«Мы приехали в Генпрокуратуру, потому что надежда остается»