17.01.2017 / 08:23

Почему Россия богата изобретателями, но бедна инновациями

Проблемы бизнеса инноваций, а также барьеры внедрения инновационных разработок или, по старинке, НИОКРов в госкорпорациях обсудили в рамках презентации «Национального доклада об инновациях в России: как пробудить спящих гигантов?» Главная проблема российского инновационного бизнеса (а также разработок) в его разомкнутости. В результате создание новых технологий, стартапов и проектов не приводит к их развитию и масштабированию внутри страны. «Продукты» уезжают, получают дальнейшие инвестиции в мире и там становятся глобальными продуктами или их компонентами. Сама же Россия остается без инновационных разработок. Более того, российские крупные компании покупают интегрированные решения на Западе. Если не бороться с этой ситуацией, то качественного развития в инновациях мы не увидим, считают участники круглого стола Гайдаровского форума.

0004-1

Острейшая проблема инновационного бизнеса – патентование

О том, что Россия отстает по патентованию в 29 раз от сравнимых стран, в рамках презентации отметил Константин Полунин, партнер и управляющий директор The Boston Consulting Group (BCG). По его мнению, о лицензировании и стандартизации говорится много, но пора этим заняться всерьез. И как не заняться, если изобретательская активность во всем мире измеряется патентованием.

Причем, если быть точными, Россия отстает почти в 30 раз от таких стран как Финляндия, Швейцария. А от, например, США и Китая, стран с развитыми инновационными процессами, РФ отстает в сотни раз, уверен Евгений Кузнецов, программный директор АО «РВК», модератор дискуссии. По его словам, большая часть российских изобретателей патентует внутри России по остаточному принципу: российский патент не защищает разработку в мире. «Условно говоря, пока ты патентуешь разработку в России, кто-то ее может украсть, запатентовать в Китае или Америке и дальше ты будешь судиться с ним и оспаривать решения», − раскрыл проблему Кузнецов.

Еще один аспект данной проблему в том, что в России ни в одной госпрограмме не заложены средства на создание полномасштабного трансферта и на оплату патентов. «Это довольно дорогостоящее удовольствие (несколько десятков тысяч долларов) и изобретатели «из кармана» эти деньги достать не могут. Также нет грантовой поддержки», − уточнил Кузнецов. Таким образом, можно сколько угодно говорить об инвестициях в инновационную отрасль, о создании всевозможных венчурных фондов, но если у изобретателя нет гарантий, что его инновацией не воспользуется «дядя Вася», если у него нет структурированной оформленной интеллектуальной собственности, то развивать данное направление априори очень сложно.

Другие проблемы отрасли

В целом у отрасли есть несколько проблем. Во-первых, это общие проблемы ведения бизнеса в стране: инвестиционный климат, административные барьеры, налоги, отсутствие адекватных кредитов. Во-вторых, имеется специфическая проблематика – это дефицит кадров. В-третьих, отсутствуют специализированные структуры, которые помогали бы изобретателям заниматься сертификацией продукции, методов, проверками и клиническими испытаниями, то есть всем тем, что необходимо для выхода продукта на рынок. Проще говоря, помогать разработчикам обкатывать, проверять надежность и безопасность созданного ими продукта. Во всем мире на это выделяют средства, существуют программы поддержки.

По мнению Евгения Кузнецова, российские компании не имеют навыков работы на глобальном рынке и не умеют встраиваться в глобальные цепочки. «Таможенная политика РФ также является колоссальной проблемой. Она убивает трансферт материалов и всего прочего. Это системная проблема, решить которую сможет только государство», − подытожил он.

Директор по инновационному развитию – «пришлепка»!

Как на практике обстоят дела с внедрением инноваций в компаниях с госучастием, рассказал Дмитрий Иванов, директор по инновационному развитию НПО «Сатурн». По его словам, результатом внедрения инноваций (НИОКРов) в российских компаниях является не патентование и дальнейшая коммерциализация продукта, а составление набора документов, комплекта документации. «Любой НИОКР проходит через конструкторское бюро (КБ). И деньги, которое государство выделяет на НИОКР это не инвестиции, а доход данного КБ. До тех пор пока в программах инновационного развития будет фигурировать такая постановка вопроса, то ни о каком инновационном развитии не будет и речи», − жестко раскритиковал действующую систему Иванов.

Он также посетовал, что программа инновационного развития никак не встроена в бизнес-процессы компании, − этот документ сбоку! Отметим, что госкорпорации имеют годовой бюджет. «Бюджет предприятия с программами развития никак не связан, поэтому директор по инновационному развитию – «пришлепка», который пишет программы по развитию, снабжая министерство бумагами», − резюмировал Дмитрий Иванов, собрав аплодисменты зала.

Министерства: «мотыжим» свой участок

Участники круглого стола сошлись во мнении, что государство не берется за целеполагание в области инноваций, а также плохо артикулирует проблемы отрасли.

«Мы плотно работаем с Минпромторгом по проблеме внедрения инноваций. Но, к сожалению, у нас в стране разные направления государственной политики не всегда состыковываются друг с другом», − отметил Олег Фомичев, заместитель министра экономического развития РФ. По его словам, у государства, как системы управления, значительно больше проблем внутри, чем у государственных корпораций. Во всем мире государство − это сложная управленческая система, и в России она очень сильно сбоит, − подчеркнул он.

Представитель Минпромторга считает, что государство не волшебная палочка. По словам Василия Осьмакова, заместителя министра промышленности и торговли РФ, инновации в госкомпаниях созревают, но ожидать быстрых результатов не стоит. «Мы мотыжим свой участок со страшной силой, как завещал нам президент. И уже видим, что на нем что-то начинает прорастать», − подытожил Осьмаков.

Что дальше?

Сегодня российские крупные компании покупают интегрированные решения по инновациям за рубежом. Обидно? Конечно. По сути, это наши отечественные разработки, которые перебежали на Запад и были там собраны в систему, в конкурентный продукт. Почему Россия сама не может собирать отдельные разработки? Причины были названы выше. «Это проблема молодости нашего рынка», − заключил Евгений Кузнецов.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы