06.04.2012 / 12:51

Подозревается во взятке замначальника вологодской колонии, из которой сбежал заключенный

Возбуждено уголовное дело в отношении замначальника ИК-17 в Вологодской области Александра Белоликова, откуда 22 марта сбежал на вертолете заключенный, сообщает СК РФ.

Следствие установило, что подозреваемый получил от заключенного Алексея Шестакова взятку в размере 10 тыс. рублей за содействие в побеге. Дело возбуждено по ст. 290 УК РФ (получение взятки за совершение незаконных действий).

Белоликов, будучи замначальника ИК-17, оценивал степень исправления заключенных и контролировал службы по надзору за теми, кто состоял на профилактическом учете. Весной 2011 года Шестаков обратился к сотруднику ФСИН с просьбой за денежное вознаграждение снять его с учета лиц, склонных к побегу.

30 мая решением административной комиссии Шестаков был снят с учета, на чем настоял Белоликов, заведомо зная о том, что законные основания для этого отсутствуют, говорится в сообщении.

Кроме того, Белоликов отслеживал каналы проникновения к осужденным запрещенных предметов и обязан был перекрывать их. По этому поводу следователи также проводят проверку. Известно, что отбывая срок в Шексне Шестаков имел возможность пользоваться сотовым телефоном и выходить в интернет, а также получал доход от продажи запрещенных предметов.

Напомним, что Шестаков, осужденный на 24 года за различные преступления в том числе убийство, был задержан на следующий день после побега, осуществленного с помощью двух сообщников. Те наняли прогулочный вертолет и под угрозой оружия вынудили пилота зависнуть над территорией колонии, а Шестаков забрался на борт по веревочной лестнице.

Отметим, что Генпрокуратура России выявила многочисленные нарушения режима и безопасности в колонии для особо опасных преступников в вологодском поселке Шексна, сообщает надзорное ведомство.

«В ходе проверки установлены многочисленные нарушения требований уголовно-исполнительного законодательства, касающиеся соблюдения режима, профилактики правонарушений и преступлений, привлечения осужденных к труду, проведения воспитательной работы, а также материально-бытового и медико-санитарного обеспечения осужденных», — отмечают в Генпрокуратуре.

Обнаружено, что нормальной охраны не было, штат сотрудников отдела безопасности был недоукомплектован, обыски не проводились на систематической основе.