24.01.2012 / 16:18

Чего боятся господа чиновники?

Чиновников не заставят доказывать законность происхождения своего богатства в ближайшие пять лет. По крайней мере, новый председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, обозначая законотворческие планы комитета, заявила, что российское законодательство абсолютно не нуждается в ратификации долгожданной 20-й статьи Конвенции ООН. По ее мнению, наши законы уже сегодня содержат большинство необходимых мер, предлагаемых данной статьей, и позволяют эффективно бороться с коррупционерами. Взамен этого депутат пообещала исполнить волю президента и пополнить законодательство нормами о декларировании расходов чиновников, расширить список лиц, подлежащих декларированию и усовершенствовать закон о госзакупках.

Профильный комитет, который в обновленном составе нижней палаты будет заниматься не только безопасностью, но и противодействием коррупции, появился впервые в истории существовании Госдумы. Функции комиссии, которая еще в прошлом году занималась вопросами законодательного обеспечения борьбы с коррупционерами, вобрал в себя комитет по безопасности, а сама комиссия ликвидировалась. Как считает сама Ирина Яровая, «это не дань моде, а серьезный, системный подход государства к борьбе с коррупцией».

Ввести запрет на оборот травматического оружия, ввести пожизненное наказание за поставку и продажу наркотиков в крупных размерах, защитить детей от насилия и содействовать поиску пропавших без вести – главные вопросы, над которыми будут ломать голову в комитете в ближайшие месяцы. Кроме того, депутаты собираются заставить работать антиалкогольное законодательство, подумать об ужесточении ответственности мигрантов за нарушения законодательства и привлечь добровольцев для обеспечения правопорядка на улицах.

Что касается антикоррупционных инициатив, то председатель пояснила, что в планы комитета входит реализация идей президента РФ, высказанных им в послании Федеральному Собранию. Вслед за президентом Ирина Яровая сказала, что три момента нужно усовершенствовать для эффективной борьбы с коррупцией: ввести декларацию о крупных расходах чиновников и их семей, расширить перечень лиц, обязанных декларировать прибыль и принять закон о «Федеральной контрактной системе». Все три законопроекта, по ее словам, уже готовятся по приказу президента и будут приняты уже этой весной.

В целом, российское законодательство госпожа Яровая считает вполне совершенным для «адекватной борьбы с коррупцией». «По фактам коррупционной направленности в нашем законодательстве есть все необходимые меры наказания: кратные штрафы, конфискация имущества, уголовное наказание, увольнение чиновников и ответственность юридических лиц. Потому говорить о принятии 20-й статьи Конвенции ООН считаю бессмысленным. У нас с вами есть свое уголовное право — это уже достойный ответ международной политике», — заявила депутат.

Главный юрисконсульт Института экономики города Дмитрий Гордеев поясняет, что практика конфискации имущества действительно существует в российском законодательстве, но применяется исключительно для усиления ответственности. «Разница в том, что после принятия статьи чиновнику нужно будет объяснять, почему он потратил больше, чем заработал, в противном случае его незаконно нажитое имущество отойдет государству. Даже принятие планируемого закона о декларировании расходов чиновников вряд ли внесет такое жесткое наказание, которое предлагает международная статья. Скорее всего, российское наказание сведется всего лишь к увольнению, не более того», — считает он.

По его словам, заявление председателя антикоррупционного комитета ГД весьма показательно для политики государства в отношении борьбы с коррупцией. «Ратификация 20-й статьи Конвенции ООН – это единственная возможная и полезная мера, которая может направить наше законодательство на реальную борьбу с коррупцией. Но всеми фибрами души уже который год власть противится ее принятию. Ведь преступниками тогда окажутся миллионеры и миллиардеры, которые получают от государства стандартную зарплату. А таких в стране несчетное количество», — добавляет г-н Гордеев.

Экспертное сообщество сходится в том, что против многострадальной статьи у власти есть одно настоящее возражение — это заставит остаться без имущества и сесть за решетку большую половину страны. «Ясно, что ратификация этой самой 20-й статьи — никак не единственный разумный метод наступления на коррупцию. Но столь же ясно, что нынешний прямой отказ от криминализации незаконного обогащения означает откровенную капитуляцию в антикоррупционной борьбе», — считает президент Института политической экспертизы Евгений Минченко.

Напомним, что пять с лишним лет назад, ратифицируя конвенцию без 20-й статьи, власть заявила, что не может сделать незаконное обогащение уголовным преступлением потому, что это противоречило бы провозглашённой в Конституции РФ презумпции невиновности. Но Конституционный суд России уже не раз объяснял, что ограничения, связанные со специфическим статусом чиновника, не могут считаться неправомерным ограничением его конституционных прав, если этот статус принят им добровольно. Заявления о том, что в российском законодательстве есть все предлагаемые статьей меры выглядят еще более несостоятельными. Ведь если на самом деле проблемы нет, и законодательство согласовано с конвенцией, то что мешает формально ее ратифицировать и прервать этот многолетний спор? Ответ очевиден даже для оптимистов — боятся господа чиновники!

pasmi.ru