Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Лейсан Закирова: «Коррупция — проблема не только юридическая и экономическая, но и психологическая»

Закирова на семинареВ России бытует мнение, что через взятку дела решаются намного удобнее и быстрее. В чем истоки такого бытового оправдания коррупции? Почему среднестатистический россиянин психологически готов с ней мириться? Об этом и о других «психологических» аспектах коррупции» в интервью Первому Антикорупционному СМИ автор ряда научных статей по психологии коррупции, заведующей кафедрой социальных наук Набережночелнинского института Приволжского Федерального Университета, кандидатом психологических наук Лейсан Закировой.

— Лейсан Мударисовна, в России бытует мнение, что с коррупцией жить удобнее. Стоит только заплатить и можно без проблем решить любую проблему. А для решения некоторых вопросов взятка вообще обязательна. Почему так происходит?

— Такое мнение формировалось не один год. В годы перестройки произошли изменения в экономике, это повлекло за собой и изменение системы моральных ценностей. Нечистые на руку чиновники стали брать деньги, чувствуя свою безнаказанность. Процесс формирования гражданского общества и законодательства в России все еще продолжается, поэтому для среднестатистического россиянина решить свое дело с помощью взятки намного удобнее и быстрее.

В наших исследованиях мы об этом как раз и говорим. На бытовом уровне взятка выступает почти стопроцентной гарантией успеха, а сама коррупция все больше становится органической, естественной частью жизни общества. В этом убеждены почти 60% респондентов, идущих в коррупционной ситуации на сделку с представителем власти. Более половины респондентов считают коррупционную практику самоочевидной. В связи с этим коррупционное поведение получает все большее оправдание и даже одобрение как путь, позволяющий эффективно решать возникающие у населения проблемы.

— Среди Ваших научных статей есть и такие – «Психологический портрет успешного предпринимателя» и «Психологические особенности коррупционного поведения лиц, дающих и не дающих взятки». Что общего в поведении и мотивации успешного предпринимателя и того, кто взяток принципиально не дает? Или в нашей стране это противоположные типы?

участники семинара— Связь успешности в предпринимательской деятельности и особенностей коррупционного поведения мы не исследовали. Однако, рассматривая поведение и мотивацию молодых предпринимателей, дающих взятки, выявилось, что их поведение характеризуется стереотипичностью. Они дают взятки, считая, что «так все делают», «так принято», «это нормально», не чувствуют ответственности. Коррупционное поведение в среднем возрасте характеризуется необходимостью. В зрелом возрасте люди уже осознают для чего и зачем дают взятки, зачем вообще это нужно. Для достижения своей цели предприниматели среднего возраста могут дать взятку и чувствовать за это ответственность. Они считают, что коррупция помогает добиться всего хорошего, что было и есть в их жизни, коррупция – возможность успешно преследовать свои цели в будущем. Предприниматели же, принципиально не дающие взяток, имеют высокую степень разделения ценностей, способны быстро реагировать на изменяющиеся аспекты ситуации.

— Мучает ли совесть коррупционера в России?

— Коррупционера вряд ли мучает совесть, потому что очень быстро находят оправдание своих действий — «все так делают». А вот лица, дающие взятку, испытывают противоречивые чувства. С одной стороны, унижения и ненависти к власти, с другой – чувство удовлетворения собой и умением решать проблемы. Коррупционное поведение они чаще всего объясняют внешними обстоятельствами: «взятки дают все, мне повезло, что я знаком с нужным человеком».

— Существует ли единый психологический портрет коррупционера? Или между полицейским, берущим с мигранта тысячу рублей за отсутствие миграционной карты и крупным чиновником, ворующим миллиарды, нет ничего общего?

— Единого психологического портрета коррупционера, на мой взгляд, быть не может. Тогда мы с легкостью смогли бы определить кто коррупционер, а кто нет. Однако есть общее между ними. Это корыстный мотив получить некое благо, что указывает — для коррупционера материальная сторона вопроса важнее духовных ценностей. При возникновении коррупционного поведения у коррупционера превалируют, прежде всего, личная выгода, нежели общественно значимые интересы. Как правило, коррупциогенная личность приписывает ответственность за свои действия внешним факторам, например другим людям — «я не хотел брать, мне они сами дали» или ситуации «так сложились обстоятельства».

— На Ваш взгляд, жесткие меры к взяточникам – реальный инструмент в борьбе с коррупцией? Может ли коррупционера остановить угроза смертной казни? Или эффективнее законодательно прикрывать лазейки для коррупции?

Закирова ЛМ— Угроза смертной казни не есть правильное решение данного вопроса, мы не вправе отнимать жизнь у людей. А вот жесткое законодательство, которое «работает» для всех одинаково, независимо от занимаемой должности, может стать реальным инструментом. К сожалению, в нашем обществе сложилось мнение, что взяточник, если даже его поймали, даст взятку другому должностному лицу и его дело прикроют, или вынесут оправдательный приговор.

— Отразилось ли, на Ваш взгляд, на мотивации крупных и средних коррупционеров, затяжное расследование дела «Оборонсервиса» с фактическим оправданием Сердюкова, развал «дела подмосковных прокуроров»? То есть насколько важен медийный мессидж неотвратимости и суровости наказания за взятку, невзирая на чины и должности?

— Вообще затягивание любого наказания приводит к тому, что человек перестает его бояться, а окружающие перестают верить законодательству. Наказание должно следовать сразу за проступком. К тому же дурной пример заразителен.

Сомневающийся чиновник, видя своего успешного коллегу-взяточника, может и сам решиться на такое поведение. Люди оценивают правильность поступков окружающих через выяснение, что считают верным другие люди. По мнению канадского психолога Альберта Бандуры, поведение человека выступает функцией влияния по отношению к нему самому и его среде. То есть, вовлекаясь во взяточничество, при отсутствии негативной реакции окружения, чиновник формирует в коллективе установку, что такое поведение приемлемо. Поэтому есть необходимость освещать данную проблематику в средствах массовой информации, при этом акцентируя внимание на неотвратимости и суровости наказания. Ведь одним из самых эффективных инструментов контроля над коррупцией являются свобода слова и СМИ.

— И, наконец, может ли психология помочь в борьбе с коррупцией в России? Как?

— Коррупция – проблема не только юридическая и экономическая, но и психологическая. Поскольку мотивы коррупции связаны с личной выгодой, то едва ли не самое важное — хорошо оплачивать работу государственных чиновников, а также иметь отлаженную систему их поощрений и продвижения по служебной лестнице, чтобы выполнение правил сулило большее вознаграждение, чем их нарушение в пользу клиентов.

Андрей Кошик

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...