23.01.2017 / 07:28

Дмитрий Потапенко: 70 нетарифных сборов убивают бизнес

Административные барьеры, пресс со стороны судебных органов, всевозможные проверки с целью выкачивания средств — все это, к сожалению, проблемы малого и среднего предпринимательства в России. Чиновник, как правило, смотрит на бизнесмена свысока, хотя по факту именно бизнес отчисляет налоги и страховые взносы в бюджет. Легко ли быть предпринимателем и вести бизнес в России? Насколько остра проблема частоты административных проверок для бизнеса? И можно ли в общении с чиновниками обойтись без взяток? На эти и другие вопросы ответил Дмитрий Потапенко, известный российский предприниматель, управляющий партнер компании Management Development Group Inc.

0008

ПАСМИ: Год назад, в конце 2015 года, Владимир Путин заявил о почти 200 тысячах уголовных дел по бизнесу, из которых до суда дошли лишь 46 тысяч, еще 15 тысяч дел развалились в суде. То есть приговором закончились 15% дел. При этом около 80% предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес. «То есть их попрессовали, обобрали и отпустили», — сказал глава государства. Что происходит сейчас в судебной системе, на ваш взгляд?

− Мне как предпринимателю неприятно, что из этих 200 тысяч уголовных дел, 15 дел я знаю точно. Часть из них даже затрагивали наш бизнес. Самое главное здесь то, что динамика не изменилась и после заявления президента. Никто не понес ответственности, главы следственных комитетов остались на местах. По статистике, по данным налоговой инспекции, за девять месяцев прошлого года зарегистрировано 300 тысяч юридических лиц, а закрыто 385 тысяч юрлиц. У нас за 25 месяцев падает покупательная способность населения.

И почему не разобрались те, кто возбуждал эти уголовные дела? То есть против этих почти 200 тысяч уголовных дел «отжатия бизнеса» должны быть уголовные дела. Как минимум должны сидеть представители трех ведомств.

ПАСМИ: Насколько остра проблема частоты административных проверок для бизнеса. Деятельность предпринимателей тщательно контролируют, вне зависимости от сферы, или это фикция?

− Сегодня нельзя говорить о функции контроля, потому что ни одна проверка не приводит к улучшению качества услуг. Ни в одной стране мира не существует Роспотребнадзора. Ни один зарубежный ресторатор не расскажет вам о проверках. Мы работаем 9 лет за рубежом: там нет таких проверок.

Периодически я рассказываю о своем количестве проверок, которые на самом деле незначительные. Но я вижу, что у коллег дела идут иначе. Например, в интервью за 2015 год «Азбука вкуса» рассказывает о 400 проверках в год. Я напомню, что у нас 365 дней в году. Вычитаем выходные дни: получается полторы проверки в день. Кто за это заплатит предпринимателю? Никто. Как происходит проверка? Контролер пришел, это означает, что этим человеком кто-то «занимается», например, предоставляет документы. Это означает, что свою работу сотрудник не делает. Фактически предприниматель нанимает человека, который занимается проверяющим, сопровождая этот процесс. У меня есть отдельный термин для обозначения такого сотрудника — «грузчик-бухгалтер».

ПАСМИ: В чем вы видите альтернативу?

− Альтернативой является отсутствие проверок, отсутствие чиновничьего аппарата этих служб как класса.

Объясню свою позицию. Клиент хочет получить качественную услугу, например, в ресторане. Может ли он ее получить, если там будет сидеть проверяющий. Нет! То, что у проверяющего вырастет дача и пузо, — это на раз-два. Будет ли просроченный продукт в подсобке этого ресторана? Будет! Значит, проверяющий не влияет на то, отравится клиент или нет. Публичность и конкуренция — вот что повлияет на качество услуг. Когда человек по отзывам или по своему опыту знает, куда можно пойти поесть. Во всем мире так и работают. Это контроль общества. Самое сильное общество — это общество потребителя.

0015

ПАСМИ: С какими административными барьерами вы сталкиваетесь сегодня?

− Более 70 нетарифных сборов. И более 70 контролирующих организаций.

ПАСМИ: Можно ли с чиновниками обойтись без взяток?

− Можно, но это очень тяжело и дорого. Мой опыт позволяет мне не давать взятки. Но предприниматели платят — у них меньше опыта.

Простой пример: технически вы можете построить пожарную систему. Но, самостоятельно защитить ее нереально. На практике пожарный приходит и рассказывает, что есть три-четыре организации, которые якобы не имеют к нему никакого отношения, через которые можно защитить проект. Эти организации «помогают» предпринимателям за определенную сумму денег. И это не взятка. Но аффилированность очевидна.

Поэтому кроме псевдогосударства у нас нет никаких препятствий.

ПАСМИ: Можете ли рассказать нашим читателям реальную историю притеснения бизнеса в России со стороны контролирующих организаций?

− Сейчас в Нью-Йорке находится владелец сети ресторанов «Тарас Бульба». Ему доначислили налоги на миллиард рублей. Это чисто административная история: человека «нахлабучивают»! Я отмечал Новый год в Нью-Йорке и встречался с ним. Мой совет — пока не возвращаться в Россию, потому что его просто арестуют и закроют.

ПАСМИ: И даже омбудсмен Титов ему не поможет?

− Аппарат омбудсменов сильно ослаблен. Вообще, существование омбудсменов по детям, по собакам и так далее — это категорически неверный механизм. Должны работать две вещи: суд и прокуратура. Все остальное – это симулякры, которые нам создают.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы