Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Великобритания: борьба с коррупцией поможет возродить империю

22.04.2013 / 09:19

Антикоррупционное законодательство Великобритании считается одним из самых «продвинутых» в мире. В самом начале XXI века в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии комплекс старых антикоррупционных законов решили заменить одним новым. В 2010 году был принят закон «О противодействии взяткам» (The Bribery Act 2010), который вступил в силу 1 июля 2011. Это короткий документ, который умещается на десятке страниц, но при этом практически универсальный, и касается всех видов коррупции как в государственной сфере, так и в частном бизнесе. Его формулировки, с одной стороны, предельно конкретны, а с другой – позволяют применять закон широко, и при этом, при необходимости, выборочно. Но самое интересное, что принятый в Соединенном Королевстве национальный закон — фактически является международным и де-факто обязательным к исполнению. Он может стать эффективным инструментом продвижения британских интересов по всему миру.

Тотальный закон

Британский закон «О противодействии взяткам» пришел на смену громоздкому и устаревшему антикоррупционному законодательству. Весь ХХ век консервативные британцы боролись с коррупцией на основе закона «О коррупционных практиках в государственных органах» от 1889 года (Public Bodies Corrupt Practices Act 1889) и законов «О предотвращении коррупции» от 1906 и 1916 годов (Prevention of Corruption Act 1906, Prevention of Corruption Act 1916). Уже к началу 1970-х годов эти законы были признаны устаревшими. Вопрос об их замене и приведении к требованиям современных реалий ставился в 70-х, 80-х и 90-х годах, однако активных попыток обновить законодательство не предпринималось. Впрочем, изменение отношение к коррупции во всем мире начало вносить свои коррективы.

ОЭСРВ конце ХХ века британское антикоррупционное законодательство активно критиковала Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), куда входят 34 государства. Великобритания подписала Конвенцию ОЭСР по борьбе со взяточничеством, однако антикоррупционное законодательство Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии ОЭСР считала неадекватным.

Как сказал во время публичной лекции в Москве в Высшей школе экономики (ВШЭ) глава отдела Королевской британской службы по борьбе с крупным мошенничеством (SFO) Ричард Олдерман, на протяжении многих лет у страны была плохая репутация «из-за якобы коррупционной деятельности британских компаний в различных юрисдикциях».

Ричард Олдерман«Еще несколько лет назад такого рода деятельность (взяточничество) считалась обычной деловой практикой, в расчет принималась только одна цель – чтобы британские компании выходили победителями в конкурентной борьбе с зарубежными фирмами и обеспечивали защиту контрактов», – заявил Олдерман, который отвечает за исполнение нового закона.

В чем-то британцы, наверное, похожи на русских: они тоже зачастую «долго запрягают, но быстро ездят», очень быстро. По крайней мере, так дело обстояло с британским антикоррупционным законодательством. «Запрягать» начали в 2002 году – именно тогда был анонсирован законопроект о взяточничестве. Однако он был отвергнут рассматривавшим его профильным комитетом. Полноценный антикоррупционный закон был подготовлен к 2009 году, в 2010 году утвержден королевой Великобритании и 1 июля 2011 года вступил в силу.

Новый британский закон «О противодействии взяткам» оказался одним из самых простых, передовых и одним их самых жестких в мире. Законом о противодействии взяткам предусмотрены четыре состава преступления: общие преступления по даче и получению взятки, подкуп должностных лиц иностранных государств и неисполнение коммерческими организациями обязанности по предупреждению взяточничества. При этом, общие составы преступления конкретизируются.

«Дача взятки представляет собой предложение или предоставление финансовой или иной выгоды имущественного характера с целью побуждения лица исполнения «соответствующей функции», или осуществления «соответствующей деятельности» «ненадлежащим образом», или с целью вознаграждения функции или деятельности такого лица».

«Получение взятки представляет собой получение финансовой или иной выгоды имущественного характера, в результате получения которой будет исполнена или осуществлена «соответствующая функция или деятельность» «ненадлежащим образом»».

Британские юристы отмечают, что данные формулировки могут «включать в себя такие позиции как контракты, неденежные подарки и предложения о работе». При этом, в законе прописано, что это касается как прямого предложения, так и предложения через «третье лицо».

Близкие формулировки прописаны в отношении дачи взятки на международном уровне:

«Данное преступление заключается в предложении или предоставлении финансовой или иной выгоды имущественного характера должностному лицу иностранного государства в целях оказания на него влияния и осуществления соответствующей предпринимательской деятельности, если согласно действующему законодательству на такое лицо не должно было быть оказано влияние».

Кроме того, новый закон о противодействии взяткам вводит новый «революционный» состав преступления, который относится только к коммерческим организациям, которое заключается в совершении одного из указанных преступлений лицом, которое имеет отношение к коммерческой организации (не только её сотрудником, но и агентом и внешним третьим лицом) с целью получения выгоды коммерческого характера;

невозможности организации доказать наличие и применение надлежащей процедуры по предупреждению взяточничества.

Компания может быть признана виновной даже в том случае, если ни одно лицо, имеющее отношение к компании, не знало о факте дачи или получения взятки, или даже если такого факта не было вовсе. Это означает, что сам факт неиспользования надлежащей «антикоррупционной процедуры» приведет к возбуждению соответствующего дела, вне зависимости от наличия или отсутствия преступного намерения. Процедуры могут включать в себя принятие внутренних кодексов по борьбе со взятками и учреждение должностей «антикоррупционных комиссаров». То есть дело может быть, по сути, возбуждено против любой компании, и ее представителям придется самим доказывать невиновность.

Закон «О противодействии взяткам» подразумевает серьезные санкции. Так максимальный срок лишения свободы устанавливается до 10 лет с возможной конфискацией имущества, а признанные виновными компании могут подвергнуться штрафу, верхний предел которого не ограничен.

Борьба с коррупцией правит миром

Однако самое главное «новшество» состоит в том, что действие британского антикоррупционного законодательства распространяется далеко за пределы границ собственно Великобритании. К коррупционным преступлениям применяется принцип экстерриториальности. Британский суд может начать производство если преступление (действие или бездействие) совершено в любом государстве мира гражданином или коммерческой организацией Великобритании или британских заморских территорий, лицом, проживающим на территории Соединенного Королевства и ее заморских территорий, и любой компании имеющей бизнес в Британии или на заморских территориях, многие из которых (например, пресловутые Британские Виргинские острова) являются крупными международными офшорными зонами. По словам Олдермана, «компания имеющая хотя бы часть своего бизнеса на британской территории» будет находиться в юрисдикции британского законодательства «в части касающейся любого факта мошенничества в любой другой стране в любой части мира». «Я призываю компании, которые не получили контракты , а также неправительственные организации, средства массовой информации предоставлять нам сведения для того, чтобы мы могли определить взяткодателей и подать на них в британский суд», – заявил Ричард Олдерман на лекции в ВШЭ.

Причем, по его словам, «нет никакой взаимосвязи между «совершением коррупционного акта и наличием к конкретном месте интересов Британии».
Если учесть, что большинство российские госкомпаний (либо их руководство) имеют либо филиалы в Туманном Альбионе, либо аффилированные компании в офшорных зонах под британским контролем (Британские Виргинские острова, Джерси, Гернси, Гибралтар, Мэн и др.), то можно сказать, что большая часть российской экономики уже де-факто находится в юрисдикции британских судов.

Дмитрий Евстафьев - фото автора«Закон упрощает преследование по коррупционным обвинениям и дает почву для политической и экономической игры. По нему можно «прижать» кого угодно. Это удобный инструмент давления для того, чтобы например заставить продать пакет британскому акционеру или взять инвестора», – считает политолог, профессор НИУ-ВШЭ Дмитрий Евстафьев.

По сути это признает и главный антикоррупционер Великобритании Олдерман.

«Но все будет зависеть от юридической и финансовой экспертизы. Покупающая корпорация будет связываться с каким-либо широко известным частным агентом с целью получения подробной информации о деятельности вашей фирмы. Они проанализируют, чем занимается ваша компания, кто является вашими субподрядчиками, какие организации предоставляют вам свои услуги. В процессе проверки могут всплыть сведения о каких-то сомнительных сделках и потенциальные вопросы, связанные с коррупцией. Эта информация будет передана в корпорацию США или Великобритании. Каков же будет результат? Покупающие организации могут просто уйти, или (в качестве варианта) они могут сесть за стол переговоров, чтобы обсудить с вами вопрос о существенном снижении стоимости вашей компании. И все только потому, что они будут вынуждены взять на себя потенциальную ответственность. Сделка, выглядевшая привлекательно, которая могла сделать вас невероятно богатым, теперь, по сути, рассыпалась», – говорит он.

Пока Великобритания не пользуется своим антикоррупционным оружием. По закону «О противодействии взяткам» были осуждены единицы. Но эксперты не сомневаются, что в условиях нарастающего экономического кризиса, Лондон будет использовать все средства для укрепления своего экономического положения и политического могущества.

Михаил Чернов

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...