04.12.2015 / 06:44

Борис Титов: «Омбудсмены сэкономили для бизнеса десятки миллиардов»

В интервью ПАСМИ Уполномоченный по защите прав предпринимателей при Президенте РФ Борис Титов рассказал о том, какой ущерб бизнесу наносят коррупция и необоснованное преследование предпринимателей и как с этим бороться, почему предприниматели не могут доказать в судах, что они предприниматели, а также о том, каких результатов добился институт уполномоченных, и какие планы он ставит на следующий год.

Президент в своем Послании Федеральному собранию уделил большое внимание вопросам защиты бизнеса. Какие из затронутых им тем кажутся вам наиболее принципиальными и важными для предпринимательского сообщества?

Борис Титов

Борис Титов

— Безусловно, вопросы уголовного преследования предпринимателей и контрольно-надзорной деятельности. Это, пожалуй, две болевые точки, которые касаются каждого предпринимателя в стране. Это была очень эмоциональная и яркая часть речи президента. Хочется надеяться, что его наказ дойдет до следственных органов, прокуратуры, судей, чиновников контрольно-надзорных ведомств. Ведь именно от их правоприменительной практики в конечном счете все и зависит.

Владимир Путин привел очень печальную статистику: 83% предпринимателей, на которых завели уголовное дело, лишаются своего бизнеса. При том, что до вынесения приговора доходит только 15% дел по экономическим статьям. И я полностью согласен с президентом, это на корню губит деловой климат в стране. Мы также горячо поддерживаем призыв президента максимально широко применять к предпринимателям такие меры пресечения как домашний арест, залог, подписка о невыезде. Наибольшая проблема в реализации этого пожелания в том, что многие предприниматели обвиняются по статье 159 УК РФ «Мошенничество», и судьи и следователи при избрании меры пресечения в виде ареста приводят довод, что их деяния не совершены в сфере предпринимательской деятельности. Что они не предприниматели, а мошенники. Надеюсь, что они все же услышат пожелание президента. Также делу может помочь определение предпринимательской деятельности Верховным судом.

Вопросы снижения административного давления в виде проверок, увы, по-прежнему актуальны. В свете Послания президента будем добиваться моратория на любые проверки малого и среднего бизнеса за исключением случаев, угрожающих жизни и здоровью граждан. Также мы надеемся записать в закон о контрольно-надзорной деятельности норму, согласно которой проверяющему в случае первого нарушения будет запрещено выписывать штраф предпринимателю, он будет обязан вынести предупреждение. Контрольно-надзорные органы должны быть ориентированы, прежде всего, на профилактику нарушений, а не на репрессии в отношении бизнеса.

На Конференции стран-участников Конвенции ООН против коррупции тема партнёрства государства и бизнеса была заявлена как приоритетная. Как вами реализуются программы международного партнёрства?

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Фото: Сергей Куксин/ РГ

— С декабря 2013 года реализуется совместная программа с Советом Европы «Защита предпринимателей от коррупционных практик». В ее рамках проведено несколько десятков обучающих семинаров для региональных и общественных бизнес-омбудсменов и сотрудников их аппаратов. На них анализировался российский и европейский опыт борьбы с коррупцией, соответствующее законодательство и правоприменительная практика европейских стран. Важно, что этот обмен идет в обе стороны. Европейский союз признал, что институт Уполномоченного по защите прав предпринимателей уникален для Европы. Многие страны, как европейские, так и нет, уже проявляют интерес к нашему опыту, процедурам, полномочиям, регламентам. Речь в частности о Молдавии, Киргизии, Тунисе. Сейчас принято принципиальное решение продлить действие этой программы на 2016-2017 годы.

Тема борьбы с коррупцией занимает важное место в работе уполномоченных. На предстоящей конференции уполномоченных, которая пройдет с 7 по 11 декабря, этой теме будут посвящены отдельные мероприятия?

— Можно сказать, что практически все секции будут этому посвящены. Дело в том, что противодействие коррупции, противостояние коррупционному давлению на бизнес проходят красной нитью практически через все сферы нашей деятельности. Отдельно бы выделил семинар в рамках совместной программы с Советом Европы и третью Конференцию юристов работающих по системе pro bono. Это уникальная для России практика, когда почти 70 юридических компаний оказывают нашему институту бесплатную юридическую поддержку по самым сложным и запутанным делам.

С какими основными проблемами и барьерами сталкивается Центр «Бизнес против коррупции»? Какие планы у центра на новый 2016-ый год?

— Прежде всего нас беспокоит недостаточное реагирование правоохранительных органов на очевидные случаи нарушения прав предпринимателей, ложно понятая «честь мундира», мстительность. По некоторым делам, прекращенным полгода-год назад, когда спал общественный интерес, возникает новое преследование. Ранее принятые решения в пользу предпринимателя отменяются, начинается новое преследование. Приходится снова бороться, вмешиваться в ситуацию.

В планах работать еще интенсивнее, увеличить публичность работы. Прорабатывается вопрос о ведении онлайн-трансляций заседаний центра, еще большем привлечении СМИ к нашей работе. Будем усиливать аналитический потенциал центра, ведь он объединил более 50 ведущих адвокатов, юристов, экспертов в сфере безопасности бизнеса. Поэтому принято решение, каждое заседание Центра в следующем году посвящать одной из системных проблем защиты бизнеса от незаконного уголовного преследования и административного давления.

Какие изменения вы бы внесли в Национальный план противодействия коррупции на 2016-17 гг.?

мошенничество— Прежде всего провести анализ коррупционных рисков и выявить типичные коррупционные практики во всех отраслях экономики. Также обязательно нужно провести работу по выявлению типичных коррупционных практик на муниципальном уровне. Такое поручение было в прошлом антикоррупционном плане, но оно не было выполнено до конца.

Нужно ввести в законодательство понятие «типичная коррупционная практика». Дело в том, что у нас коррупционеры массово совершают типовые действия. В тоже время, доказать каждый отдельный факт коррупционного давления крайне сложно и в плане собирания доказательной базы, и даже в плане выявления этого факта, так как бизнес боится сообщать о них, опасаясь преследований. Если же будет действовать такая норма, то за неподобающее поведение, которое косвенно свидетельствует о коррупционных намерениях, должностные лица будут нести административную ответственность.

Мы выступаем и за то, чтобы конкретизировать в УК понятия «коррупционное правонарушение» и «коррупционное преступление». Сейчас это очень размыто. Коррупция описана как явление и не привязана к конкретным составам преступления за исключением взяточничества и коммерческого подкупа.

Также наша принципиальная позиция заключается в том, что надо заставить работать статью 169 УК РФ «Препятствование законной предпринимательской деятельности». За первые девять месяцев этого года по ней не было возбуждено ни одного уголовного дела! Поэтому мы выступаем за то, чтобы передать полномочия по возбуждению уголовных дел по этой статье Генеральной прокуратуре РФ.

Какие успехи можно отметить в работе института Уполномоченного?

— Самые тяжелые дела в нашей практике – уголовные. Добиться успеха в каждом из них крайне тяжело. И процент успехов у нас по ним гораздо ниже, чем по административным делам. Поэтому каждый успех в этой сфере для нас дорог. Из последних обращений – прекращение уголовного преследования предпринимателей Игоря Лугового, Вячеслава Белова, изменение меры пресечения по таким громким делам, как дело Глеба Фетисова и красноярского предпринимателя Валерия Грачева.

Удается решать и сложные административные проблемы. К примеру, недавно нам удалось добиться сохранения работы ряда ответвлений железной дороги в Тверской области. В связи с увеличением интенсивности движения «Сапсанов» ОАО РЖД стало рассылать местным предприятиям письма с предложением отказаться от эксплуатации железнодорожных путей. После нашего вмешательства вопрос был снят, и предприятия сохранили возможность перевозить грузы железной дорогой.

Бывают случаи, вскрывающие абсурдные места в нашем регулировании. Так один винодельческий завод хотели закрыть из-за того, что он не соблюдал процедуры, предусмотренные для виноградного вина. Проблема в том, что он выпускал вино из клюквы! Была отозвана лицензия, и потребовалось наше участие в арбитражном процессе в качестве третей стороны, чтобы решение об отзыве лицензии было аннулировано.

Очень активно работают наши региональные уполномоченные. В нашем фокусе оказываются самые разные проблемы. Мы помогаем предпринимателям в случае необоснованных штрафных санкций, необоснованного отказа в субсидиях, необоснованно рассчитанных налогов, несвоевременной оплаты выполненных контрактов со стороны органов муниципальной и региональной власти, отказах на строительство и так далее. За этот год Институтом бизнес-омбудсменов было в общей сложности сэкономлено для российского бизнеса несколько десятков миллиардов рублей.

  • гость

    только наверно эта защита работает только для единичных предпринимателей

    • Шацкий Алексей

      конечно, ну для сыновей Чайки и прочих чинушей

  • Денис

    А что насчет коррупции в рядах самих уполномоченных? Не бывает такого?

  • Степан

    Ну наконец-то, хоть кто-то экономит для бизнеса десятки миллиардов

  • Света

    Да, уголовные дела для предпринимателей — просто бич — сидеть с уголовниками за небольшие проступки в документации — нонсенс..