Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Елена Гнетова: бизнес-омбудсменам поможет некоммерческий сектор

Вчера в Пскове завершилась I Межрегиональная практическая конференция по вопросам защиты прав предпринимателей. В конференции приняли участие уполномоченные по защите прав предпринимателей из регионов РФ, представители бизнес-сообщества и органов власти Псковской области. Кроме того, были проведены ряд рабочих совещаний с участием губернатора Псковской области Андрея Турчака и Бориса Титова, Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Выступающие говорили, в основном, о проблемах взаимодействия предпринимателей с представителями федеральных и региональных властей, а также о статусе самого института бизнес-омбудсменов. На общем фоне заметно выделялось выступление Уполномоченного по защите прав предпринимателей Республики Карелия Елены Гнетовой, которая заявила о необходимости выстраивании работы бизнес-омбудсменов с некоммерческим сектором. В эксклюзивном интервью Гнетова поделилась с «Первым аникоррупционном СМИ» своими соображениями по поводу взаимодействия с НКО.

— Как омбудсмен, который защищает интересы и права бизнесменов в Республике Карелия, расскажите насколько острой является для мелкого и среднего бизнеса проблема коррупции в вашем регионе?

— Глобального мониторинга этой проблемы с использованием социологических методов, анкетирования мы еще не проводили. Но согласно моему опыту, в том числе и опыту ведения бизнеса в Карелии, я могу сказать, что проблема коррупции у нас не является глобальной. У нас небольшая республика, люди все на виду, и громких дел, настолько масштабных, как в других регионах, у нас нет. Даже те уголовные дела, что расследуются, не оперируют такими «бессовестными» суммами, а связаны, в основном, с неправильным правоприменением той или иной статьи законодательства. Это первое.
Второе. У нас очень сильно гражданское общество. Институты гражданского общества у нас активны: много правозащитных организаций. Это и молодежные правозащитные организации, и организации, которые работают давно и активно, которые имеют опыт проектной деятельности. У нас достаточно много лидеров общественного мнения, которые прошли обучение, в том числе по линии Общественной палаты РФ. К нам приезжают преподаватели достаточно высокого класса, тренеры, которые проводят тренинги и семинары по различной тематике. Тематика связана и с институциональным развитием некоммерческого сектора, в частности, социально-ориентированного сектора, и с вопросами взаимодействия между властью, бизнесом и обществом.
Межсекторное сотрудничество – это то, с чем давно работают у нас в Республике Карелия. Каждый сектор заинтересован в других секторах. Власть заинтересована в обратной связи с обществом, заинтересована в общественных инициативах, инновациях от общества. Соответственно общество заинтересовано в том, чтобы власть была открыта и прозрачна, и чтобы она сотрудничала с обществом. Бизнес тоже заинтересован в открытости власти, в том, чтобы законы, правила игры были ясные, понятные и не менялись ежегодно. Общество также заинтересовано в прозрачности бизнеса, чтобы бизнес платил налоги, чтобы он был социально ответственным. Когда межсекторное сотрудничество будет эффективным, тогда будут созданы и неплохие экономические условия, достигнуто определенное социальное спокойствие.

— Каким образом в Карелии произошло становление этого гражданского общества? Это чисто отечественный, российский «продукт», или оно формировалось в условиях интенсивных контактов и помощи из-за рубежа?

— Становление гражданского общества – дело нескольких лет, или даже десятилетий. Конечно, сыграло большую роль то, что у нас приграничная республика. Сейчас НКО, которые работают с различными фондами, грантами, называют иностранными агентами. Но я не считаю, что это плохо. У нас, например, большое количество НКО работает в секторе благотворительности, здравоохранения, работы с инвалидами, социальным предпринимательством. Зачатки социального предпринимательства, например, к нам пришли из Финляндии, когда наши НКО выезжали в эту страну и изучали финский опыт, как социальные инициативы, связанные с уходом за больными людьми, уходом за инвалидами государство передает некоммерческому сектору, финансируя эту деятельность, и каким образом некоммерческий сектор берет на себя эту трудную задачу и справляется с ней.
Соответственно, у нас были межгосударственные программы между министерством здравоохранения республики Карелия и министерствами здравоохранения северных стран – Норвегии, Финляндии и Швеции. Мы делились опытом.
У нас идет постоянное взаимодействие между некоммерческим сектором, между властью и муниципалитетами. Опыт включения гражданского сектора в те вопросы, которые решает власть, у нас очень серьезный.

— Каким образом это помогает вам или поможет в будущем вашей работе в качестве омбудсмена — защитника прав предпринимателей?

— Любой чиновник или государственный деятель не должен и не может работать вне гражданского общества, потому что только решая вопросы вместе можно чего-то достичь. Есть несколько уровней взаимодействия уполномоченного с институтами гражданского общества. Первый уровень взаимодействия – это общественные советы при органах исполнительной и муниципальной власти. Важным вопросом является влияние на формирование этих советов. Сегодня, к сожалению, состав участников этих советов формирует сам орган государственной власти. Это неправильно. Согласно законопроекту, который предложен Общественной палатой РФ и должен вот-вот придти в Государственную Думу, формирование общественных советов будет прерогативой ОП РФ и региональных общественных палат совместно с институтами гражданского общества. Потому что сейчас, когда мы изучали списки советов, получается что один и тот же человек (пусть он и уважаемый профессионал) присутствует во всех советах. Сегодня он «в прокуратуре», завтра в «культуре», а послезавтра в «физкультуре». Человек должен каким-то образом быть компетентен в той области, в совет по которой он входит, и там выполнять определенную функцию, определенную работу, а не просто «светить лицом».
Второй уровень – работа, связанная с привлечением институтов гражданского общества, которым можно было бы отдать определенную работу на аутсортинг, поскольку они имеют опыт проектной деятельности. Сейчас и федеральные органы власти и региональные органы власти на основе грантов финансируют деятельность социально ориентированных некоммерческих организаций. В Республике Карелия такую деятельность финансируют пять министерств: министерство национальной политики и связи с общественными организациями, министерство здравоохранения и социального развития и т.д. Определяется количество выделяемых грантов, а темы определяют сами НКО.
У нас достаточно развиты добровольческие, волонтерские, правозащитные организации. И, когда мы встречались и планировали деятельность, какие-то организации берут на себя экспертную работу, какие-то могут взять на себя работу по мониторингу, анкетированию, социологическим исследованиям. Другие могли бы взять на себя функцию обучения.

— Чему НКО могли бы обучать предпринимателей?

— Например, как проходят проверки. У нас, и об этом говорилось сегодня, существует правовой нигилизм в сфере предпринимательства. Есть законы, которые предприниматель должен соблюдать, потому что он находится в правовом поле. Зачастую бизнесмен предполагает, что ему будет оказана правовая помощь. Он приходит и начинает жаловаться, что проведена некорректная проверка, есть определенные нарушения, а когда начинаешь смотреть документы, знакомиться… Оказывается, предприниматель сам нарушает те нормы, которые введены, чуть ли не пять лет назад. А он просто не знает, что они существует.
Мы разговаривали с НКО, и они готовы доводить до предпринимателя эту информацию: как производятся проверки, какие требования, например, сегодня у МЧС, какие у экологов.

— А сами министерства не могут дать такую информацию? Надо посредством НКО ее доносить?

— Дело в том, что, например, МЧС не имеет право давать консультации. Это им запрещено. Они могут информировать, например, у себя на сайте, но не могут, повторяюсь, давать консультации. Там есть масса нюансов. Взять, например, требования по гражданской обороне. У нас каждый предприниматель в Петрозаводске (это, впрочем, федеральное требование) должен на каждого работающего купить противогаз, должен выделить одну «единицу», чтобы обучить этого человека правильно проводить мероприятия по гражданской обороне. Вот этот обученный человек должен обучать других членов коллектива. Он должен пройти курсы и получить сертификат. Так вот МЧС не может даже рекомендовать такие курсы – так как это коррупционный элемент. Поэтому, некоммерческий сектор может взять на себя момент обучения.

— Некоммерческий сектор зачастую получает двойное финансирование и в России и из-за рубежа?

— Некоммерческий сектор может брать внешнее финансирование, если это не касается политической деятельности. А если это касается культурной деятельности, образовательной или связанной со спортом, то, пожалуйста, может претендовать и на зарубежные гранты.

Михаил Чернов

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Ничей кокаин: громкое дело о наркотиках в российском посольстве повесили на стрелочника

Следствие выводит из-под удара высокопоставленных сотрудников МИДа

Loading...
Loading...