Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

О том, как обеспечивают жильем военнослужащих ЧФ

В Первое Антикоррупционное СМИ в рубрику «Сообщить о коррупции» поступило письмо от майора А. Н. Скалеуха.

жилье военнымАвтор сообщает ПАСМИ о том, что он был уволен командующим Черноморским флотом с военной службы в запас в 2007 году, но по настоящий день не может стать на воинский учёт и получать пенсию, так как не имеет регистрации. А.Н. Скалеуха сообщает, что он был в списке военнослужащих, нуждающихся в обеспечении жилым помещением, однако, по мнению автора, жилищной комиссией он был незаконно исключен из этого списка, а его квартира по избранному месту жительства (Санкт-Петербург) якобы присвоена должностным лицом ЧФ.

ПАСМИ публикует письмо и материалы (решения судов от 19.04.2007, 03.07.2007) в оригинальном виде с сохранением орфографии и пунктуации автора.

К тексту письма автор приложил копии подтверждающих документов, которые хранятся в редакции: выписка из приказа, ответы МО РФ, список военнослужащих, подлежащих увольнению и не обеспеченных жильем; список нуждающихся в жилплощади военнослужащих, выписка из приказа, карточка учета жилой площади, объяснение, сертификат-свидетельство, свидетельство о государственной регистрации права, решение суда от 10.03.2006.

ПАСМИ направляет копию письма и материалы в Комиссию по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами Общественной палаты Российской Федерации.

«Уважаемые журналисты! Прочитав публикацию «Почему смоленский военком оказался на улице, или высокая цена бесплатной квартиры», хочу предоставить свою информацию и попросить о проведении журналистского расследования. Уволен в запас в 2007 году, но до настоящего времени моё личное дело не направлено в военкомат, я не поставлен на воинский учёт, и мне не назначена полагающаяся пенсия за выслугу лет. Причиной всему этому стало увольнение без жилья в Российской Федерации с военной службы, проходившей в Севастополе (т.е. на территории Украины).

Без предоставления жилья в России мне негде зарегистрироваться по месту жительства, в моём паспорте нет отметки о регистрации, так как паспорт получил во время прохождения мной службы в Севастополе в 2003 году. В Севастополе также не получал жилья от МО РФ, жил во время службы в квартире своих родителей, зарегистрирован был при воинской части временно, до окончания контракта военной службы.

На момент моего увольнения квартира, в которой я жил с семьёй в Севастополе, принадлежала моему сыну. На этом основании меня объявили «ненуждающимся» и уволили по достижению мной предельного возраста пребывания на военной службе. Уволить меня было нельзя иначе, как – в запас, т.е. с направлением в российский военкомат. Меня и направили приказом командующего ЧФ – в ВК Адмиралтейского района Петербурга, поскольку я избрал Петербург постоянным местом жительства после увольнения и просил предоставить жильё в Петербурге до увольнения. Копия приказа командующего ЧФ прилагается. Дальше, как хочешь, так и живи.

Менять гражданство и обращаться в украинский военкомат я никогда не намеревался. Предоставлять в ВК Адмиралтейского района Петербурга документы о фиктивном проживании в Российской Федерации также не собирался, так как хотел в действительности жить в России. Украинское жильё, имевшееся у моей семьи, не отказывался сдавать, хотя прекрасно понимал, что наличие жилья на территории Украины не влияет на получение жилья на территории РФ. Перед увольнением обращался к командованию, чтобы у меня приняли украинское жильё, но его не приняли и жилья в России не предоставили.

В военкомат Адмиралтейского района Петербурга я прибыл по требованию военкома. Военком отказал в постановке на воинский учёт и в назначении пенсии из-за отсутствия постоянной регистрации по месту жительства где-либо. Отказ военкома прилагается. Всё прошедшее после увольнения время прожил вместе с семьёй в украинском Севастополе без разрешения на проживание от украинских властей. Члены моей семьи – также граждане России, не имели украинских паспортов. Привлекался к административной ответственности за нарушение правил регистрации, но одновременно с этим регистрацию не давали, так как в понимании украинских властных структур регистрация могла идти только по одному пути: получение украинского паспорта и отказ от российского гражданства, — а этот путь меня не устраивал. Копия решения украинского суда прилагается. В 2012 году военком возвратил моё личное дело на ЧФ с формулировкой о том, что ранее личное дело было направлено ему ошибочно и возвращается для постановки меня на воинский учёт и назначения пенсии по месту моего проживания. Сообщение военкома прилагается. С возвращением Севастополя в Россию для меня ничего не изменилось: командование настаивает, чтобы я зарегистрировался в квартире моего сына в Севастополе и попросился в севастопольский военкомат. Я отказываюсь, так как считаю, что командование второй раз проводит мероприятия, которые проводятся перед увольнением с военной службы, но проводит их без моего восстановления на службе. При этом, заставляет меня оставаться в Севастополе, когда избранное место жительства после увольнения – Петербург; не предоставляет жилья по норме (квартира моего сына имеет общую площадь 42 кв.метра на нашу семью из трёх человек, норма – 18 кв. метров на человека); денежное довольствие за 2007 – 2014 годы возвращено не будет, а потерянная за эти годы пенсия, как известно, не возвращается; прошедшие восемь лет не войдут ни в выслугу на военной службе, ни в трудовой стаж для гражданской пенсии. Объяснение всему случившемуся я вижу в том, что предназначенная мне квартира в Петербурге была присвоена должностными лицами ЧФ. Самое главное основание так думать – отсутствие документов о состоянии моего жилищного обеспечения, их нет в моём личном деле, хотя в нём должен быть обязательный документ – карточка учёта военнослужащего, находящегося на квартирном обеспечении в Минобороны России. В этой карточке подробно должны быть расписаны все сведения о жилье, полученном или обнаруженном за всё время службы, и о составе семьи. Карточка должна храниться всё время нахождения в запасе в личном деле, а второй экземпляр должен быть выдан мне на руки при увольнении. В карточке должна быть моя подпись, удостоверяющая, что я согласен с внесёнными в карточку данными. Ничего этого нет. Думаю, что по документам мне якобы предоставлено жильё в Петербурге, и никакое украинское жильё не имело и не могло иметь никакого значения и в документы не вписано.

Полагаю, что именно петербургское жильё послужило основанием для исключения меня из Единой компьютерной базы учёта военнослужащих, нуждающихся в предоставлении жилья. Согласно приказу МО РФ № 80, действовавшему на момент моего увольнения, в компьютерной базе данных отражаются сведения, занесённые в карточку учёта военнослужащего, а карточка от меня скрывается.

Различные должностные лица командования и военной прокуратуры в течение восьми лет пытаются уговорить меня, что карточка мне не нужна, что она не имеет для меня значения. Всё это было бы смешно… За прошедшее время я разобрался, по моему мнению, как произошёл обман, и как командование придавало видимость законности моему увольнению. Оказывается, я был признан жилищной комиссией в/ч 70092 (ВВС ЧФ) нуждающимся в предоставлении постоянного жилья в Петербурге при увольнении в запас, но ничего не знал об этом во время службы, так как даже не подозревал, что вопрос о постановке меня в очередь на предоставление постоянного жилья в РФ должна решать именно эта жилищная комиссия. Сама же жилищная комиссия в/ч 70092 меня на своё заседание не приглашала и о своём решении не уведомляла. Узнал я обо всём, когда уже после увольнения обнаружил список военнослужащих, подлежащих увольнению в 2007 году и не обеспеченных жильём, исх. № 781 от 14.12.2006 года, согласованный с председателем жилищной комиссии в/ч 70092, утверждённый командиром в/ч 70092 (начальником ВВС ЧФ) и направленный в МИС ЧФ. Включение меня в такой список не могло состояться без решения жилищной комиссии в/ч 70092 о постановке меня в очередь на предоставление постоянного жилья в Петербурге. Копия списка прилагается. До обнаружения этого списка я считал себя прикреплённым к жилищной комиссии в/ч 49311, так как в моей воинской части – 169 лаборатории измерительной техники (169 ЛИТ ВВС ЧФ) своей жилищной комиссии не было, а 169 ЛИТ находилась в одном гарнизоне Кача вместе с в/ч 49311. Вторым открытием из обнаруженного списка было то, что предоставление нужного мне жилья проходило через МИС ЧФ, а не через 1997 Отделение МИС ЧФ (1997 ОМИС), которое, как я потом понял, имело полномочия только по жилью, расположенному по месту службы на территории Украины. Откуда было взяться правильному пониманию? Единственным руководящим документом был приказ МО РФ № 80, в нём не рассматривалась специфика нахождения ЧФ на территории Украины, и согласно приказу для любого военнослужащего существовала только одна жилищная комиссия, и квартирным органом был ОМИС. Командование же не только не объясняло ситуацию, а, напротив, нарочно вводило в заблуждение, чтобы поймать свою рыбку в мутной воде.

Во время службы я относился к жилищной комиссии в/ч 49311, был признан ею бесквартирным и состоял на учёте в категории нуждающихся в предоставлении служебного жилья в гарнизоне Кача. Свой список военнослужащих, нуждающихся в предоставлении жилья, комиссия в/ч 49311 направляла в 1997 ОМИС; я входил в её список (копия списка прилгается), полагая, что в дальнейшем, в период, предшествующий увольнению в запас, жилищная комиссия в/ч 49311 переведёт меня в другую категорию: нуждающихся в предоставлении постоянного жилья, т.е. жилья, находящегося на территории России. Можно было догадаться, что жилищная комиссия в/ч 49311 не имеет отношения к обеспечению меня постоянным жильём при увольнении, поскольку командир в/ч 49311 не имел никакого отношения к моему увольнению, так как моё личное дело начальника 169 ЛИТ находилось по подчинённости в в/ч 70092 (штаб ВВС ЧФ), и командир в/ч 70092 проводил мероприятия, связанные с моим увольнением; но не догадался. Кроме списка № 781, который открыл мне глаза на многое, укрепила подозрения о присвоении должностными лицами предназначенной мне квартиры в Петербурге копия моей старой карточки учёта жилых помещений, предоставляемых военнослужащему, полученная из 1997 ОМИС в 2011 году. Старая карточка существовала до замены её на карточку учёта военнослужащего в 2006 году. В выданной мне копии была сделана запись «Выбыл 22.12.2006 года». Эту запись мне не показывали при увольнении, а расшифровывается она так: выбыл из очереди на предоставление служебного жилья в связи с постановкой в очередь на предоставление постоянного жилья. Такая расшифровка даётся в приказе МО РФ № 80. Копия карточки прилагается. Из записи «Выбыл 22.12.2006 года» следует, что у начальника 1997 ОМИС, сделавшего эту запись, были сведения о постановке меня в очередь на предоставление постоянного жилья.

Эти сведения пришли к нему из МИС ЧФ вместе с указанием: исключить меня из очереди на служебное жильё в гарнизоне Кача, — которое мне уже было не нужно. Однако, мне ничего не было известно о моей постановке в очередь на постоянное жильё в Петербурге и неизвестно до сих пор, каким обеспечением это нахождение моё в очереди закончилось. По закону «О статусе военнослужащих» военнослужащий не может быть снят с учёта без обеспечения жильём. По приказу МО РФ № 80 военнослужащий снимается с учёта, когда в его карточке делается отметка «пол.жил.», что расшифровывается как «получение постоянного жилья». Карточка моя отсутствует, и даже само введение новой карточки учёта военнослужащего взамен старой карточки учёта жилой площади командование скрыло от меня во время моей службы; о введении новой карточки я узнал случайно, уже после увольнения. Перед увольнением командование запустило пробный шар посмотреть, сработает обман или нет: начальник 1997 ОМИС прислал мне письмо о том, что 22.12.2006 года, (т.е. за два дня до окончания контракта военной службы) он исключил меня из Единой компьютерной базы учёта военнослужащих, нуждающихся в предоставлении жилья; исключил – на основании справки из БТИ (бюро технической инвентаризации) Севастополя о том, что у моего сына есть квартира в г. Севастополе. В его письме не было никаких объяснений о том, что я исключён всего лишь из очереди на служебное жильё в Каче, исключён – в связи с постановкой в другую очередь, т.е. его сообщение противоречило той записи «Выбыл 22.12.2006 года», которую я впоследствии обнаружил. Если поверить его сообщению, то в моей старой карточке должна быть сделана запись о том, что у меня обнаружилось жильё, и должен быть указан адрес обнаруженной квартиры, но этого в карточке не было; так что, на словах он меня исключил, а по документам – нет. На эту провокацию я попался; я подумал, что меня не признали нуждающимся в предоставлении жилья в России. Командование увидело, что обман сработал, и стало развивать «успех». Следующим шагом было приглашение меня на заседание жилищной комиссии в/ч 49311. Комиссия исключила меня из своих списков, в протоколе заседания не указала, с какой категории учёта я снят; основанием для моего исключения было сообщение начальника 1997 ОМИС, в чём заключалось это сообщение, также не сказано в протоколе (копия протокола прилагается). На мои вопросы, связанные с тем, что я избрал Россию постоянным местом жительства после увольнения, комиссия не отвечала. Действовала комиссия по предварительному указанию начальника ВВС ЧФ (командира в/ч 70092), хотя по приказу МО РФ № 80 жилищной комиссией руководит командир части, и у комиссии в/ч 49311 есть свой командир, а у начальника ВВС ЧФ (командира в/ч 70092) есть другая, руководимая им жилищная комиссия. Копия указания начальника ВВС ЧФ жилищной комиссии в/ч 49311 прилагается. Таким образом, жилищная комиссия в/ч 49311 по указанию начальника ВВС ЧФ устроила инсценировку по исключению меня якобы со всех видов жилищного учёта. Далее, раз я больше не состоял на жилищном учёте, начальник ВВС ЧФ подписал представление меня к увольнению с военной службы в запас.

В представлении не был указан адрес моего обеспечения жильём и не был указан районный военкомат, т.е. не выполнены требования приказа МО РФ № 350 и командующего ЧФ № 130. Копия представления имеется. В приказе командующего ЧФ об увольнении меня в запас вдруг появился районный военкомат – ВК Адмиралтейского района Петербурга; откуда он взялся – не ясно, но по закону «О воинской обязанности и военной службе» воинский учёт осуществляется по месту жительства, следовательно, были документы о предоставлении мне жилья в Петербурге. Приказ об исключении меня из списков воинской части был издан не начальником ВВС ЧФ, как это полагалось в соответствии с приказом командующего ЧФ № 130, а – врио начальника 169 ЛИТ, моим бывшим заместителем, который не имел никакого представления об обеспечении меня жильём, но в приказе написал, что я направляюсь в Петербург «к новому месту жительства». Копия приказа прилагается. Когда я обратился в Новороссийский гарнизонный военный суд (НГВС) в Севастополе с заявлением на обжалование действий жилищной комиссии в/ч 49311 и начальника 1997 ОМИС по исключению меня из списка военнослужащих, нуждающихся в жилье, с требованием о восстановлении меня на учёте нуждающихся, суд не объяснил мне, что действия этих ответчиков не связаны с предоставлением жилья в России, что у них даже полномочий нет на работу с российским жильём; суд также не сказал, что введена новая карточка учёта военнослужащего взамен старой карточки учёта жилых помещений; суд отказался истребовать моё личное дело, чтобы проверить, есть ли в нём документы о моём жилищном обеспечении.

Из всех российских военных документов по жилью в материалах судебного дела была только старая карточка учёта жилых помещений, в которой сказано, что я – бесквартирный и нахожусь в категории «БК, служ.», т.е. нахожусь в очереди на предоставление служебного жилья, и не было вписано «Выбыл 22.12.2006 года» (копия карточки образца 2007 года прилагается); был список военнослужащих, составленный жилищной комиссией в/ч 49311 и переданный ею в 1997 ОМИС, я находился в списке в той же самой категории учёта – «БК, служ.»; был протокол заседания жилищной комиссии в/ч 49311, в котором не указано, с какой категории учёта и по какому основанию я исключён. Главными в российском военном суде были не российские военные документы, а справки из украинских органов об украинском жилье членов семьи. В военные документы сведения из украинских документов перенесены не были. Суд мне отказал, но не пояснил, что отказывает в восстановлении в очереди на предоставление служебного жилья в Каче, которое мне уже было не нужно в связи с увольнением в запас. Копию решения суда от 19.04.2007 года прилагаю. Когда я обратился в суд со вторым заявлением на обжалование приказов об увольнении и исключении из списков части без предоставления жилья в России, суд постановил, что жилищный вопрос уже рассмотрен в предыдущем решении, и рассмотрел только порядок увольнения. Мои доводы о том, что предыдущее решение вынесено по служебному жилью на Украине, что увольнение в запас с направлением в российский военкомат при обеспечении жильём на Украине, а не в России, является нарушением закона «О воинской обязанности и военной службе», суд проигнорировал, ничего не пояснив. Копию решения суда от 03.07.2007 года прилагаю. Участвовавший в судебном заседании представитель прокуратуры был на стороне командования и не потребовал привлечения жилищной комиссии в/ч 70092 и МИС ЧФ в качестве ответчиков, хотя уже провёл прокурорскую проверку и имел на руках названный выше список № 781, который я позднее обнаружил в материалах прокурорской проверки.

Считаю, что оба судебных решения были заказными, и заказывал их Зровка И.А. – начальник юридической службы флота. Зровка И.А. проводил правовую экспертизу проекта приказа командующего ЧФ об увольнении меня в запас без жилья в России; Зровка И.А. помогал составить приказ об исключении меня из списков части, без него мой бывший заместитель не знал бы, что и как писать в приказе. Зровка И.А. контролировал прохождение в суде моих исковых заявлений, об этом я узнал из его объяснительной в военной прокуратуре (копию объяснительной Зровки И.А. прилагаю). У него в 2006 году, т.е. в то время, когда мне должны были предоставить жильё перед увольнением, появилась квартира в Петербурге, хотя Зровка И.А. до сих пор служит в Севастополе. Объяснить происхождение у него квартиры по адресу: Петербург, Морская набережная, д. 37 кор..1, кВ. 144, — Зровка И.А. не в состоянии. Его объяснительная, данная в прокуратуре, о том, что он вложил сертификат, полученный по прежнему месту службы, в участие в долевом строительстве названной квартиры, не выдерживает никакой критики, поскольку сертификат не подлежит вложению в участие в долевом строительстве жилья (копию сертификата Зровки И.А. прилагаю). Решение Василеостровского суда, по которому квартира по Морской набережной перешла в собственность Зровки И.А., прокуратура отказалась показать при моём ознакомлении с материалами прокурорской проверки; значит – есть, что скрывать. Решение суда указано в свидетельстве о регистрации права Зровки И.А. на квартиру. Копию свидетельства о регистрации права прилагаю. Как известно, по решению суда приватизируют квартиры военнослужащие, получившие жильё по договору социального найма. Зровке И.А. не предоставлялась квартира по договору социального найма и не могла быть предоставлена – в Петербурге в 2006 году, так как он уже получал сертификат. Тем не менее, мне удалось через военно-следственное управление по ЧФ получить копию решения Василеостровского суда, которую от меня скрывали в прокуратуре ЧФ. Действительно, решение оказалось о признании права собственности на квартиру не в результате приватизации её Зровкой И.А., а в результате его участия в долевом строительстве, но в решении суда ничего нет о вложении в строительство сертификата, как об этом утверждал Зровка И.А. в своей объяснительной; в строительство были вложены деньги, а не сертификат, деньги – значительно превышающие сумму, на которую был выдан сертификат. Зачем Зровка И.А. лгал про вложение сертификата? Что он хотел скрыть? Куда на самом деле вложен сертификат?

При ближайшем рассмотрении копии решения суда видно, что текст нанесён поверх печатей и штампов, т.е. сначала на бумаге появились печати и штампы, а потом был напечатан текст. Также идёт несовпадение по датам: из решения суда видно, что оно вынесено 10 марта 2006 года и вступить в законную силу должно было 20 марта 2006 года, поскольку никто из ответчиков не возражал против исковых требований Зровки И.А., а в штампе суда о том, что решение вступило в законную силу, стоит дата 26 мая; далее трудно понять — то ли 2006 год, то ли 1996 год. Подпись судьи в штампе о вступлении решения в законную силу совершенно другая, не похожая на две другие подписи того же судьи на этой копии. (Копию решения суда прилагаю). Чем объяснить все эти странности, я не знаю, но учитывая беспардонную лживость командования, в том числе и Зровки И.А., это решение может оказаться фальшивкой. Военно-следственное управление по ЧФ отказало в возбуждении уголовного дела на основании этого решения суда Василеостровского района Петербурга, потому что получилось, что Зровка И.А. не мог украсть квартиру по Морской набережной в Петербурге у меня. По-моему, вывод ВСУ очень странный: как будто Зровка И.А. не мог украсть у меня квартиру в Петербурге, расположенную по другому адресу; или как будто Зровка И.А. не мог способствовать краже предназначенной мне квартиры другим должностным лицом. Думаю, что и сокрытие моих жилищных документов является уголовным преступлением, и ошибочное направление личного дела может оказаться преступной халатностью. Считаю, что действия судей НГВС и представителя военной прокуратуры в судебном заседании также должны быть оценены на предмет содержания в них состава преступления. По всем этим вопросам ВСУ по ЧФ ничего не ответило. В итоге, никто не наказан; от меня, как ни в чём не бывало, требуют назвать военкомат для перенаправления личного дела, несмотря на невозможность его назвать, несмотря на потерянную за несколько лет пенсию, несмотря на то, что военкомат указан в приказе об увольнении, и менять этот приказ никто не собирается.

После 27 лет службы – ни жилья, ни пенсии, да ещё «сдали» в Украину; свои же и «сдали». Как же насчёт ответственности командиров за выполнение социальных гарантий, данных военнослужащему; ответственности, которую командиры несут по закону «О статусе военнослужащего»; или закон – это только одни слова? Уважаемые журналисты! Прошу Вас помочь мне разобраться с моим увольнением. С Вашей помощью я надеюсь найти свои документы о жилищном обеспечении от МО РФ, так как без них невозможно двигаться дальше. Кроме самой карточки учёта военнослужащего, находящегося на квартирном обеспечении в Минобороны России, существовал ещё вкладыш к этой карточке, который заполнялся только на увольняемых военнослужащих. Думаю, что вкладыш направлялся в МО РФ: должны же существовать бумажные документы или иные носители о том, по какому основанию, т.е. в результате какого обеспечения уволенный военнослужащий снят с компьютерного учёта нуждающихся в жилье. В Севастополе получить всю необходимую мне информацию невозможно, уж больно сильна здесь круговая порука, кумовство, родственные связи. Небольшой пример: полковник запаса С. Тавадян — бывший начальник МИС ЧФ, один из участников мошеннической схемы по отъёму у меня жилья, ныне занимает пост в правительстве Севастополя, связанный с земельными ресурсами. Его сын — военный следователь, проходит службу в Севастополе, и таких связок здесь очень много. Кстати, С. Тавадян — довольно известная личность в Севастополе. Будучи начальником МИС ЧФ, он организовывал долевое строительство жилья в Севастополе, ещё при Украине, и, насколько я помню, недовольные его работой митинговали у штаба флота РФ; а теперь он распределяет земельные ресурсы Севастополя — пустили козла охранять капусту. В общем, дело и сложное, и простое. Сложно найти и получить необходимую информацию, а когда вся информация будет собрана – станет всё просто.

Приложение 1: — копия приказа командующего ЧФ от 17.02.2007 года № 013; — сообщение военного комиссара Адмиралтейского района от 14.01.2009 года, об отказе в назначении пенсии и постановке на воинский учёт; — копия решения украинского суда; — сообщение военного комиссара Адмиралтейского района от 28.08.2012 года, о возвращении личного дела на ЧФ; — копия списка военнослужащих в/ч 70092…, подлежащих увольнению с военной службы в 2007 года и необеспеченных жильём, исх. № 781; — копия списка военнослужащих в/ч 49311, нуждающихся в получении служебного и постоянного жилья по месту службы; Приложение 2: — копия карточки учёта жилой площади, предоставляемой военнослужащему, образца 2011 года; — копия протокола жилищной комиссии в/ч 49311; — копия указания начальника ВВС ЧФ (командира в/ч 70092) председателю жилищной комиссии в/ч 49311; — копия представления к увольнению; Приложение 3: — копия приказа врио начальника 169 ЛИТ ВВС ЧФ; — копия карточки учёта жилой площади, предоставляемой военнослужащему, образца 2007 года; — копия решения НГВС от 19.04.2007 года; — копия решения НГВС от 03.07.2007 года; — копия объяснительной Зровки И.А. — копия ГЖС; — копия свидетельства о праве собственности; Приложение 4: — копия решения Василеостровского районного суда Петербурга ч.1 Приложение 5: — копия решения Василеостровского районного суда Петербурга ч.2 P.S. Все названные в настоящем обращении документы и фотокопии материалов судебных дел у меня имеются, при необходимости могу их представить. С уважением А.Скалеух 6 февраля 2015 года».

Page4

Page5

Page7

Page8

Page9

Page10

Page11

Page12

Page13

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...