13.12.2016 / 09:37

Антон Красовский: «Героин на границе по цене стирального порошка»

Некоторые эксперты считают, что в эпидемии ВИЧ виновато отсутствие в России так называемой заместительной метадоновой терапии. Разъяснил эту позицию ПАСМИ журналист и директор фонда «СПИД. Центр» Антон Красовский.

ПАСМИ: Почему, на ваш взгляд, страна оказалась на пороге эпидемии ВИЧ? Кто в этом виноват?

— Найти виновного можно в крушении самолета или в автомобильной катастрофе. То есть в том, что совершено человеком. Вирус же с нашими представлениями о добре и зле, с нашими законами и порядками ничего общего не имеет. В этом смысле он и правда очень похож на человека – его интересуют только его собственные законы, и он «считает», если он может хоть что-то считать, что все вокруг этим законам должно подчиняться. Поэтому вопрос нужно ставить наверно не о том, кто виноват, а могли ли мы вообще что-то с этим сделать. Могли ли мы что-то сделать тогда в 90-х, когда вирус только начинал проникать в среду инъекционных наркоманов или в нулевых, когда он там прочно укоренился, поразив в итоге 20% наркопотребителей? И тут ответ однозначный – конечно, могли. Могли вместе со всем миром, с Беларусью, Ираном, Саудовской Аравией и другими нашими лучшими друзьями признать пользу заместительной терапии в лечении наркомании и профилактике ВИЧ среди наркопотребителей? Могли на 10 лет раньше принять государственную программу по бесплатному лечению людей, живущих с ВИЧ? Могли пустить на нашу территорию полномасштабные международные программы? Да, да и ещё раз да. Могли. Но мы этого не сделали, потому что властям в широком смысле всегда было наплевать на наркоманов.

Власти считали, что они там все сами подохнут, а к нормальным людям (то есть к ним — откормленным ворам и взяточникам) все это отношения не имеет.

Ну и всегда было проще и приятней взять героиновый откат, чем спасать людей. Так что, если вы хотите найти виновного, то ищите его среди тех, кто запрещает метадон и торгует героином. Что-то мне подсказывает, что это одни и те же люди.

ПАСМИ: Вы считаете, что эпидемия ВИЧ началась из-за отсутствия западных программ заместительной терапии, в частности терапии метадоном?

— Значит, повторяю: это не европейский путь! Это путь мировой. Он признан в странах, которые никаких европейских ценностей не признают. Заместительная терапия запрещена только в России и Туркмении. Даже в Иране, Китае, Саудовской Аравии и Беларуси она разрешена. Вот простой факт — на прошлой неделе было белорусское совещание в Минздраве на тему ВИЧ, где официально было сказано, что русские, конечно, наши друзья, но то, что они делают – это ад. Мы это поддерживать не будем. Поэтому никакой альтернативы науке нет. Единственный путь гражданских институтов (если можно так говорить о волонтерах и общественниках при полном отсутствии гражданского общества) – борьба с существующей системой. Привлечение сторонников в том числе из медицинского сообщества, из государственных институтов, из лидеров общественного мнения. На самом деле люди, которые считают традиционные ценности и воздержание с молитвою способами борьбы с ВИЧ, в меньшинстве. И даже при том, что эта ересь прописана в так называемой стратегии борьбы с ВИЧ, всем понятно, что эта точка зрения – маргинальная. Уверен, настоящая борьба с ВИЧ начнется уже по нормальной стратегии и при другом руководстве Минздрава.

ПАСМИ: А в чем причина противодействия заместительной терапии со стороны государства, если это на самом деле такой здравый подход и общемировая практика?

— Наркотрафик. Россия страна с самой высокой героиновой маржей была все эти годы.
Героин – он вон на южной границе по цене стирального порошка «Дося». Границы открыты, никакого контроля.

А внутренний рынок огромный и в нулевые был залит деньгами — то есть тут доза стоила, как в Германии, а себестоимость была в 10 раз ниже.

ПАСМИ: А как насчет фармацевтических компаний. Есть ли у них интерес к разрешению проблемы и можно ли их обязать тратить часть прибыли на социальные программы против ВИЧ?

— Лекарствами для людей, живущих с ВИЧ, занимается несколько российских компаний. Это вообще очень примитивный взгляд на проблему: можно подумать, что с исчезновением ВИЧ люди моментально перестанут болеть и умирать. Задача любой фармацевтической компании сейчас побольше продать своих таблеток, а не ждать годами, пока образуется еще миллион носителей вируса. Обязать вы никого не можете и не надо никого обязывать. Компании сами бы с удовольствием давали денег на человеческие программы, которые бы, например, способствовали увеличению доли пациентов, получающих терапию. Но эти программы должно поддерживать государство. Повторяю, без разрешения заместительной терапии любые программы – мертвому припарка.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы