12.04.2012 / 07:35

Не будет обжаловано новое следствие по делу Гаева

Адвокат экс-главы Московского метрополитена Дмитрия Гаева Александр Аснис заявил, что дополнительное расследование неизбежно приведет к тем же выводам, которые содержатся в постановлении о прекращении уголовного дела, сообщает Коммерсантъ.

«Я считаю, что это дело не имеет судебной перспективы», — добавил защитник.

Напомним, что уголовное дело в отношении него было возбуждено по части 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). В результате Гаев добровольно покинул пост начальника метро. Но 23 марта Следственный департамент МВД России вынес постановление прекратить это уголовное дело, не найдя в действиях начальника подземки состава преступления. Следователи посчитали, что он получил патент на изобретение «автоматизированной системы оплаты проезда и проверки проездных документов на транспорте» без всяких нарушений и затем заключил лицензионный договор, благодаря которому вместе с соавторами получил 112 млн рублей вознаграждения.

Однако Генпрокуратура установила, что постановление о прекращении дела является незаконным. «Как установлено патентной экспертизой, действия Гаева по получению патента и заключению лицензионного договора противоречат законодательству. Имеют место и другие нарушения при принятии решения о прекращении уголовного преследования», — говорится в сообщении надзорного ведомства.

Как заявил Аснис, обжаловать решение Генпрокуратуры нецелесообразно: «Делать это надо через Генпрокурора и вряд ли позиция руководителя ведомства будет отличаться от позиции своих замов».

Сейчас Дмитрий Гаев находится на лечении за границей, куда выехал по разрешению следователя еще в прошлом году.

Между тем, как заявила РИА Новости руководитель пресс-службы следственного департамента МВД Анжела Кастуева, МВД России располагало серьезными основаниями для прекращения уголовного дела в отношении бывшего начальника ГУП «Московский метрополитен» Дмитрия Гаева.

По ее словам, был проведен ряд экспертиз в различных областях права, которые подтвердили, что Гаев имел право выступать патентообладателем и заключать лицензионный договор, в соответствии с которым выплачено 112 млн рублей в качестве вознаграждения.