В Минобрнауки знали о финансовых махинациях своих экс-сотрудников еще до прихода прокуратуры