12.08.2016 / 07:12

Всеволод Богданов: «Мы поднимем статус профессии!»

Союз журналистов России меняет концепцию. Объединение сегодня готово ответить всем потребностям современного журналиста, готово помогать государству решать стратегические задачи, среди которых – противодействие коррупции. Чтобы реализовать масштабную стратегию развития и модернизации, нужно упорно трудиться. Председатель СЖР Всеволод Богданов готов к трудностям. О мечтах, проектах и опасениях он рассказал в эксклюзивном интервью ПАСМИ.

Всеволод Богданов

ПАСМИ: Сейчас происходит модернизация Союза журналистов. Какие новые идеи? Какие первые шаги?

Всеволод Богданов: Первое главное направление, которое будет, — это Центр развития средств массовой информации. Это будет большая и ответственная работа по поддержке проектов СМИ. В тот момент, когда всей стране объявили, что журналистика – это четвертая власть, мы все были безумно счастливы и упустили момент, когда постепенно, по прошествии определенного времени власть об этом попросту забыла. А самое важное, что общество начало относиться к СМИ уже по-другому. Журналисты стали «журналюгами», а в связи с этим и тиражи, и рейтинги начали стремительно падать. Мы стали терять доверие общества в целом.

Если говорить общими словами, то тут речь идет о нормальной работе по правовому обустройству медийного рынка. На протяжении 20 лет мы этим занимались, поскольку была правильная установка от власти, и все руководители страны говорили о том, что настоящая свобода слова – это в первую очередь экономическая независимость СМИ. И это вполне разумно. Именно в таком направлении и под этим лозунгом мы работали с парламентом и добивались принятия законопроектов, которые этот рынок и обустраивали. И были успешные идеи и решения, в частности, была отмена НДС для СМИ, для полиграфии. Но вдруг мы обнаружили, что все эти проекты отменены, а те, которые остались, не играют никакой роли. И в итоге мы имеем то же экономическое положение, которое было в начале «перестройки».

Сегодня есть два отношения к журналистике и свободе слова. Первый подход, когда журналист или издатель ставит тот материал, который приносит ему деньги, то есть который для него экономически выгоден. Аргумент очень мощный – мне нужно спасать свое СМИ, свой проект. Тоже не поспоришь, это их свобода слова.

А есть другой подход, когда большой чиновник, большого ранга, заявляет, что нечего журналистам изображать из себя, что они какие-то особенные и выполняют какую-то особую миссию. Журналисты такие же работники, как все остальные, и у них есть «дядька», их начальник. Как «дядька» скажет – нужно просто выполнять его волю.

Эти два подхода, которые сегодня стали самыми главными в организации медийного пространства, очень вредоносны и опасны. Потому что общество больше не верит СМИ. Журналистика — это очень сложная сфера деятельности, она настолько же сложная, как наука и искусство. Субъект познания в журналистике подобен субъекту познания в искусстве. Методы журналистики – исследование, как в науке. Когда это соблюдается, то и определяется цель высшей журналистики — поиск истины для общественного сознания, касается ли это мировой политики, экономики, жизни отдельного человека, социальной сферы. Поэтому сегодня очень важно обустройство рынка и статус профессии. К сожалению, очень многое потеряно именно в отношении общественного сознания, его влияния на власть.

Нам нужно менять сознание журналистов, их отношение к работе. Элементарный пример: Союз журналистов России входит в Международную федерацию журналистов и имеет право выдавать международные документы – международную профессиональную карточку. С этим документом вас примет любой парламент, любой музей и т.д., в любой стране мира, кроме России, правда.

Была забавная сцена, мы были в Осло, в Норвегии, проводили там международный форум, и кто-то из наших ребят говорит, дескать, я сейчас пойду в театр или музей. А кто-то из местных журналистов спрашивает: «А у тебя уже есть билеты или приглашения?» «Нет, я же пойду с карточкой журналиста». А он отвечает: «Ты же пойдешь развлекаться! Чтобы развлекаться, нужно купить билет». «А зачем? Я же везде хожу бесплатно, и меня везде пускают».

Вот это всё — разные подходы. Есть же какие-то этические нормы. То, что мы сегодня не спешим перестроить свою жизнь, организовать ее по-новому, — это наше большое заблуждение. Таким образом мы не строим общество и страну, в которой будут жить наши внуки, правнуки. Нет прогресса, идет регресс. Всех всё устраивает.

Каждый год Фонд Артема Боровика вручает премии журналистам. Со всей страны мы собираем огромное количество людей, которые занимаются журналистскими расследованиями. Мы встречаемся в большом зале в Москве. Это всё классно происходит, много уважаемых людей. И по итогам конкурса печатаем толстый сборник «Лучшие журналистские расследования. Фонд имени Артема Боровика». Я взял однажды и просмотрел эти сборники за несколько лет. И вдруг заметил, что темы порой повторяются. Те же самые истории, тот же сюжет, та же коррупция, и ничего не изменилось. Вот это убивает. Это убивает творческую потенцию. Потому что, оказывается, мало ли что там журналист написал, мало ли что он там расследовал. Это не приводит к каким-то выводам, каким-то итогам, к смене условий жизни.

Если говорить о модернизации СЖР, то смысл ее в том, чтобы обустроить медийный рынок, поднять статус профессии и вернуть силу влияния журналистики. Важные темы — борьба с коррупцией, борьба с контрафактом. Это вещи, которые нужны, чтобы обустроить жизнь общества в целом.

123

ПАСМИ: Каким образом будут решаться задачи, впервые поставленные перед СЖР в рамках реализации Национального плана противодействия коррупции 2016-2017?

Всеволод Богданов: Во-первых, мы горячо поддерживаем это начинание. Мы сможем не только участвовать в реализации антикоррупционной политики, но и будем следить за ее результатами, публично подводить промежуточные итоги. Данное направление у нас активно курирует Секретарь Союза, член Исполкома Международной Федерации Журналистов Тимур Шафир.

Есть, например, журналистское расследование о коррупции, журналист пишет, но ситуации от этого не меняется. Тогда подключаются другие СМИ, мы публикуем статьи на региональном уровне. Мы размещаем материал в Первом Антикоррупционном СМИ, в «Клубе развития», который мы организовываем. Дальше проводим большой сбор в Москве, где обсуждаем ситуацию с властью, на вызов такого количества журналистов власть не сможет не отреагировать. Общими усилиями мы можем собрать экспертный совет или конгресс. У нас огромные возможности объединить всех под эгидой единой цели. Для этого можно использовать любое из наших публичных мероприятий от Калининграда до Владивостока.

В сфере противодействия коррупции журналисты должны занять свою позицию, потому что коррупция унижает общество, унижает человека, его будущее, будущее его детей и внуков. Мы должны сделать всё возможное, чтобы она ушла из быта, я имею в виду здравоохранение, образование, всю социальную сферу, малый и большой бизнес, политику. Это то, что может создать власть, которой доверяет народ и которая может построить сильное государство. И это, наверное, одна из самых трудных и самых главных обязанностей журналиста перед людьми.

Мы начали работать в этом направлении гораздо раньше появления нового Национального плана. Я утвердил должность советника председателя по противодействию коррупции, этот пост занял председатель межрегиональной общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией» Анатолий Голубев.

ПАСМИ: Существует ли коррупция внутри журналистики? И как с ней бороться?

Всеволод Богданов: Коррупция присутствует, потому что есть оправдание — я должен спасти свое СМИ. Но это не тот подход! Когда я работал в телецентре «Останкино» и изучал опыт работы Европейских стран, я узнал, что дальше всех от коррупции в медийном поле — Лондон. Там спонсорские деньги не выделяются отдельному СМИ, а есть специальное общественное образование, которое рассматривает все заявки от СМИ. Именно оно решает, насколько продукт того или иного издания полезен для общества. Опыт Великобритании в этом плане крайне полезен для развития страны, для отношений внутри страны между людьми, для человеческого достоинства. И, естественно, для борьбы с коррупцией это, может быть, самое важное.

ПАСМИ: Однажды Вы отметили, что печатная пресса никогда не исчезнет. Но прогресс не стоит на месте. Ваше мнение не изменилось?

Всеволод Богданов: Форматы печатной прессы должны измениться. Многие продолжают выпускать газеты, которые выпускали 20-30 лет назад. А смысл не только в содержании, контенте, но и в самом формате. Чтобы было удобно читать, держать в руках, но в целом все равно газетный или журнальный формат всегда будет востребован. Нужен особый подход самого журналиста, и главное – правильно выбрать направление издания. Еще серьезнее, еще глубже, сделать такое издание, которое все будут «хватать». Нужен талант и хорошее, серьезное отношение к окружающим. Ко всем. Везде должен быть серьезный подход.

А читать будут всегда. Я собирал академиков, философов, экономистов. Мне понравилась мысль, к которой они пришли: чтение – это такая же зарядка для мозга человека, как и зарядка для тела. Для тела нужно заниматься спортом, так и тут, читать буквы и складывать из них слова, из слов предложения и искать смысл – это всё зарядка для мозга, его развитие. Это тренировка себя самого: тебе преподносят какое-то открытие или истину, какой-то факт или информацию, а ты это все совокупляешь со своей позицией, своим мнением. В этот момент идет саморазвитие, и ты вырабатываешь свое мнение, которое входит в общественное мнение как часть, но это уже твоя часть.

ПАСМИ: Не секрет, что большой проблемой является развитие региональной прессы, которая в большинстве случаев зависит от бюджетного финансирования. Журналисты в регионах редко могут себе позволить вести расследования. Что делать в том случае, когда информация есть, но использовать её фактически невозможно?

Всеволод Богданов: Я рассказывал уже о том случае, что у меня такая свобода слова, что я ставлю тот материал, который выгоден. Этот факт сейчас очень сильно действует. Потому что я спасаю газету, я спасаю издательский дом, телеканал…вроде бы. Я в прошлом году приехал в Барнаул, а там «Алтапресс» — знаменитое издательство. Я к Пургину Юре очень хорошо отношусь и уважительно. Спрашиваю: «Как Юра у тебя дела? Сколько людей работает?» Он отвечает: «Да, всё нормально. Работы много. Народу не хватает». Я спрашиваю, а сколько людей-то. 1200 человек. Региональное издательство и 1200? «Да, 1200. Потому что»… «Кстати, я хочу вам Барнаул показать. Ну, вот вице-губернатор же показывал вам город, ну и я хочу показать». И мы пошли с ним по городу, и первое место, куда мы зашли, была аптека. Аптека алтайская. Я был потрясен! Это была не просто аптека. Это, кроме аптеки, музей. Соседний зал — музей всех алтайских снадобий, лекарств, добавок. И в такие аптеки все гости спешат, когда на Алтай приезжают. А я его спрашиваю: «А ты здесь при чем?» Он отвечает: «А мы сотрудничаем. Здоровый образ жизни. Мы помогаем разрабатывать эти проекты. Публикуем специальные материалы, оборудуем эти музеи». Это называется совместной акцией бизнеса и СМИ.

Когда мы были потом у губернатора, было итоговое заседание, Юра рассказывал об этих проектах. Вдруг поднялся губернатор и сказал: «Богданов, имей в виду, что мы тоже во всем участвуем!»

Я считаю, это дорогого стоит, когда люди круто пытаются поменять мышление, образ жизни. Они специалисты, с уважением к себе относятся. Это желание стать полезным, нужным, востребованным. И к газете у них тоже такое отношение. Региональным СМИ для начала нужно понять, что газета или телеканал – это такой же продукт, который должен быть востребован обществом. Но в продукте должен быть и качественный журналистский труд, который вызывает доверие и сопереживание у тех, кто пользуется этим продуктом. Это всё очень важно. Есть два вида труда. Это журналистика, она всегда должна дорожить доверием того, к кому обращена, она не может предать. Журналистика должна быть талантливая, искренняя и яркая, а, главное, сильная. И есть медийный бизнес. Когда есть журналистика, тогда и медийный бизнес процветает. СМИ имеет большой тираж, высокий рейтинг, дорогую рекламу и способность много зарабатывать, развивать дополнительные продукты. Вот нужно, чтобы эти все постулаты были сохранены, и тогда будет полный успех. Будет доверие.

В нашей стремительной жизни меняется всё. Меняется общество, появляется свобода для принятия решений. Кто ты в этой жизни, кто ты в этом бизнесе, в экономике, кто ты в отношениях с властью, в оппозиции или не в оппозиции? Нужно понять это для себя.

ПАСМИ: Безопасность журналиста – сложный и очень актуальный вопрос. Что сделано и что делается для этого?

Всеволод Богданов: У нас в клубе 350 детей из семей погибших журналистов. Каждый год в декабре мы встречаемся в Доме журналиста, и каждая семья рассказывает, как они живут, как у них дела. Могу с гордостью сказать, что у нас дети погибших журналистов учатся и заканчивают МГУ, МГИМО, факультеты журналистики, и многие из них стали хорошими коллегами, работают собкорами в разных странах. Сейчас пойду встречаться с директором Консерватории Александром Соколовым, будем обсуждать 8 сентября. В этот день мы собираем журналистов и в Консерватории, там музыканты посвящают свои работы погибшим журналистам. Модернизация Союза касается и охраны жизни журналистов. Мы считаем, что нужно иметь более строгие отношения с работодателями, которые отправляют журналиста рисковать жизнью. Хотя профессия журналиста всегда связана с риском. Мы должны увеличить ответственность работодателя за этот риск. Все вопросы и претензии по расследованию убийств к власти, спецслужбам будут усилены. Главное, чтобы были найдены виновные.

 

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы

  • Лёля

    Все круто, только не «Алтай Пресс», а «Алтапресс».