06.03.2012 / 19:02

20-я оказалась крайней

Конвенцию ООН против коррупции можно по праву назвать самым резонансным антикоррупционным документом России. Старательно исключив при ратификации 8 марта 2006 года статью под номером 20 о криминализации незаконного обогащения, Россия породила вокруг документа много споров и разногласий. Накануне шестого юбилея признания нашей страной знаменитой Конвенции, редакция pasmi.ru решила выслушать мнения «за» и «против» «до-ратификации» отвергнутой статьи и узнать как она уживается в международной практике.

На особых условиях

К моменту ратификации Конвенции Россией документ подписали 120 государств, а ратифицировали – 22. Наша же страна ратифицировала Конвенцию на своих — особых условиях, исключив из нее 20-ю статью, признающую незаконное обогащение преступлением и обязывающую доказывать законность происхождения крупных расходов.

Российская власть согласна подстраивать законодательство под 20-ю статью — ужесточать наказание за коррупционные преступления, даже принять свой закон о декларировании расходов чиновников, но ратифицировать ее в полном виде не рискует.

Чем же так пугает многострадальная статья российских законотворцев? Во-первых, она признает незаконное обогащение криминальным преступлением. Во-вторых, обязывает доказать законность происхождения богатства подозреваемого. И, в-третьих, в качестве одного из наказания обязует передать все нажитое имущество государству. А проститься с нажитым имуществом порой сложнее, чем со свободой.

Формально же Россия аргументировала отказ в ратификации тем, что 20-я статья Конвенции противоречит 49 статье Конституции РФ и способна лишить миллионы наших граждан презумпции невиновности. Эти доводы неоднократно опровергал Конституционный Суд РФ, но законопроект о ратификации нашумевшей статьи ждет своего часа уже 6 лет…

«До-ратификация» выглядит безграмотно»

Заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам и главный противник ратификации 20-й статьи Константин Косачев считает, что с юридической точки зрения инициатива «до-ратификации» Конвенции ООН выглядит безграмотно: «Мы ратифицировали Конвенцию целиком, без каких-либо изъятий, и дополнительных ратификаций поэтому не требуется». Каждое государство при подписании многостороннего договора имеет право воспользоваться, по выражению эксперта, «толковательным заявлением». «Так вот мы воспользовались таким заявлением по поводу нескольких статей и теперь не имеем никаких обязательств перед ООН», — заявляет депутат.

По его словам, российское законодательство и без 20-й статьи Конвенции содержит все необходимые нормы. «Конституция РФ возлагает обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния применительно к сфере уголовной ответственности на соответствующие государственные органы, а не на гражданина. Кроме того, в нашем Уголовном кодексе уже существуют составы преступлений за различные способы незаконного обогащения, например, в главах УК, посвященных преступлениям против собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Уверен, что, по крайней мере, в сегодняшних условиях главное в борьбе с коррупцией — добиться неукоснительного соблюдения уже существующих норм права, совершенствовать механизм их применения, повышать эффективность правовой практики», — уверен он.

Лишь бы воля была

Один из авторов законопроекта, который на протяжении 6 лет пытался «протолкнуть» ратификацию 20-й статьи в Госдуму коммунист Сергей Обухов считает, что признанием статьи Россия решит проблему коррупции. «Давно известно, что никакие положения Конституции РФ и основополагающие принципы внутреннего законодательства не препятствуют распространению юрисдикции 20-й статьи. Ей препятствует только страх депутатов. Никто не хочет отчитываться, доказывать купленную за огромные деньги виллу в Лондоне. Статья заставит нас быть прозрачными перед всем обществом, а сейчас расходы чиновников никто не проверяет, а за доходами следят только формально», — резюмирует депутат.

Альтернативное решение предлагает депутат из Комитета по безопасности и противодействию коррупции Борис Резник: «Можно пойти другим путем — не ратифицировать 20-ю статью, если уж столько протестов она вызывает, а внести соответствующие поправки в Конституцию, в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы или разрабатывать другой соответствующий правовой инструментарий. Нужно только политическая воля, твердое решение победить коррупцию. А это проблема глобальнее, чем ратификация или отрицание одной статьи».

Заключение pasmi.ru: Мы не одни в этом мире

Проанализировав опыт 15 стран — лидеров по борьбе с коррупцией, редакция pasmi.ru выяснила, что только 3 из них частично применили принципы 20-й статьи Конвенции в своем законодательстве, а все остальные обвинили ее, как и Россия, в противоречии со своей Конституцией.

Швеция, к примеру, ратифицировала Конвенцию в 2007 году, но статья 20-я не нашла прямого отражения в ее антикоррупционном законодательстве.

Испания ратифицировала документ в полном объеме в 2006 году, но на настоящий момент положения указа 20-й статьи не выполнены в национальном законодательстве.

США признали антикоррупционную Конвенцию в 2006 года, но до сих пор не выполнили обязательства 20-й статьи и даже не собираются этим заниматься.

Франция ратифицировала Конвенцию в 2005 году, но с тех пор не принимала дополнительных правовых актов, связанных с реализацией статьи.

Норвегия сделала вывод о нецелесообразности такой меры в 2006.

Финляндия при присоединении к Конвенции не делала никаких оговорок, но 20-я статья так и не была введена и в финское законодательство.

В Бельгии в 2007 году Король бельгийцев Альберт II подписал указ о присоединении страны к Конвенции, но что касается данной статьи, то в национальное законодательство никаких дополнений для ее реализации не вносилось.

В Португалии вопрос о дополнении Уголовного кодекса новой статьей о незаконном обогащении по-прежнему остается открытым.

В Ирландском законодательстве не содержится термина «незаконное обогащение» как такового, но существует «неправомерное обогащение», однако оно используется исключительно в налоговом законодательстве и контекст отличается от контекста статьи 20-й Конвенции.

Италия с принятием Конвенции внесла ряд поправок в свои законы, но каких-либо изменений, связанных с содержанием 20-й статьи не вносилось.

В Нидерландах сам феномен незаконного обогащения наделен самостоятельным юридическим значением и может являться обстоятельством, дающим основания для применения санкций к соответствующему лицу, но состав «незаконное обогащение» отсутствует среди уголовно наказуемых действий.

А вот в Дании, к примеру, статья 144 УК наказывает штрафом или лишением свободы тех, кто «незаконно получает, требует или принимает обещание».

Швейцария оказалась самой законопослушной — правило доказывания правомерности доходов было включено в Уголовный кодекс страны, но даже они считают, что 20-я статья Конвенции еще жестче.

pasmi.ru