч знаков смакую процесс разделки человеческого тела? Про это у  меня вообще только один абзац, в главе «Солнечный мальчик» . Вторая назвала мой контракт разовой выплатой, которой не стоит радоваться, а вот если бы меня взяли на штатную работу и постоянно так платили, тогда да. Я даже не знаю, как комментировать этот бред. Но зато понимаю теперь, почему  у одних людей есть в жизни успех и удовлетворение своей деятельностью, а  других нет. Потому что вторые хотят все и сразу, и думаю, что завтра же будут на вершине горы, а в итоге все дальше не только от вершины, но и от подножия.  Давайте назовем вещи своими именами- принижать чужой  успех, колупаться  в нем, а вот это — не то, а вот то — не так, а вот это могло бы быть и лучше — это зависть. А зависть – это по сути та же коррупция, но на бытовом уровне. Она может очень сильно навредить в делах, тормозит движение вперед. Правда, в данной ситуации, по-моему, она больше вредит не мне, а завистникам. Лучше анализировать свои неудачи, чем мои успехи.

Марина ИЛЬИНА

Об авторе 

Марина Талагаева родом из Пензы. Журналист, работала в региональной редакции «МК», журналистикой занимается с 14 лет. В 20 лет переехала в Казань, где закончила факультет журналистики, работала в «МК-Татарстан». Первой книгой Марины должна была стать история современных куртизанок, но «Маргиналы новой формации» прорвались вперед. 

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Вирус за решеткой: о чем кричат арестанты и молчат тюремщики

Правозащитники опасаются вспышки эпидемии в московских СИЗО

Loading...
Loading...