05.04.2012 / 05:37

Илья Костунов: «В коррупции есть двойное преступление — перед собой и обществом»

О причинах и реальных методах борьбы с коррупцией рассказал член комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Илья Костунов. По его мнению, жесткий опыт Сингапура не сможет прижиться в России, а ровняться нужно на более демократичные страны — США и Германию. Победить же коррупцию можно будет лишь тогда, когда должностные лица и простые люди будут ценить государственные интересы выше собственных.

Коррумпированность каких ветвей государственной власти наносит наибольший вред безопасности страны?

Я тут вынужден поправить вопрос. Коррумпированность не может быть ветвей власти, она может быть коррумпированностью общества. А дальше от степени коррумпированности общества люди на конкретных местах принимают то или иное решение. И мы часто забываем, что преступник – это не только тот, кто берет взятки, но кто дает. Потому что тот, кто дает взятку – не просто совершает преступление тем, что пользуется какими-то благами, он еще и ущемляет права других граждан. Проблема гражданского общества в том, что люди, я не говорю сейчас о власти, не понимают, что за взятку они «подвинули» кого-то из других людей. Например, получили подряд на строительные работы, оставив без работы какой-то другой коллектив. Или получили без очереди загранпаспорт, этим самым отодвинули в очереди и заставили ждать других людей. Но уголовную ответственность, лишение свободы, возможно высшую кару, как в Китае, должны нести люди, которые ставят подписи. Они не только ставят под угрозу интересы общества, но они еще наступают на свою собственную честь, потому что они нарушают инструкцию, нарушают присягу и должностную инструкцию. Тут двойное преступление – перед собой и перед обществом.

Почему пресечение коррупции осуществляется в основном на местном и региональном уровнях, а не на федеральном?

Я бы не стал разделять их на региональные и федеральные уровни. На мой взгляд, самые коррупционные ветви, по той причине, что они нуждаются в большем контроле, имеют федеральную структуру. Это и полиция, и образование, это и медицина – все-таки они имеют федеральный характер общий по всей стране. При том, что инструкции, нормативные документы достаточно хорошо прописаны. Вопрос в том, с чего я начал – в конкретном регионах конкретный человек ценит возможность договориться со своим соседом, другом, спонсором выше, чем необходимость выполнять инструкции долг перед обществом. Я для себя не ставлю разницы между учителем физкультуры, который за 200 рублей разрешает не ходить на его занятия и чиновником, который незаконной приобретает заказ на строительство. И тот, и другой совершает преступление в первую очередь перед собой, перед своей честью. Понятно, что ущерб от второго возможно выше, но с другой стороны – девочка, которая сегодня не пошла на физкультуру, потом она за взятку купила насколько дипломов, получила статус юриста, получила статус судьи, неизвестно как она будет судить и сколько ущерб будет от нее. А все началась с того учителя физкультуры, который разрешил ей в пятом классе прогулять урок.

Опыт каких стран в борьбе с коррупцией можно использовать с учетом российской специфики?

За последние полгода у меня сильно изменилось мнение по этому поводу. Я до этого был уверен, что можно жестко отстроить как в Сингапуре. Это красивые мифы, которые ходят сегодня по обществу. Но более детально разобравшись в вопросе, пообщавшись с экспертами, которые посвятили жизнь борьбе с коррупцией еще с перестроечных времен, я понимаю, тех же результатов трудов в том же Сингапуре, коррупция там все равно есть. Кроме того, результаты там достигнуты невероятной жестокостью, на это потратилось 30 лет. И сегодня это тоталитарное общество, и я не думаю, что большинство россиян согласились бы жить при такой системе, которая выстроена в Сингапуре, даже при большей свободе. В тоже самое время, путь США или Европы, мне больше нравится Германский опять, — это путь консенсуса. В США коррупция начала снижаться, когда рядовые граждане стали бояться участвовать в коррупционных схемах. Но понятно, что основную ответственность несут люди, которые ставят подписи, потому что они представители всей этой государственной машины. Они совершают предательство.

Панацеей от коррупции многие называют ратификацию 20-й статьи Конвенции ООН. Но есть такая уж необходимость ее применять, если лидеры в борьбе с коррупцией США, Норвегия, Дания сделали вывод о нецелесообразности ее ратификации?

Это тоже очередной миф. Главный смысл статьи – это незаконное обогащение. С одной стороны хорошо ввести ответственность за незаконное обогащение, но я всегда спрашиваю: «Можно ли быть чуть-чуть подлецом?» К сожалению, в нашей стране после перестрелки девяностых и более-менее цивилизованном строе в 2000-х люди вынуждены были увести бизнес в тень. Причем деньги там вращаются не меньшие, чем ВВП, а может и больше. Получение зарплаты в конвертах – это очень близко к коррупции. Неуплата налогов – это корни одной и той же проблемы. Когда человек считает для себя возможным не уплатить налоги, он психологически совершает тот же поступок, как и тот человек, который за взятку взялся предоставить услугу. Вопрос в том, от кого ущерба больше? Но психологически это один и тот же момент.

Тем не менее, у нас уже и правовая система сформировалась, появилась прозрачность общества и информационная инфраструктура. Это приводит к тому, что уже в весеннюю сессию мы в Госдуме ратифицируем 20 статью Конвенции ООН. Это чисто формальный жест, на мой взгляд. Гораздо важнее – эта титаническая работа, которая сейчас проводится в подразделениях МВД по экономической безопасности и в прокуратуре, которые пытаются оценить механизмы отслеживание того, законно или незаконно человек получил имущество. Потому идут осторожные шаги президента в том направлении, когда сумма покупок будет превышать уровень дохода семьи за три года, то чиновника обязан будет обосновать, откуда пришли деньги. А в случае необоснованности быть уволенным, а дальше чиновником более тщательно займутся следователи.

А законопроект о декларировании расходов чиновников, о котором заговорили в этом году, может стать эффективной мерой борьбы с коррупцией?

При декларировании доходов чиновники и так указывали все виды собственности, на которые существует государственная регистрация. По всем остальным покупкам невозможно отследить их принадлежность. На вас надета довольно дорогая блузка, но неизвестно ваша она или чужая. Автомобиль зарегистрирован на вас, с ним все понятно. По изменениям из года в год в декларациях чиновниках уже сейчас можно судить об их расходах в соответствии с доходами. В этих вещах нужно быть очень осторожными.

Сейчас много говорят о коррупционногенных факторах в созданном Министерством экономического развития законе о ФКС. Вы поддерживаете такую позицию? Законопроект ФАС, на Ваш взгляд, содержит больше или меньше коррупционных «лазеек»?

Я сталкивался с 94-м законом, работая в этой сфере. Здесь два аспекта. Первый – это межведомственная борьба МЭР и ФАС, которая сейчас контролирует две третьих госзаказа, это колоссальна власть. Должен заметить, что, они умеет это делать, делают это достаточно хорошо. Но то, как сегодня устроен 94-ФЗ, то как выстроена система контроля – это формальный процедурный подход. Это все равно, что шаловливого ребенка поместить в скафандр, где работают не все суставы и сочленения и разрешить ходить только по рельсам. Понятно, что он будет меньше шкодить, но если он захочет что-то поджечь, он и так с эти справится. Это не выход. На мой взгляд, ребенка надо воспитывать и тогда от него будет больше толку, он вырастет полноценным человеком. За что критикует ФКС? Вот говорят, что у чиновников будет больше возможностей по выбору кампании. Но он и сейчас есть. По 94-ФЗ невозможно купить ничего сложнее кирпичей, не проводя предварительных до контрактных консультаций с потенциальными исполнителями. Более того, сейчас массовая практика, когда потенциальный исполнитель сам пишет всю конкурсную документацию, причем неся за это издержки, затраты, закладывая риски. Это как раз не экономия, а увеличение государственных расходов.

То есть ФКС решит проблему коррупции?

В ФКС впервые прописывается методика определение цены. Я общался с одним из аудиторов Счетной платы, одним из идеологов внедрения ФКС, она действительно получается красивая с довольно высокой степенью. Но с другой стороны, если чиновник не особо честный, это очень быстро вычислится. Сейчас по 94-ФЗ чиновник может работать бесконечно, а при ФКС он сядет после второй операции. И это прекрасно – все нечестные люди сядут, а честные останутся.

Как вы оцениваете увеличение Госдумой расходов на транспортные услуги с 0,65 млрд. руб. в 2008 года на 1,5 млрд. в 2012 году? Поддерживаете ли инициативу о пересаживания чиновников на отечественные автомобили?

Это издержки 94-ФЗ. Деньги тратятся не на покупку, а на аренду. Потом по 94-ФЗ требуется точная модель описания этой услуги. Разговор идет о том, что часть автомобилей какая-то компания покупает, предоставляет в аренду, потом эти автомобили останутся в собственности компании. Я сам боролся с подобной схемой в пенсионном фонде. К сожалению, это ни к чему не привело и не удалось никого наказывать, там еще более завышенные цены. Лучше сказать еще более неэффективная схема с точки зрения хозяйственной использования. Но, к сожалению, чиновников толкают на это действующие сегодня законы. Возможно, не толкают, а позволяют, но невозможно эти понятия разделить. Когда чиновник не отвечает за результат и эффективность, когда ему говорят, что можно было бы дешевле, но отвечают – где же вы раньше были? Когда будет ФКС, то вопрос о том, куда уходят миллиарды рублей стал бы на этапе планирования. И те люди, которые украли или планируют украсть, они предложили бы другую схему того, как это можно сделать дешевле и проще и эффективней.

По поводу пересаживания на отечественные автомобили, здесь есть некое лукавство, ведь речь идет об автомобилях иностранного производства, которые собраны на территории России. Безусловно, это дополнительные рабочие места, увеличение спроса на внутреннем рынке, увеличение налогов, я позитивно это воспринимаю. Но если бы я отвечал за эту сферу, я бы запланировал на 15-20 лет примерную потребность в автомобилях всех структур, включая муниципальных ветвей власти. А потом сформулировал бы заказ на автомобили определенного качества, по определенной цене для АвтоВАЗ, ГРУППЫ ГАЗ, ушедшего из пиар поля Ё-мобиля. И люди за эти 20 лет смогли бы выстроить производственные циклы и понять, что это рентабельно в нашей стране. А там гляди, за 20 лет исполнения государственного заказа, можно было бы выстроить автоиндустрию в каком-то автономном порядке.

pasmi.ru