21.03.2017 / 08:37

Оксана Бобылева: «Советую очень тщательно выбирать партнеров и банкиров»

В современном мире рейдерские захваты стали изощреннее и менее очевидными. Зачастую роль заказчика выполняют властные структуры, банки или же конкурирующие крупные компании. Очень часто владелец бизнеса даже не подозревает о том, что завтра останется без своего детища. Некоторые сотрудники судебной системы и правоохранительных органов оказываются оборотнями в погонах и активно участвуют в махинациях отъема налаженного бизнеса. История бизнеса Сергея Бобылева яркий тому пример. В одночасье предприниматель потерял собственную компанию «Санрайз», которую строил 20 лет, и угодил за решетку. О том, как не стать жертвой рейдерского захвата, какие инструменты используют недобросовестные банки-инвесторы для отъема бизнеса, как фабрикуются судебные дела, а также как освободить из-под ареста предпринимателя, поговорили с Оксаной Бобылевой, руководителем отдела продвижения технологии Блокчейн Партии Роста, супругой генерального директора компании «Санрайз».

%d0%b1%d0%be%d0%b1%d1%8b%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d0%b0

ПАСМИ: Оксана, расскажите, какой была Ваша компания до рейдерского захвата? С чего все начиналось? Какой оборот был у компании? И был ли это налаженный бизнес?

— Мы с мужем 20 лет строили компанию «Санрайз» и она была очень успешной. Оборот составлял 800 млн долларов в год. Мой муж, Сергей Бобылев, выпускник МФТИ, неоднократный победитель олимпиад по физике в СССР проявлял изобретательность и в бизнесе. В 2004 году мы открыли первый магазин в Москве, где товары продавались через терминалы. Получить их можно было через 20 минут, благодаря автоматизированной системе выдачи. Заказал, оплатил, забрал. Магазин быстро превратился в гипермаркет. Продавали бытовую и компьютерную технику, а также компьютерные комплектующие. Круглосуточно работала сборка компьютеров. Новаторство и автоматизация торговых процессов позволяли держать нам самые низкие цены. Покупатель хлынул, причем как мелкий опт, так и розница. Далее по всей Москве и области были открыты, так называемые, магазины-лайты, в которых заказанную через интернет продукцию можно было получить поближе к дому. Это тоже первым реализовал мой муж.

ПАСМИ: Как же получилось так, что успешный налаженный бизнес, плод 20 летнего труда практически мгновенно оказался в чужих руках?

— Началось все с того, что одна известная крупная сеть по продаже техники предложила моему мужу объединиться. Целый год эта компания готовила документы для слияния. Мой муж начал проводить реорганизацию, вкладывая в это средства. Но тут вдруг у партнера обнаружились налоговые проблемы и руководство отказалось от слияния. Ничего личного, только бизнес. При этом у нашей компании начались первые финансовые трудности, потому что затратили средства на слияние. Надо также учесть, что это был 2008 год и у всех были проблемы. Самым главным кредитором «Санрайз» был банк. Заемщик сначала вошел в положение компании, но при этом поставил условие передать акции, готовящиеся к передаче сети магазинов, себе самому, в счет кредита.

Банк решил стать нашим партнером. Мы не заподозрили тогда в этих действиях ничего дурного.

Причем сотрудники банка провели большую экспертизу, которая показала, что у компании достаточно активов, чтобы покрыть сумму долга. Также нам предложили схему перехода через несколько компаний. Посыпался вал регулятивных писем. «Новый акционер» в лице банка уже отдавал распоряжения. Именно банк на все ведущие должности поставил своих людей, включая юриста и охрану склада.

Вдруг к компании «Санрайз» появился интерес у Следственного комитета (СК). Началось все с того, что где-то пропали деньги, которые якобы были потрачены в нашем магазине. По этому поводу СК начал запрашивать бумаги для проверок. Муж, не предполагая злого умысла, предоставлял все необходимые документы и давал все необходимые объяснения. Однако, интерес СК возрастал пропорционально участию банка-инвестора в жизни нашей компании. Наконец это вмешательство в виде постоянных запросов начало мешать ведению самого бизнеса. Дело вела следователь главного следственного управления Главного управления МВД (ГСУ ГУ МВД) Нелли Дмитриева, которая в 2013 году была арестована за взятку в размере 3 млн долларов.

Однажды, муж приехал в ГСУ и его из свидетелей «перевели» в подозреваемые, объявив об аресте. Сначала мы думали, что это сбой системы, что это ошибка. Но оказалось, что система уже во всю работала не в наших, а против наших интересов.

ПАСМИ: Как после ареста директора «Санрайз» Сергея Бобылева действовал банк?

— Первые три месяца люди из банка делали вид, что помогают освободить Сергея и в его отсутствии улаживают все проблемы компании. Одновременно с этим происходили странные действия: по ночам в неизвестном направлении фурами вывозился товар, куда-то «в безопасное место» перегонялись машины автопарка, включая личную машину Сергея. Они вели переговоры и с бывшем «партнером» Сергея Яковлевым и с собственником здания. Так нашу компанию и «распилили».

За три месяца компания полностью исчезла. Более того клешни банка-инвестора дотянулись и до 40 регионов, где находились представительства «Санрайз».Региональные директора слышали только одно — «Санрайз» закрыт, директор сидит, вам выгодно с нами сотрудничать. И каждый из них спасался, как мог. Но они перестали быть слаженно работающей сетью «Санрайз».

До заключения договора с крупной сетью по продаже техники компания «Санрайз» стоила 75 млн долларов, долг перед банком-инвестором был — 29 млн долларов, после посадки директора компании просто не стало. При этом Сергею предъявили обвинение с такой формулировкой, как будто у него никогда и не было компании, ведь он ввел в «заблуждение» банк для получения кредита.

ПАСМИ: Как следователь сфабриковала дело?

Бизнес vs суд: кто кого?

— Нелепо, но следователь сама писала письма поставщикам «Санрайза», которых было более 300, предлагая подать заявление лично на директора компании Сергея Бобылева, чтобы получить свои деньги за предоставленный на реализацию товар. Из более 300 поставщиков только 30 написали такие заявления Таким образом, были обеспечены потерпевшие и сфабриковано уголовное дело. Конечно, никому ничего компенсировано не было.

Большой жирной точкой было то, что банк-инвестор подал иск на Сергея Бобылева на 29 млн долларов. Банкиры просто забыли обо всех договоренностях, и о том, что они входят в состав компании как акционеры на сумму кредита.

В январе 2011 года моему мужу вынесли приговор за невозврат кредита — 9 лет. После этого и судья и следователь пошли на повышение. Вот так закончилась двадцатилетняя деятельность инновационной компании «Санрайз».

ПАСМИ: Продолжает ли банк деятельность, связанную с рейдерскими захватами?

Это прослеживается. В прессе периодически всплывает информация, описывающая похожую схему захвата бизнеса. Думаю, что это система.

ПАСМИ: Что помогло Вам освободить мужа?

Борис Титов констатировал снижение количества уголовных дел против бизнеса

— Мне удалось привлечь публичное внимание к его делу. Я обращалась к кому только можно, потом мне посоветовали обратиться к омбудсмену по защите прав предпринимателей. В то время Борис Титов только вступил в эту должность. Мой муж, Сергей Бобылев стал его первым подзащитным как жертва рейдерского захвата.

Титов инициировал амнистию предпринимателей, которые попали под уголовную ответственность после экономического кризиса. Он добился появление статьи 159.4 (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности). По данной статье максимальные сроки другие. Мы очень надеялись на переквалификацию по этой статье, тогда муж мог бы выйти на свободу по амнистии. Но Мосгорсуд и тут отчудил, признав эпизоды с поставщиками экономическим преступлением, а эпизоды с банками – уголовным. Это было абсурдно. Но это было так.

В 2013 году нам удалось изменить срок лишения свободы с 9 лет до 5,5 лет. Позже нам удалось изменить меру пресечения на исправительные работы. Муж сам вычитал, «докопался», что предпринимателям по экономической статье не обязательно сидеть в колонии, они могут жить дома и работать где угодно, отчитываясь при этом в УФСИН. Этого права лишают. Об этом никто ничего не знает и никто не использует. В целом Сергей провел в изоляции от общества как преступник 4,5 года.

ПАСМИ: Оксана, оглядываясь назад, дайте советы предпринимателям. Как не стать жертвой рейдерского захвата?

— Во-первых, советую очень тщательно выбирать партнеров и банкиров. У нас все началось с фантастического предложения крупной сети, которое так и не стало реальностью.

Если бизнес идет, не стоит никуда «вливаться». Особенно, если к Вам пришел кто-то более крупный и предлагает перспективы по развитию, желая добровольно помочь, вложить деньги и поддержать, — это не всегда правда. Мой муж поверил в эту идею и остался без собственного бизнеса.

Во-вторых, прежде чем связаться с банком, хорошо бы как минимум посмотреть прессу, чтобы понять есть ли у него опыт рейдерских захватов или другие не очень красивые истории по разорению бизнеса. Главная фраза, которой горе-инвесторы прикрывают свою «законную» деятельность — мы все решаем через суд. Если какой-либо банк говорит такую же фразу, то уже стоит задуматься о методах решений.

Чаще всего именно банки остаются правыми в суде, не смотря на то, что подменяют черное на белое и наоборот.

В-третьих, если Вы уже ввязались в эту «игру» мнений, то не стоит бежать за рубеж. Это бесполезно. Надо искать методы урегулирования как минимум законного, как максимум — личностного. Надо пытаться всеми силами решить конфликт мирным путем. Если это не удается, то из всех проб и ошибок, которые я совершала, единственный институт, который мне помог – это Институт омбудсмена по защите прав предпринимателей. Сегодня представители данного института есть во всех регионах. Если в Вашем деле на лицо рейдерский захват или коррупция, то там Вам помогут.

После такого неудачного взаимодействия с банками и государственной судебной системой Сергей Бобылев, освободившись из мест лишения свободы, занялся изучением технологии блокчейн. Эта технология бурно развивается и в скором времени заменит несовершенную банковскую систему, упростив многие привычные нам процессы. А я теперь работаю под руководством Бориса Титова и способствую внедрению технологии блокчейн в проект сетевого сообщества «Люди Роста». Инвестор лишил нас компании и нескольких лет жизни, но интеллект и творческая искра помогают Сергею снова стать успешным, а я поддержу его во всем. И в горе и в радости!

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы