07.02.2012 / 18:38

Нового не предложили

Через 2 недели президентский Совет по противодействию коррупции рассмотрит антикоррупционную концепцию Минюста. Она интересна тем, что в ней обозначены меры взаимодействия гражданского общества с органами власти для совместной борьбы со взяточничеством. Причем, борьбы со взяточничеством на всех уровнях. Правда, у экспертов к Концепции пока еще много вопросов относительно новизны предложенных идей, а в гражданском обществе есть сомнения, смогут ли прописанные на бумаге истины быть столь же жизнеспособны.

 

Вечер минувшего понедельника в Общественной палате (ОП) выдался жарким. Обсуждали проект Концепции взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции на период до 2014 года. По удачному совпадению в этот же день вышла в свет и четвертая программная статья «Демократия и качество государства» кандидата в президенты Владимира Путина, отдельная глава в которой посвящена именно коррупции. Собравшиеся тут же увязали свою концепцию с публикацией, дескать, раз уж сам премьер заявляет о важности участия гражданского общества в борьбе со взятками, то и мы, мол, на верном пути.

Немного об истории разработки Концепции. Она достаточно длинна. Впервые о ней заговорили еще в марте на заседании рабочей группы президиума Совета при Президенте по противодействию коррупции. Создавался документ в недрах Министерстве Юстиции РФ, над проектом работали самые разные специалисты. Концепция активно обсуждалась и корректировалась в течение года, но особого отклика в сердцах общественности не нашла. Чего не скажешь сейчас — аккурат к месту и ко времени.

Документом предполагается создание условий и предпосылок осуществления эффективного взаимодействия органов власти и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции. Кроме того, в нем прописаны меры общественного контроля за органами публичной власти. Авторы идеи тем самым пытаются добиться третьей цели концепции — сломать стену недоверия между властью и всеми остальными.

Члены ОП признают, если документ будет принят, то он серьезно повлияет на роль гражданского общества в противодействии коррупции. Если хотите, это новое слово в борьбе с этим злом. Особенно в нашем напичканном такого рода документами законодательстве. По мнению экспертов, они не всегда срабатывают, когда нужно решить практическую задачу. Все их надежды теперь связаны с концепцией Минюста. Но не все так гладко…

Заместителю руководителя межкомиссионной рабочей группы по подготовке экспертных заключений ОП РФ по проектам нормативных правовых актов Ирине Котелевской документ показался спорным и не вполне доработанным. Она сомневается в необходимости принимать очередную «декларацию антикоррупционных мер», если у нас в стране их и так немало. «Например, в проекте есть такие слова «раскрытие информации об органах государственной власти» — у нас есть закон федеральный об обеспечении доступа к информации о деятельности органов государственной власти. Есть сформированная подзаконная база, есть опыт и есть направление его развития. Фраза «расширение информационного поля» и так далее — я понимаю, что она уместна в документе, называемом концепцией, но так ли уж полезен этот тезис?», — недоумевала член ОП. Г-жа Котелевская добавила также, что в Концепции есть ряд положений, которые выглядят как повторы. Например «неоднократно говорится о мониторинге, хотя речь идет о рейтинговании и об оценке, и об экспертизе, и если «отжать» все эти слова, то Концепция от этого выиграет».

Общественников смутило и то, что Концепция прописана только до 2014 года. А дальше? Неужели все меры удастся реализовать, а всех взяточников посадить? Не получится ли так, что фундаментальный посыл, коим является эта Концепция, просто не сработает «на все сто» не только в регионах, но даже на федеральном уровне.

Член ОП Сергей Ряховский отметил, что документ очень вязкий и нечеткий, и обратил внимание на пункт «Финансовое обеспечение». «Кто будет давать на это деньги? Я не знаю, кто из муниципалов при бюджете будет давать на это деньги. Только если церковь скинется…», — заявил общественник.

Экспертам-юристам не понравился термин «антикоррупционное мировоззрение», которое в Концепции советуют формировать у населения. Дело в том, что гражданам не хватает правовой культуры вообще и, прежде чем говорить о таких специальных конструкциях, стоит подумать и об этом. Даже малопонятная формулировка «результаты деятельности органов государственной власти и местного самоуправления», к экспертизе которых авторы Концепции планируют привлекать общество, так и осталась малопонятной для самой Общественной палаты.

Также участники дискуссии отметили, что «подписание соглашений о взаимодействии в сфере противодействия коррупции между органами власти и институтами гражданского общества», — штука хорошая. Если только дело стоит не только за подписанием, но и за осуществлением. А как этого добиваться, к сожалению, в Концепции не прописано.

Генпрокуратура РФ в лице старшего прокурора Управления по надзору за исполнением законодательства в сфере противодействия коррупции Александра Михалина считает, что в документе не хватает определения понятия института гражданского общества. Что касается пункта о совершенствовании законодательства об оперативно-розыскной деятельности, то, по мнению прокурора, это задача другого документа. А вот журналистам опять не повезло: пункт, согласно которому СМИ могут обращаться в правоохранительные и надзорные органы с просьбой проверить достоверность информации о декларировании доходов должностных лиц, прокурор назвал «несостоятельным». «Такую проверку проводят уполномоченные органы работодателя сами, по своей инициативе, а не правоохранительные и надзорные органы», — заключил г-н Михалин.

Держать удар пришлось Татьяне Поляковой, и.о. директора департамента конституционного законодательства Министерства юстиции РФ. Она пояснила, что создание Концепции – это не просто поручение, а требование времени и пообещала, что все замечания, поступившие в Минюст по поводу документа, обязательно будут в нем учтены. Кстати, на вопрос об авторах Концепции, с кого потом можно будет спрашивать, представитель Минюста ответить так и не смогла.

В итоге сошлись на том, что документ вобрал в себя выдержки из всех существующих, практически ничего нового в нем нет и он остался констатацией факта, что власть и народ пока что по разные стороны баррикад.

Надежда Россихина