09.02.2017 / 08:37

Павел Грудинин, директор Совхоза им. Ленина: Любой проверяющий может прийти и закрыть твой бизнес

Сегодня малый и средний бизнес в России загнан как со стороны налоговых обязательств, так и со стороны контролирующих структур. Силовые органы также продолжают «кошмарить» предпринимателей. В тоже время правительство активно пропагандирует импортозамещение, говорит об успехах аграрной отрасли. Как на самом деле обстоят дела у сельхозпроизводителей, с какими трудностями сталкиваются, чувствуют ли снижение давления, поговорили с Павлом Грудининым, директором легендарного подмосковного Совхоза имени Ленина.

0003
ПАСМИ: Кредиты для сельского хозяйства – это элемент коррупции? Недавно министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев отчитался перед Владимиром Путиным, что некоторым аграрным предприятиям выдадут кредиты под 5% и менее. В тоже время в соседней Белоруссии выдают кредиты под 3% и всем аграриям без исключения.

− Недавно ко мне пришел заместитель директора одной крупной птицефабрики из Марий Эл устраиваться на работу. Предприятие занимало пятое место по производству мяса курицы в России. Вообще-то это выгодное дело. Но владельцы фабрики вынуждены были продать свой бизнес, потому что предприятие вовремя не перекредитовали: в результате закончились оборотные средства, начались проблемы с поставщиками кормов, с другими выплатами. Предприятие оказалось на грани банкротства. Потом пришли «инвесторы» и объяснили, что кредиты они не получат пока не продадут свой бизнес. И владельцы были вынуждены продать свое предприятие за небольшие деньги.

ПАСМИ: Это современный рейдерский захват?

− Все рейдерские захваты с 2000-х годов так или иначе поддержаны властью. В зависимости от объёма бизнеса в «перераспределении» участвовали либо люди в погонах, либо чиновники высшего и среднего уровня. Для бизнеса отсутствие гарантии собственности является основной проблемой в нашей стране. Об этом и президент говорил, упоминая о 200 тысячах уголовных дел против предпринимателей. Думаете, среди них не было сельхозпроизводителей?!

Чиновники ведь себя не обижают, поэтому, скорее всего, кредитные ресурсы под 5% достанутся тем, кто ближе к власти или дает откаты.

ПАСМИ: Чувствуете ли Вы снижение давления на бизнес? И что для Вас главное на сегодняшний день?

− Более 20 лет работаю директором и с каждым годом понимаю, что работать все тяжелее и тяжелее. Официальные лица говорят, что нужно снизить давление на бизнес, а на деле появляются дополнительные многочисленные подзаконные акты, требования, сборы, инструкции, о которых и узнать порой невозможно.
Главной задачей для предпринимателей сегодня является сохранение своего бизнеса. Президент говорил о произволе силовиков, но складывается впечатление, что его не слышат. То ли тебя «обстригут» сегодня, то ли «зарежут» на мясо, − ты чувствуешь себя незащищенным. И часто появляются мысли, − а не бросить ли все это?! Инвестиций нет, поддержки бизнеса нет, количество подзаконных актов растет, и предприниматель в любом случае может быть наказан.

0006Это как в произведении Михаила Салтыкова-Щедрина «История одного города». Там в городе Глупове создавали такие условия, что жители все время были виноваты. Наша жизнь очень похожа на эту историю. Например, Совхоз выпустил автомобиль, грузовик, в соответствие с паспортом. Водителя останавливают и говорят, − перегрузили. Дескать, мы считаем нагрузку на ось, а не на автомобиль. И сразу штраф 500 тысяч рублей или намекают… Чуток проехал, опять остановили, − не те выхлопы или опасный груз. Дальше проехал, система «Платон» не работает, − но штраф все равно заплатишь. И ты все время виноват.

Еще одна важная проблема для бизнеса – экономическая среда, которая не дает свободно развиваться. Я не говорю сейчас о бизнесе, который принадлежит чиновникам или госкорпорациям, − таких компаний в России уже почти 70%. Я говорю о малом и среднем бизнесе, так называемом драйвере экономики. Именно он сегодня находится в ужасном состоянии, − любой проверяющий может прийти и его закрыть.

ПАСМИ: Есть ли у Совхоза проблемы с контролирующими органами? Бывают ли внеплановые проверки?

− На сайте Генпрокуратуры по Совхозу ежегодно официально три проверки, но внеплановых проверок – в 10 раз больше.

Например, в декабре у нас была муниципальная проверка со следующей формулировкой: «с целью защиты неограниченного круга граждан проверить все земли сельхозназначения». Мы возражаем, − нас по этим землям уже проверял Россельхознадзор! В ответ, − мы опять будем проверять. И заместитель районного прокурора без оснований дает разрешение на проведение данной проверки. Причем участки проверяли выборочно, преимущественно те, где не может быть сельхозпроизводства. На этих землях находятся либо лес, либо болото, либо участки, которые в ближайшее время должны быть изъяты под размещение дорог.

ПАСМИ: С какой целью?

− Очень просто. Через неделю после проверки от главы района пришло письмо с предложением передать данные участки в аренду заинтересованным лицам. Почему глава действует в интересах бизнесменов, объяснять, наверно, не надо…

ПАСМИ: Совхоз находится в двух километрах от МКАД, земля там стоит дорого и понятно, что многие на нее претендуют. Какие структуры Вас еще проверяют? И если оказывается давление, то каким образом?

− В нашей стране около ста органов, имеющих надзорные функции. Я могу перечислять их очень долго, потому что мы занимаемся разнообразной хозяйственной деятельностью. По большому счету Совхоз подвержен всем видам надзора. В частности нас проверяет административно-технический надзор, потому что в Совхозе свои водозаборы, экологический и технический надзор (котельные), природо-охранный надзор (охрана водоемов), Россельхознадзор, Стройнадзор, пожарный надзор (МЧС), Роспотребнадзор, Санэпидемстанция.

0015

На мой взгляд, давление на бизнес бывает двух типов. Во-первых, контролирующие органы могут замучить штрафами с целью вымогательства взятки. Во-вторых, это рейдерские захваты. Для этого, как правило, организуют уголовное дело против директора с помощью правоохранительных органов. Есть более серьезная угроза, когда твое предприятие «понравилось инвестору», потому что оно благополучное и тебя начинают всячески «кошмарить», создавать финансовые проблемы, а затем пропускать через процедуру банкротства или замены собственника. Многие рейдерские захваты начинаются с проверок налоговой инспекции или силовых структур.

ПАСМИ: Какая контролирующая структура удивила Вас?

− «Росфиннадзор». Казалось бы, данная структура не имеет отношения к сельскому хозяйству. Однако проверяющие пришли и изъяли все документы, связанные с оплатой труда иностранных работников. Мы их рассчитывали, как и своих, через кассу: официальная белая зарплата, уплачены все налоги.

«Росфиннадзор», ссылаясь на закон о валютном контроле, заявил, что иностранным сотрудникам нужно перечислять деньги на банковскую карту, а не выдавать наличными. «Вы все правильно сделали: показали белую зарплату, уплатили налоги, но вам штраф 100% от размера выплат этой заработной платы», − сказали нам. Я поехал к руководителю Росфиннадзора, объяснил ситуацию. В результате они вошли в наше положение и снизили штраф до миллиона. Позднее я узнал, что Росфиннадзор взял списки всех компаний, честно оформивших иностранных работников, и понимая, что статью 14 о валютном контроле не читал никто, оштрафовал все эти предприятия. У нас в стране незнание закона не освобождает от ответственности.

Вот так работают контролирующие структуры: не знаешь, откуда придут проверяющие, но они придут.

ПАСМИ: Что можете рассказать об административном давлении?

− Как-то в Совхоз пришли строители, компания-застройщик: по нашей земле хотели провести дорогу, а мы были категорически против. На совещании, которое прошло в соседнем городе, я сказал, − дорогу не пропустим, потому что у нас есть определенные требования. Через некоторое время меня вызвал заместитель губернатора Московской области по строительству и говорит, − пришло письмо от граждан, которые озабочены тем, что Совхоз не разрешает проложить дорогу по своим землям. Отмечу, что эта дорога была в интересах определенного застройщика. На очередном заседании со стороны Совхоза пришел я и глава поселения, а с другой стороны − только застройщик. Никаких «граждан» не было. Я решил обзвонить людей, которые подписали обращение.

0022Выяснилось, что это, по сути, «мертвые души». Когда «прижал» к стене «строителей», они сознались, что инициатива с обращением от граждан исходила от губернатора области, потому что по такой схеме можно проводить любые проверки. По факту глава Подмосковья в интересах частной фирмы манипулировал общественным мнением.

ПАСМИ: Какую главную проблему Вы видите в российской экономике?

− В России экономика не инвестиций, а клептократия. Потому что когда в стране курс рубля стабилизируется по звонку «одному товарищу», который находит три миллиарда долларов и отправляет их в бюджет по звонку президента − это не экономика. В стране, где госпредприятия не перечисляют деньги в казну и сами себя покупают – это не экономика. Когда руководитель госкорпорации получает зарплату в тысячи раз больше, чем зарплата министра, понятно − кто командует, а кто подчиненный.

Зачем Улюкаев пошёл к Сечину? Министр оказывал «госуслугу», которая, по его мнению, предусматривала вознаграждение. По-простому, чаевые! Министерство сделало за две недели работу, которую должны были сделать за три месяца. И министр пришел за чаевыми. Когда чиновники оказывают госуслуги, они работают не на страну, а за чаевые.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы