Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Технология отказа

19.03.2014 / 12:49 Подробности

Когда Владимир Колокольцев стал главой МВД, он практически сразу же заговорил об отмене так называемой «палочной системы» оценки работы полицейских. «Палки» отменили, но новых критериев не ввели, правда, заговорили о общественном мнении. Однако «палочная система» никуда не делась и с труднодоказуемыми делами правоохранители стараются не возиться, дабы не подпортить статистику.

Одно такое дело «портит статистику» Следственного комитета РФ по Владимирской области.

Фото ilonino.ucoz.ru
Фото ilonino.ucoz.ru

В поселке Майский Александровского района, что во Владимирской области есть небольшой завод, который в том числе производит используемые в отоплении гранулы. Завод этот принадлежал обществу с ограниченной ответственностью «Биогран-Александров», а само ООО — Денису Петрову. В 2009 году в акционеры этого общества вошел, приобретя пакет в 50%, Иван Орехов. На балансе предприятия числилось имущество на 15 млн рублей.

— Мой компаньон хотел много денег и его не очень устраивало, как работало производство. Он привык деньги получать быстро и без всяких проблем, на этой почве у нас начались конфликты. Орехов устранился от финансирования предприятия. Все пришлось делать на свои деньги. На данный момент предприятие должно мне больше 3-х миллионов рублей, — рассказывает «Первому Антикоррупционному СМИ» Денис Петров.

В июле 2010 года в ООО «Биогран-Александров» был назначен новый генеральный директор — Владислав Мурза. Это было сделано без ведома Петрова, его подпись была подделана. Об этом свидетельствует, сделанная экспертно-криминалистическим центром УМВД РФ по Владимирской области, почерковедческая экспертиза.

С «приходом» Мурзы «Биогран-Александров» начал «терять» имущество. Мурза (без ведома Петрова), как гендиректор, передает здание одному из кредиторов предприятия (некоему Азарову). А ещё через несколько месяцев здание вновь меняет собственника — Азаров продает его Мурзе.

— Проходит какое-то время и Мурза дарит 1/3 здания Азарову, — поясняет Петров.

Таким образом имущество ООО «Биогран-Александров» было выведено из предприятия в частную собственность. Дорогостоящее оборудование, находящееся в здании, в сделке не фигурировало, оно «по факту нахождения в помещении» досталось Мурзе. По крайней мере так он заявил Александровскому ОБЭПу и даже написал список «своего» оборудования.

— А я остался с компанией, у которой убытки на несколько сотен тысяч, — сетует Петров. После вывода здания из-под юрисдикции общества, в «Биогране» снова сменился гендиректор. Теперь на эту должность был назначен некто Игорь Мартынов. Протокол решения общего собрания акционеров был снова (вместе с подписью Петрова) подделан.

В данной схеме «движения» имущества экс-следователь Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции видит оттенки статьи 174.1 УК РФ — «легализация имущества».

Для того чтобы восстановить справедливость, Петров обратился в правоохранительные органы. Но у них желания что-либо восстанавливать не было. Отел УВД по борьбе с экономическими преступлениями по Александровскому району почти ежемесячно после поступления заявления по изложенным фактам выносил отказы в возбуждении уголовного дела.

Таких отказов было не менее 14-ти, и все они для дополнительной проверки были возвращены прокуратурой. Расследование велось вяло, в основном посылались запросы в московское ГУВД с просьбой опросить Орехова, Мурзу и Мартынова. Таких запросов было около 10.

— Крайне редко опера или следаки выезжают за свою территорию, если только есть реальная судебная перспектива. А по бесперспективным материалам и «висякам» отправляются запросы, которые делаются для галочки или вообще остаются без внимания, — прокомментировал ситуацию не связанный с данным делом московский сотрудник СКР.

Один, и надо сказать интересный, ответ всё же был получен. Из него следует, что гендиректор ООО «Биогран-Александров» Мартынов «ранее работал в юридической фирме Москвы в должности курьера и регистрировал на свое имя различные организации», но к деятельности этих организаций отношения не имел.

— Следователь Макаров честно говорит, что есть установка из областного управления СК. Дело портит статистику из-за того, что не могут довести его до суда, — говорит Петров.

Два раза выделялись материалы — по подделке документации и мошенничеству (статьи 327 и 159 УК РФ соответственно), но дальнейшего хода дел не было.

— Главное доказательство в «мошеннических» статьях — документы, — поясняет не связанный с данным делом московский следователь. — А финансово-хозяйственной документации и бумаг на оборудование нет, что и ослабляет доказательную базу.

Тот же Макаров (старший следователь СО СУ СК РФ Владимирской области) вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам фальсификации решения общего собрания акционеров (статья 185.5 УК РФ) за истечением сроков давности.

— Прекратить уголовное дело за истечением сроков давности можно только в отношение установленного лица. И то при условии, что это лицо согласно на прекращение уголовного дела с такой формулировкой, — поясняет собеседник ПАСМИ. — То, что следователь так лихо прекратил дело «без лица» довольно-таки интересно… И делать скидку на неопытность человека, который дослужился до капитана, сложно…

Адвокат Петрова Алексей Бинецкий считает, что в отдельных подразделениях Следственного комитета, где еще не до конца реализована программа по очистке личного состава от коррупционных проявлений, разработана и реализуется технология отказа по делам, которые могут иметь коррупционную составляющую где-то наверху, во властных структурах. Либо эти дела не интересны коррумпированным сотрудникам, потому что их не стимулируют потерпевшие.

— Эта технология абсолютно прослеживается. Формально они (в СК — прим. ПАСМИ) принимают дело к производству после отмены прокуратуры. Ждут установленный срок — 2 месяца (при этом либо не совершают никаких процессуальных действий, либо совершают их формальным образом) и опять отказывают в возбуждении. Такая технология существует по всей стране, это не уникальная технология города Александров, — говорит адвокат Бинецкий.

При этом в ходе всех этих событий был задержан правоохранителями Орехов, но по другим эпизодам. Ему было предъявлено «обвинение в совершении 211 (!!!) преступлений», а в декабре 2012 года Тверской райсуд Москвы приговорил Орехова к восьми годам лишения свободы за совершенное мошенничество в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ).

Примечательно, что в обвинительном приговоре по той же статье проходит Мартынова А.С. Возможно, она — всего лишь однофамилец второго подложного гендиректора Игоря Мартынова. Это ещё предстоит выяснить. А что касается Владислава Мурзы и его деятельности, то ни он, ни она Александровским следователям пока не интересна.

— Вот такая простая российская история, — резюмирует Денис Петров.

«Первое Антикоррупционное СМИ» продолжит следить за развитием событий.

Так же в скором времени мы опишем подобную схему в аналогичном по квалификации деле (часть 4 статьи 159), на примере действий Следствевнного управления МВД по Заподному административному округу Москвы.

P.S. Просим рассматривать данную публикацию, как официальное обращение к председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину для надлежащего реагирования.

Иван ЛАРИН

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Братские схемы Питера: как следователи Бастрыкина и Колокольцева покрывают взятки и хищения

Бывший юрист администрации Санкт-Петербурга раскрывает махинации руководства

Loading...
Loading...